1. Погибшего Шутова признали виновным, Кордюкову дали 10 лет. По делу о выстреле в Бресте огласили приговор
  2. Журналистика не преступление. Как Катерина Борисевич готовила статью о «ноль промилле», за которую ее судят
  3. Нацбанк ввел изменения для желающих открыть счета за границей, купить недвижимость или ценные бумаги
  4. «Магазины опустеют? Скоро девальвация?» Экономисты объяснили, что значит и к чему ведет заморозка цен
  5. Как сложилась судьба участников групп, известных в 1990-е и 2000-е? Оказалось, очень по-разному
  6. «Произойдет скачок доллара — часть продуктов может исчезнуть». Вопросы про ограничения в торговле
  7. Минское «Динамо» обыграло в гостях рижских одноклубников
  8. Глава бюро ВОЗ в Беларуси: «Возможно, в 2022 году мы сможем сказать, что с пандемией покончено»
  9. Беларусь оказалась между Тунисом и Кувейтом по готовности к развитию передовых технологий
  10. «Стояла такая тишина, что можно было услышать жужжанье мухи». Как Хрущев развенчал культ Сталина
  11. «Хватали всех подряд». Появилось полное видео действий силовиков 11 августа в магазине на Притыцкого
  12. Освежеванные трупы собак двое суток лежали на виду у всех на льду в Шклове. Местные вызвали милицию
  13. Верховный суд отменил летнее решение о сутках. Районный суд рассмотрел дело заново и опять назначил арест
  14. Поставщики сообщили о сложностях у еще одной торговой сети
  15. Помните дом на Хоружей, где был магазин «Звездочка»? Там капремонт, вот как теперь выглядит фасад
  16. Экономист: Есть ощущение, что сменись Лукашенко даже на силовика, часть людей вернется в Беларусь
  17. Гинеколог и уролог называют типичные ошибки пациентов на приеме. Проверьте, не совершаете ли вы их
  18. Требования дать «план победы» — это вообще несерьезно. Ответ Чалого разочарованным
  19. Лукашенко поручил госсекретарю Совбеза разработать план противостояния «змагарам и беглым»
  20. «Дешевле, чем в секонде». В модном месте Минска переоткрылся благотворительный магазин KaliLaska
  21. Верховный комиссар ООН: В Беларуси беспрецедентный по масштабу кризис в области прав человека
  22. Доклад о Беларуси в Совете ООН и обвинительный приговор Шутову. Что происходило в стране 25 февраля
  23. Биатлонистка Блашко рассказала, как ей живется в Украине и что думает о ситуации в Беларуси
  24. «Они только успели поставить машину на платформу». Минчанин отказался платить за эвакуацию, и вот чем это закончилось
  25. 10 лет по делу о выстреле в Бресте. Что рассказывают родные осужденных и адвокат
  26. Жила в приюте для нищих, спаслась после теракта в США. Женщина, которая перевернула российскую «фигурку»
  27. Что сулит Беларуси арест украинской «трубы», которую в 2019 году купил Воробей?
  28. «Политических на зоне уважают». Поговорили с освободившимся после 6,5-летнего срока политзаключенным
  29. Проверка слуха: Виктора Бабарико отпустили под домашний арест? Адвокат не подтверждает
  30. «Люди с дубинками начали бить машину, они были везде». Судят водителя, который уезжал от силовиков и сбил гаишника


В субботу белорусские пограничники отчитались о том, что не впустили в нашу страну двоих поляков, которые прибыли в Национальный аэропорт «Минск». Как сообщалось, они профессионально занимаются альпинизмом и ехали как туристы: пограничникам показалось подозрительным, что в багаже мужчин были фотоаппараты, видеокамеры и дрон, а в телефоне одного из них — «скриншоты известного вбросами недостоверной информации деструктивного телеграм-канала». TUT.BY поговорил с ребятами из Польши и узнал их версию событий.

Фото: airport.by
Фото: airport.by

Друзья Мачей и Михал занимаются бушкрафтингом — выживанием в дикой природе. Леса, озера, костры, сон в палатке — это то, что им нравится и помогает отдохнуть. Молодые люди хорошо знают русский язык и говорят, что часто ездят по странам бывшего Советского Союза автостопом: по их признанию, там намного интереснее, чем в Европе. Михал говорит, что бывал даже в сибирской тайге — пешком дошел до места падения Тунгусского метеорита. Из двоих ребят в Беларуси раньше бывал только Мачей. Сначала они собирались поехать в Украину, но из-за пандемии въезд для поляков ограничили, так что из вариантов оставалась только наша страна. Отдых у себя на родине их не привлекал.

— У нас из-за коронавируса во всех лесах и на всех озерах очень много людей. Я неделю назад поехал в лес в Польше — там вообще людей больше, чем деревьев. Мы ехали в Беларусь, потому что просто хотели отдохнуть, — говорит Мачей.

Госпогранкомитет Беларуси сообщал, что поляки не смогли документально подтвердить место своего проживания в Беларуси. Парни говорят, что это не так: у них была обязательная для въезда бронь гостиницы на первую ночь, подтверждение с указанием адреса отеля и факта оплаты проживания по карте, а также переписка с администрацией, где у них уточняли, во сколько они прилетают, чтобы зарегистрировать.

Поляки говорят, что пограничники на пункте пропуска долго собирали о них информацию, подробно расспрашивая не только о вещах, связанных с въездом в Беларусь.

— Они все у нас спрашивали: чем занимаемся, где и что будем делать, сколько у нас денег с собой и сколько мы зарабатываем в Польше, есть ли у нас жены или девушки — короче, мы уже боялись. Они все узнали про нас, наверное, — рассказал Мачей.

В информации, распространенной Госпогранкомитетом, говорится: молодые люди рассказали, что профессионально занимаются альпинизмом, но соответствующего снаряжения у них с собой почти не было.

— Где у вас альпинизмом заниматься, когда самая высокая гора — 250 метров? Они спросили, чем мы занимаемся в Польше. Я сам студент, а мой друг занимается промышленным альпинизмом — это его работа. Может, они не отличают промышленный альпинизм от обычного или просто хотели заявить, что кого-то обнаружили, чтобы премию получить, — говорит Мачей.

Багаж молодых людей также показался нашим пограничникам подозрительным: в нем были фотоаппараты, видеокамеры, дорогостоящий дрон. Сами они объясняют, что всегда берут эту технику в поездки, чтобы снимать дикую природу и живописные пейзажи.

Фото: пресс-служба Госпогранкомитета Беларуси
Фото: пресс-служба Госпогранкомитета Беларуси

— Этот дрон весит 250 граммов. По международным авиационным законам он считается вообще игрушкой — не нужно регистрации, ничего. С помощью него мы обычно снимаем горы, но не только, — рассказал Михал.

Ему вторит его друг Мачей.

— А у меня фотоаппарат, потому что когда ты в лесу на несколько дней — это очень интересно. У меня есть объективы для съемок животных и птиц. У нас же не только техника: берем еще палатки, спальный мешок и матрас, соответствующую одежду, огниво для костра, нож. Это же нужно для выживания, так что все это у нас было с собой и в этот раз.

Молодые люди удивились, когда прочли, что у одного из них на телефоне якобы обнаружили «скриншоты известного вбросами недостоверной информации деструктивного телеграм-канала», а также списки белорусских городов, где сейчас проходят акции протеста, и телефоны местных отделов милиции.

— Когда они нас вызывали в комнату по одному, то у меня забрали телефон — сказали, надо разблокировать. Я не знаю, что они с ним делали и что там нашли. Я в первый раз об этом услышал, когда прочитал заявление пограничников о нас. У нас была карта, книга про Беларусь со списком достопримечательностей, книга о природе вашей страны. Еще был учебник для выживальщиков, — говорит Мачей.

На вопрос, почему они вообще решили отправиться в Беларусь в период сложной общественно-политической ситуации в нашей стране, друзья отвечают, что очень хотели отдохнуть привычным образом, а времени на это остается все меньше из-за надвигающейся второй волны пандемии в Европе.

— Заканчивается время для путешествий. Скоро осень, предсказывают увеличение числа заболевших коронавирусом, и уже каждый день закрывается новая граница. Я уже девять месяцев сижу в Польше и работаю, — говорит Михал.

Мачей рассказал, что за два дня до вылета позвонил в белорусское посольство и говорил с консулом: проинформировал его о цели приезда и поинтересовался, не будет ли проблем. По его словам, ему ответили, что все нормально, и пригласили в нашу страну.

— Теперь, когда не попали в Беларусь, решили поехать на самые высокие горы в Польше. Думали, что там людей не будет, но все равно оказалось много, — говорит молодой человек.

Его друг Михал склонен думать, что отказ им во въезде в Беларусь вполне укладывается в ту политику, которую проводит руководство многих стран бывшего СССР, а тем более власти нашей страны в нынешних условиях.

— Я сам историк по образованию, в магистратуре изучал коммунистическую пропаганду в бывшем Восточном блоке. Я просто понимаю, что все это не для нас, а для вас — для внутренней пропаганды в стране. Потому что есть такая психологическая концепция — «осажденная крепость»: все против нас и нам угрожают, кругом враги. Через это государство управляет народом, — говорит парень.

-22%
-15%
-15%
-15%
-10%
-20%
-10%
-10%
-5%
-25%
-30%
0072410