/

Ольга Петунова — независимый член участковой комиссии в Сморгони, что на выборах в Беларуси — редкость. Однако сейчас она на самоизоляции как контакт первого уровня по коронавирусной инфекции. История о том, как это получилось, — неоднозначная.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Член комиссии: Во вторник отдежурила, а в среду стала контактом первого уровня

Ольга Петунова является членом участковой комиссии на выборах на участке № 2 в Сморгони.

— Я подала заявление на регистрацию в члены комиссии. Почему я туда попала, одна из нескольких альтернативных членов комиссии в нашей стране? Я занимаюсь активной деятельностью, я руководитель центра поддержки предпринимательства в нашем районе. Если до того, как была зарегистрирована членом комиссии, вела себя активно в тех же соцсетях, после стала вести себя более-менее тихо. Но все равно что-то проскакивало, у нас был митинг и выступали «Честные люди». Я просто их поддержала, выступила и сказала, что на моем участке пройдут честные выборы, призвала всех: давайте все проведем честные выборы.

На участке был составлен график дежурств во время досрочного голосования: на участке дежурило по два члена комиссии, председатель, секретарь и три наблюдателя. Ольга должна была дежурить в субботу вечером, а также быть на участке в воскресенье — основной день выборов.

— В понедельник мне позвонила председатель комиссии и попросила подежурить во вторник, якобы там кто-то заболел и надо человека заменить. Я согласилась, пришла на дежурство во вторник с 16.00 до 19.00. Со мной дежурила еще один член комиссии, однако я посмотрела график дежурств, и ее в нем тоже в это время не было, кого она заменяла, неясно. Мы благополучно отдежурили, женщина была бодрая и активная, я не заметила у нее никаких симптомов ОРВИ. Я была в маске, но пару раз снимала ее, чтобы подышать, когда не было избирателей. Председатель и секретарь комиссии тоже были в масках и перчатках, наблюдатели были без масок, и двое из них сидели от этой женщины за столом на таком же расстоянии, что и я. У женщины были перчатки и была маска, но она ее натягивала только тогда, когда заходили избиратели. Она ходила по всему участку, что-то все время рассказывала, нависала надо мной без маски и на телефоне показывала какие-то видео со своим сыном. Я отдежурила, мы смеясь разошлись, а на следующий день, после обеда в среду, мне звонят из санстанции и говорят: «Вы — контакт первого уровня, вчера были на дежурстве в комиссии с этой женщиной, вы с сегодняшнего дня помещаетесь на самоизоляцию, завтра мы приедем и все это оформим».

Мазок у Ольги взяли в четверг, 6 августа, она сидит на самоизоляции и, конечно, не может работать в участковой комиссии 9 августа.

— Я попросила показать список, по которому они (специалисты, которые приезжали брать мазок. — Прим. TUT.BY) сегодня будут ездить. И оказалось, что в списке была я одна. Я задалась вопросом, почему я одна? Я позвонила в санстанцию и спросила, почему изолировали меня одну? Я уже не говорю о том, что во вторник этого же дня было заседание комиссии, после чего мы опечатывали урны. Это заседание продолжалось минут 30, и мы стояли все плотно, включая инфицированную женщину. Это ладно, но еще двое наблюдателей сидели на участке рядом с ней так же, как и я, только с другой стороны и без масок. Мне в санстанции сказали, что председатель комиссии в качестве контактных лиц подала только меня. Я позвонила председателю комиссии, она сказала, что это неправда, она подала всех, включая и себя, и секретаря, и наблюдателей. Я позвонила начальнику санстанции, и она заверила, что в списке контактов только я одна, и пообещала разобраться. Позже в санстанции сообщили, что еще двоих человек поместили на изоляцию. Это странная история. Хотя, можно, конечно, предположить, что никакой политической составляющей нет и женщина, которая болеет со всеми симптомами ковида, включая повышенную температуру, потерю обоняния, приходит на участок на дежурство вместо того, чтобы проявить сознательность и пойти к врачу.

Во вторник, когда Ольга сидела на участке, каких-либо нарушений она не заметила, даже шторки в кабинках были завешены.

Председатель комиссии: Санстанция изучала ситуацию и на самоизоляцию отправили несколько человек

Заболевшая коронавирусной инфекцией член комиссии общаться с журналистом TUT.BY не захотела и бросила трубку. Однако председатель участковой комиссии Татьяна Вильбик дать комментарий согласилась.

— Я хочу сказать, что я действовала в соответствии с инструкцией, у меня действительно заболел член комиссии, и я подала данные всех, кто находился в близком контакте в одном помещении длительное время. То, что я подала (в санстанцию. — Прим. TUT.BY) только одного члена комиссии, это неправда, у меня по списку — три или четыре человека, там не только члены комиссии, но и наблюдатели. Человек заболел, что я могу сделать?

— Кроме Ольги Петуновой кто-то еще находится на самоизоляции? По вашему же списку должна была работать санстанция.

— Конечно, к нам приходила санстанция, изучала ситуацию, а я подала всех тех, кто находился вместе с ней в помещении. На самоизоляции не один человек, все, кто находился в помещении, ушли. Представляете, как мне непросто? Я надеялась, что как-то тесты быстро сделают, потом мне сказали, что это все процесс длительный.

— Наблюдатели тоже на самоизоляции?

— Конечно.

Татьяна Вильбик отмечает: ситуация «не странная, а обычная».

— Когда мы проводили первое заседание, я начинала с того, что не просто так выпустили рекомендации Министерства здравоохранения: у нас есть и маски, и перчатки. Единственное, что в какой-то момент члены комиссии могут снять маску, потому что не хватает воздуха, потом, когда заходят избиратели, они опять ее надевают. Но раз такая болезнь, что с этим можно поделать? Сочувствую людям, которые заболели, и надеюсь, что остальные не заболеют.

— Но как я поняла, наблюдатели были без масок.

— Они тоже в масках, если я выхожу на участок и вижу, что они снимают маски, я им делаю замечание. Но это человек. Если ему не хватает воздуха, хочется снять маску и подышать, когда нет избирателя на участке.

Мы еще раз связались с Ольгой Петуновой, и она подтвердила, что уже общалась с одним из наблюдателей — он действительно оказался на самоизоляции. Однако, по ее словам, брать мазок у него должны только сегодня, то есть с ней вся ситуация развивалась оперативнее.

-20%
-10%
-20%
-30%
-10%
-20%
-30%
-30%
0071356