1. «Даже взгляд сфокусировать не мог». Поговорили с родными ученика, который после школы с ЧМТ попал в больницу
  2. Опасный прецедент. Во что нам может обойтись отказ Yara от контракта с «Беларуськалием» (и почему все это важно)
  3. Пять лучших сериалов о сексе, от которых точно кайфанут зумеры
  4. «Муж старше моей мамы на два года». История пары с большой разницей в возрасте
  5. В России ищут 80 вагонов для поставки бронетранспортеров БТР-80 в Беларусь. Разбираемся, в чем дело
  6. Условия, отношение и распорядок. Что пишут о жизни в колонии и СИЗО фигуранты «политических» дел
  7. Новый КоАП вводит правило «первого раза» для водителей: за какие нарушения сначала не будет штрафа
  8. Московский суд арестовал белорусского бойца Алексея Кудина на два месяца
  9. На продукты, лекарства и детские товары подняли НДС. Рассказываем, что может заметно подорожать
  10. В Беларуси произошли массовые прорывы теплосетей. Неужели все так плохо?
  11. Цепи солидарности, около 100 задержанных. Что происходило в Беларуси 23 января
  12. «Условия крайней необходимости». СК отказался возбуждать дело на милиционера, который в Жодино ударил женщину в лицо
  13. «Леха, выходи». В России на акциях в поддержку Навального рекордное число задержаний за 10 лет
  14. Двое детей, с женой в разводе. Кто тот минчанин, который поджег себя на площади Независимости
  15. 18-летней Софии, которая расписала щиты военных, дали два года колонии. Ее другу — полтора
  16. Милиция так и не смогла найти, кто повредил мотоцикл байкера, который лихо уходил от погони ГАИ во время протестов
  17. История врача, который два раза переболел ковидом и четыре раза был задержан — но не теряет оптимизма
  18. Послы Польши и Литвы так и не вернулись в Минск после отзыва в свои столицы осенью. Это надолго?
  19. В Борисове горел дом: погибли четыре человека
  20. Акции протеста, самоподжог на площади, Тихановская в Совбез ООН. Что происходило в Беларуси 22 января
  21. Умер Ларри Кинг
  22. В Беларуси с начала пандемии — 235 859 человек с COVID-19. Сколько новых случаев обнаружили за сутки
  23. Минск лишили права проведения чемпионата мира по современному пятиборью
  24. В Совбезе ООН выступили Тихановская и Латушко — напомнили о репрессиях. Постпред Беларуси спросил о свободе слова
  25. ТВ-горки и стенки канули в прошлое. Дизайнеры рассказали, какие полки и TV-тумбы в тренде
  26. Выросла на ферме и вышла замуж за парня, с которым встречалась 10 лет. Лучшая биатлонистка прямо сейчас
  27. «Поток ринувшихся к границе превратил окраину Бреста в «прифронтовую полосу». Как нашим уже пытались запретить выезд
  28. «Не уверен, что он сам в этот колодец бы прыгнул». Родители о гибели 10-летнего мальчика в Пуховичском районе
  29. «В акциях участвует немногочисленное количество человек». Столичная милиция сообщила о 100 задержанных
  30. Норвежская компания Yara отреагировала на заявления «Беларуськалия» по возврату уволенных работников


/ Фото: Глеб Малофеев /

По данным Белстата, в Глубоком живет около 17,8 тысячи человек. Три недели назад, было это в пятницу днем, сюда приезжала кандидат в президенты Светлана Тихановская. Послушать ее пришло около тысячи человек. «Такого многочисленного митинга Глубокое не припомнит», — заявил тогда журналистам один из местных жителей. 9 августа — в день голосования — корреспонденты TUT.BY решили съездить в этот небольшой городок с активной гражданской позицией, чтобы расспросить у жителей, как они выбирали президента.

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY

Глубокое — уютный населенный пункт на западе Витебской области. Жители зовут его небольшим, но для приезжих, что попадают сюда впервые, кажется, что у этого города нет ни конца, ни края. В центре возвышаются церковь и костел, рядом парк и озеро. Напротив большой площади развевается растяжка с напоминанием: 9 августа в стране выбирают президента.

В этот самый день, 9 августа, на улицах Глубокого +25, и город, кажется, живет по привычному графику воскресенья. Люди никуда не спешат, потому что, как позже расскажут нам местные, единственное место, куда в выходные тут стоит торопиться, — это большой рынок, который открыт для покупателей раз в неделю. Но первое впечатление ошибочно. Это понимаешь, как только подъезжаешь к одному из шести избирательных участков, которые работают в райцентре. С утра люди с разных улиц и переулков направляются сюда, чтобы проголосовать.

— Мы уже почитали, как люди в Минске стоят на голосование в очередях, — поднимаясь в здание участка № 1, делится наблюдениями мужчина в темных очках. — У нас, конечно, такого нет, но мы тоже приходим.

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY

Участок № 1 находится в здании Глубокского агросервиса, здесь зарегистрировано свыше 2500 избирателей. Журналистам не удивляются: оказывается, до нас тут уже успел побывать корреспондент France Press.

Председателя участковой комиссии № 1 зовут Сергей Гриневич. Он юрисконсульт на Глубокском мясокомбинате. В избирательную комиссию выдвигался от «Белой Руси». На президентских выборах, рассказывает, в комиссии он впервые. До этого работал на парламентских и местных выборах. Особенность этой кампании, говорит, «какая-то внутренняя напряженность», хотя для «большой части» выборы — это праздник.

Первое, что замечаешь при входе на участок, — объявление, в котором всех просят держать дистанцию в 1,5−2 метра и беречь здоровье. Второе — белые кабинки для голосования. Их три, все наглухо закрыты шторами горчичного цвета.

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY

— Сергей Дмитриевич, — спрашиваем у председателя, — в Минске было много споров вокруг шторок, точнее, того, что их из кабинок убрали…

— А у нас возмущались, что шторки висят, — рассказывает председатель. — У нас проголосовала семейная пара, а потом они позвонили, сказали, что видели или слышали: есть распоряжение снять шторки, и они требуют, чтобы мы их сняли. Я ответил, у меня нет такого распоряжения. […] Мы считаем, что так соблюдем тайну голосования. К тому же, шторки — это дань традиции.

Избирателей в здании вроде бы немного, но людской поток, кажется, не заканчивается. Голосование, говорит председатель, проходит активно. 9 августа первые горожане пришли на участок уже через 5−10 минут после открытия. Чуть более 30 процентов заполнили бюллетени досрочно.

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY
Елена Бекиш

На выходе из здания знакомимся с Еленой Бекиш. Она предприниматель, живет в Минске и уже месяц гостит у мамы в Глубоком. Сегодня утром женщина съездила в столицу проголосовать и вернулась, чтобы привезти на участок маму. Пока Нина Алексеевна делает выбор, ее дочь рассказывает, что она за Тихановскую и «за изменения». Это, говорит, единственный кандидат, с которой есть надежда. От знакомых, рассуждает собеседница, она знает: на многих предприятиях дела идут не очень хорошо.

— Все боятся президента, а должен прийти собственник и радеть за свое предприятие, — делится мнением собеседница.

За перемены отдала своей голос и Нина Алексеевна. Ей 76 лет. До этого, вспоминает, голосовала за Александра Лукашенко.

— Но пора что-то менять, — говорит она и добавляет: — Надеюсь, в лучшую сторону.

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY

На часах 12.50, молодые супруги Артем и Анастасия уже тоже проголосовали. Родились и выросли они в Глубоком, отучились в вузах, а потом снова вернулись в родной город. Почему, объясняют просто: любят это место, здесь живет много родных.

Она бухгалтер, он был предпринимателем, хотя полгода уже безработный. Основная проблема для их небольшого городка, рассуждают, связана именно с работой. У Артема, говорит он, высшее экономическое образование, но вакансий для него пока нет.

— У нас в городе хорошая и перспективная молодежь, было бы здорово, если бы были площадки, где бы они смогли себя реализовать, — объясняет свою позицию Анастасия и рассказывает, как в их семье выбирали, кого из кандидатов поддержать. — Мы смотрели, на что человек настраивается, на какое развитие. Хочется равняться на соседа хорошего, а не на соседа слабого.

Время приближается к обеду, а люди идут и идут. Кто-то «выполнив свой гражданский долг» забегает в буфет. За утро тут купили три торта, много мясного и все булочки. Булочки уже привезли дополнительные.

— А шампанское? — спрашиваем у продавца Галины Свицкой.

— Шампанское пока все стоит, — шутит она.

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY
Ирина Игнатьевна

Общаться с журналистами большинство избирателей участка № 1 соглашаются легко. На вопрос, почему решили в этот день не остаться дома, некоторые отвечают коротко:

— Живем хорошо, проголосовали, чтобы жить еще лучше.

— Как голосует Глубокое? Прекрасно, так и запишите: мы — за Бацьку!

Ирина Игнатьевна тоже покидает участок в хорошем настроении. За свои 90 лет, признается, не пропустила ни одни выборы. Голосовала за разных кандидатов, а иногда и против всех. Напротив чьей фамилии поставила галочку в этот раз — секрет.

— А как определяли, кого выбирать? — уточняем.

— Самых красивых, — хитро отвечает женщина и направляется в сторону машины, чтобы с сыном уехать домой.

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY

Примерно в 19.40 мы снова приехали на участок № 1. Председатель Сергей Гриневич сказал, что после 20.00 внутрь никого не пускают.

— Но можем мы узнать, как проголосовал ваш участок? — уточнили мы.

— Узнаете из прессы, — ответил председатель и ушел.

«Не дремлют наши партизаны»

На часах 13.30. «А что с Viber? Уже минут 10 как не работает?» — недалеко от участка № 1 подходят к нам молодые люди. Ответа они не ждут, лишь иронично дополняют: «Может перегруз?»

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY

С мессенджерами, проверяем, действительно есть проблема. Зато сайты мобильный интернет пока грузит.

— А вы видели, как в одном из районов у нас стену на днях расписали? Но вроде уже все убрали, — продолжают собеседники. Правда, что именно за надписи появились на здании, молодые люди не сказали, лишь, улыбаясь, добавили: — Не дремлют наши партизаны.

На участке № 6 тоже никому не до сна, ведь он самый большой в городе. В 8 утра, когда тут только стартовала работа, уже человек десять пришли, чтобы проголосовать. Всего же здесь зарегистрирован 2771 избиратель. 977 из них, подсказывает председатель Виктор Васюкович, сделали свой выбор досрочно. Немало в их числе молодежи,  говорит собеседник.

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY

Участок № 6 находится в здании ФОКа. Самые заметные здесь цвета — зеленый и бирюзовый. В связи с COVID-19 на полу расклеены зеленые полоски, которые подсказывают соблюдать дистанцию. Кабинки завешены бирюзовыми шторками.

За тем, что происходит на участке, следит группа наблюдателей. Один из них Геннадий Шульга, ему 83 года. Контролировать то, как проходит голосование, его выдвинула Коммунистическая партия. Мужчина рассказывает, что есть в их рядах и один независимый наблюдатель. На участок, предполагает, он придет ближе к концу рабочего дня.

— Когда придет, мы ему уступим место, — делится планами Геннадий Шульга и отмечает: — Голосование проходит без замечаний, комиссия работает хорошо.

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY

Хотя некоторые избиратели выходят с участка не в очень хорошем настроении.

— Нет достойных кандидатов, — коротко отвечает мужчина лет 40 и направляется в сторону дороги.

Раиса Петровна, которой 77 лет, с ним бы поспорила. На этих выборах, как и 26 лет до этого, она голосует за Александра Лукашенко. Почему выбрала действующего президента? Потому что «у нас все хорошо».

— А что для пенсионера хорошо? Пенсию дают вовремя, — рассуждает она. —  Мы уже привыкли к человеку. Подумайте сами, когда его избрали первый раз, он же стал на голый камень. Ничего не было, а теперь он немножко, но поднял. Все равно же у нас легче стало.

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY
Павел Чурилович

Для Павла Чуриловича, которому 20 лет, — это первые выборы. Парень «за перемены», его позицию подсказывает и белая веревочка на руке. «У любого предприятия директора должны быть сменяемы, чтобы кто-то что-то новое вносил», — аргументирует он свою позицию.

Павел успел окончить колледж, сейчас живет в Минске, работает электрослесарем и учится на «заочке». Молодой человек мечтает жить в стране, где человек не должен бояться потерять работу из-за своей гражданской позиции.

— Да и те же цены на квартиры, — приводит он второй пример. — Я со средней зарплатой в тысячу рублей не могу позволить себе какой-то кредит. Мне нужно копить, наверное, до 40 лет и потом что-то думать. Но это очень много. Жилищный вопрос — это тема острая.

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY

***

Ближе к 19.50 мы подъехали к участку № 6 снова. Находиться здесь при подсчете нельзя. По словам представителей комиссии, цифры того, как проголосовали избиратели, мы сможем увидеть после того, как все посчитают.

— Мы их здесь вывесим, — показала одна из представительниц комиссии на стенд, где находится информация о выборах.

Будем ждать.

Независимый наблюдатель на подсчет тоже не попал. Он зашел в здание перед закрытием и вскоре вышел. По словам мужчины, ему сказали, что там уже достаточно наблюдателей.

«У нас нужно менталитет менять. У нас все воруют, начиная от слесаря, заканчивая директором завода»

На часах около 15.00, на лавочках в парке отдыхают горожане. Здесь говорить о политике соглашаются не так охотно, и мы медленно перемещаемся на площадь. Рядом с фудтраком сидит компания молодых людей. Одного из приятелей зовут Максим. Ему 27 лет. Работал водителем в Глубоком, но из-за низкой зарплаты уволился и перешел в дальнобойщики. Молодой человек из тех, кто ходил на митинг Тихановской три недели назад.

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY

— У нас такого никогда не было, — делится он впечатлениями от той встречи. — Все это началось с того, что к нам приехал Сергей Тихановский. На встрече с ним выступила женщина, ее речь на YouTube посмотрело много людей, и горожан, наверное, это сплотило. К тому же это была женщина, а не мужчина, и она, работая предпринимателем, не побоялась. Думаю, ее выступление и дало городу большой толчок.

Максим из тех, кто тоже за перемены. 10 августа он бы хотел проснуться в стране, где можно работать и зарабатывать, в стране, где власть будет уважать людей.

— Скептики вам скажут: а если перемены приведут к худшему?

— Любой власти, которая останется или сменится, будет поначалу тяжело [… ], — ответил Максим.

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY
Максим

Но не все в их компании так воодушевлены. За разговором узнаем, что один из молодых людей, Александр, решил на выборы не ходить. Ему 29 лет, он предприниматель.

— Но почему? — интересуемся у него.

— Кандидатов достойных нет, наобещать может каждый, а по факту — ничего. Всем на народ [все равно], все хотят власти. А по толку ничего не будет. [… ] Мы предприниматели, и чтобы поддержку какую-то получить от государства — нет, только штрафы, санкции, можно, нельзя.

— Так, может быть, ваш выбор что-то бы изменил?

— А где гарантия? — вопросом на вопрос отвечает он.

К нашей беседе подключается еще один молодой человек. Его тоже зовут Александр, он не голосовал, потому что не смог попасть в свой город, но если бы такой шанс у него был, его вариант — «против всех». Почему? Потому что, объясняет он, нет ни одного кандидата, который бы «конструктивно что-то предложил».

Фото: Глеб Малофеев, TUT.BY

— Сказал бы, мы сейчас полностью искореняем коррупцию [… ], — рассуждает молодой человек. — К нам приезжал оппозиционер. Он сказал, что мы не гарантируем ни рост ВВП, ни рост зарплат, мы не гарантируем ничего, мы просто предлагаем сменить власть, которая действует 26 лет. Ну а смысл в замене? […] Нужно половину страны посадить, часть, которые ничего не делают, разогнать со своих рабочих мест… — предлагает он свой план. — Но вы же это не напишете.

— Вы разочарованы во всем.

— Во всем. [… ], — продолжает Александр. — У нас нужно менталитет менять. У нас все воруют, начиная от слесаря, заканчивая директором завода, и друг друга прикрывают. Если бы каждый начал с себя и на работе не взял ни шурупа, ни самореза… Это менталитет. Англия 600 лет шла к тому, чтобы у них был такой строй, как сейчас. А у нас… Нужно начинать с себя, а не с замены правительства.

P. S. В комиссии, которая работала на участке № 6, слово сдержали. После подсчета голосов нам показали, как здесь распределились голоса за кандидатов. Александра Лукашенко, по их данным, поддержало 1530 избирателей, Светлану Тихановскую — 335, Андрея Дмитриева — 37, Сергея Черечня — 21, Анну Канопацкую — 16.

-70%
-50%
-10%
-10%
-10%
-50%
-90%
0071674