104 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Малышке был месяц, они ее очень ждали». Что известно о троих погибших в страшной аварии под Волковыском
  2. Уволился декан ФМО БГУ Виктор Шадурский. Он возглавлял факультет больше 12 лет
  3. Перенес жуткое сотрясение, но вернулся и выиграл два Кубка Стэнли. Хоккеист, которым восхищается весь мир
  4. Двухлетний ребенок полгода не видел папу. Посмотрите, как сын встречает политзаключенного
  5. Протестировали, как работает оплата проезда в метро по лицу, и рассказываем, что из этого вышло
  6. Все магазины Bigzz и «Копилка» не работают. Компания ушла в ликвидацию
  7. Эксперт рассказал, как правильно посеять семена и что делать, чтобы они взошли
  8. В прошлом году год Беларусь продала за границу почти 40 тысяч легковых авто. И далеко не все из них Geely
  9. «Осторожно, тут могут быть бэчебэшники». Как в Купаловском прошел первый спектакль после президентских выборов
  10. Медики написали открытое письмо главе профсоюза: «Мог ли врач промолчать и позволить опорочить имя убитого?»
  11. Для водителя, который прокатил на капоте гаишника, запросили 11 лет колонии усиленного режима
  12. Что происходит в Беларуси 4 марта
  13. «Предложили снять, я отказался». Житель «Пирса» повесил на балконе БЧБ-флаг, а его авто забрал эвакуатор
  14. «За полтора месяца мое душевное рвение ушло в минус». Минчанка продала квартиру и купила синагогу
  15. На продукты рванули цены. Где сейчас выгоднее закупаться — на рынках, в гипермаркетах, дискаунтерах?
  16. «В школе думали, что приводит бабушка». История Даши, у которой разница в возрасте с мамой 45 лет
  17. Инициатива BYPOL выложила напутственную речь якобы экс-главы МВД по случаю его ухода с должности
  18. В Viber появилась функция, которая должна защитить белорусов от звонков мошенников
  19. «Вместо 25 рублей — 129». Банк повысил предпринимателю плату за обслуживание в 5 раз из-за овердрафта
  20. Ловите весну. Как выглядит Минск в первые дни марта
  21. «Мы с вами не допустили гражданского раскола». Лукашенко и Кубраков поздравили милиционеров
  22. «Утром ломились в подъезд». Что известно о массовых задержаниях блогеров и админов телеграм-чатов в Минске
  23. Приговор по делу о «ноль промилле»: полгода колонии журналистке TUT.BY и два года с отсрочкой врачу
  24. Беларусбанк начал выдавать потребительские кредиты. Какую сумму дадут при зарплате в 1000 рублей
  25. «Наш пессимизм не оправдался». Что сейчас происходит со стартап-сообществом в Беларуси
  26. Нет ни документов, ни авто. В правительстве объяснили, как снять с учета такую машину, чтобы не платить налог
  27. Родители не пускали дочь на учебу из-за ковида — и ее отчислили. Колледж: все законно
  28. «Парень выдержал полгода». История мотоциклистки, которая в 25 лет стала жертвой страшной аварии
  29. Как Беларусь зарабатывает на реэкспорте цветов в Россию
  30. Как перекладывают «по карманам» долги госсектора и чем это чревато


/

Артем Иванов живет в Бресте. Работает на железной дороге и подрабатывает в магазине. Вечером 11 августа после смены он возвращался домой. По дороге молодого человека остановили сотрудники ОМОНа. Домой он вернулся через полтора дня. До этого его избили в гараже на территории Ленинского РОВД.

Фото предоставлено героем публикации
Фото предоставлено героем публикации

Магазин, в котором подрабатывает Артем, находится на Советской — центральной улице Бреста. Здесь же располагается и кинотеатр «Беларусь», рядом с которым омоновцы и остановили молодого человека. Сказали: «Давайте сумку и телефон». Молодой человек спросил: «На каком основании?». Вместо ответа последовал удар по голове.

— Очки улетели, меня скрутили и завели в обычный автобус, где на полу уже лежали три человека, — возвращается к тем событиям собеседник. — Один сотрудник наступил мне на голову, второй на спину, а третий стал бить дубинкой по ягодицам. Меня ударили раз десять, требовали разблокировать телефон. Я отказался, сказал: «Там личные фото». Тогда они сняли с меня обувь и стали наступать на пальцы. Затем снова несколько раз ударили. Потом один из них заметил, что мой телефон можно разблокировать с помощью пальца. Они стали прикладывать к нему мои пальцы. Разблокировали, начали везде лазить, обсуждать. У меня с собой была тетрадка наблюдателя. Когда они ее нашли, били еще и за это.

Минут через 20 задержанных переместили в бус. Десять метров, вспоминает Артем, пока его тащили, его продолжали бить. Люди кричали: «Что вы делаете?». Но омоновцев это не остановило.

— Людей в бусе было немного. Омоновцы решили: раз есть места, нужно покататься по городу, собрать еще людей. В итоге собрали нас восемь человек и повезли в Ленинский РОВД Бреста, — рассказывает молодой человек. — Когда привезли, там — возле гаража — уже стоял автозак. Людей оттуда заводили в гараж. Мы слышали, как их били. Парни, мужчины кричали нереальным голосом.

«Тем, кто на какое-то время терял сознание, разрешали сесть к стене и опереться на нее»

Когда автозак уехал, в гараж по одному стали заводить людей из буса. Артема, как и других задержанных, поставили возле стены. Сказали — руки на стену, ноги и руки расставить пошире. Сзади человек пять «стали бить дубинками, кто куда попадет». Чтобы, предполагает Артем, жители ближайших к РОВД жилых домов не слышали криков из гаража, во дворе милиции громко играла патриотическая музыка.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY
Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

— Мне прилетело ударов 20, — говорит собеседник. — Когда они закончили меня бить, кинули в конец гаража. Там уже было человек 30. Если пошевелишься, кто-то что-то скажет, они прилетают и бьют.

В этом же гараже избивали и журналиста TUT.BY Станислава Коршунова. Здесь же, продолжает собеседник, били и несовершеннолетних.

— Как вы поняли, что среди вас несовершеннолетние?

— Перед тем как зайти в гараж, к нам зашел то ли милиционер, то ли омоновец. Спросил, есть ли в бусе несовершеннолетние. Парни ответили: «Есть». Он предупредил, будете выходить — сообщите об этом. Но тем, кто бил, было все равно. Подростков били наравне со всеми… Был один парень, у него в телефоне нашли видео, где он сказал гадость на ОМОН. Его сначала били возле стены, потом поставили на колени — и каждый, кто заходил в гараж, его бил. Кажется, на нем не осталось ни одного живого места. Тех, кто от боли падал, поднимали и продолжали бить. Пока я там был, человека четыре упали в обморок. Тем, кто на какое-то время терял сознание, разрешали сесть к стене и опереться на нее.

— Много омоновцев вас било?

— Их было человек 20. Там непонятно, кто бил и сколько. Ты просто стоишь лицом к стене, они заходят и начинают бить. Периодически кто-то из них выходил, потом снова приходил бить. Били дубинками и кулаками. Били по телу, ногам и рукам, головы не трогали.

«Мы сказали, что не участвовали в акциях. Прокурор ответил: „Это будете доказывать в суде“»

Избитых ставили в гараже на колени, руки за голову, лицом в пол. На коленях Артем простоял часа четыре. Затем его и других задержанных отвели в ИВС. Перед тем как пройти в камеру, вспоминает, всем сказали догола раздеться и пару раз присесть.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY
Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

— В камеру мы заходили уже в одежде. Кроме меня здесь было еще шесть человек, в том числе и ваш Стас Коршунов, — рассказывает собеседник. — Мы спали на деревянных нарах. Поесть нам дали только назавтра: утром была овсянка и кусок хлеба, в обед — гороховый суп и котлета с картошкой. Воду пили из-под крана.

Одному из мужчин, продолжает Артем, сильно ушибли руку. Его отвезли в больницу, наложили гипс и привезли назад. Еще одного парня «сильно били в паховую зону» и у него там все распухло. К нему, вспоминает собеседник, пришел врач, сказал: человеку нужно в больницу, но «никто его никуда не повез».

— 12 августа после обеда пришел прокурор, нас стали выводить к нему на беседу, — вспоминает молодой человек. — Он сказал: на вас заведено административное дело, если еще раз попадетесь, вам грозит уголовная ответственность и наказание от 3 до 8 лет. Мы сказали, что мы не участвовали в акциях. Он ответил: «Это будете доказывать в суде».

В итоге Артем подписал данный документ.

— Почему вы решили это сделать?

— Мне не хотелось с ними ругаться. Просто хотелось поскорее оттуда выйти. Никто из моих родных не знал, где я и что со мной, — объясняет свое решение Артем. — Через пару часов сотрудники милиции дали мне ознакомиться с протоколом задержания. Там было написано, что я участвовал в массовых мероприятиях. Я пояснил, что я этого не делал и ничего не подписывал. В час ночи нам сказали: «Два человека на выход» — и меня выпустили. Ягодицы, руки, ноги спина у меня в синяках.

— Как вели себя с вами сотрудники РОВД?

— Они относились более по-человечески. Когда нас завели в камеру, нас не трогали.

Пятницу Артем потратил на то, чтобы забрать изъятый при задержании рюкзак, там у него лежали все документы. В ближайшее время молодой человек собирается снять побои. Ждет ли Артема суд и если да, то когда, он не знает.

— Самое сложное в этой истории слышать, как мужчины визжат от боли, — говорит Артем. — Я никогда не думал, что в Беларуси могут так обращаться с людьми.

-10%
-70%
-10%
-20%
-80%
-10%
-11%