/

Инженер Олег Гиргесон был задержан в первый день досрочного голосования прямо на избирательном участке. Как выяснилось в суде, на участке не должно быть больше трех наблюдателей, есть даже специальный график, а Олег оказался четвертым, лишним. Его несколько раз просили уйти, он не реагировал и задавал вопросы.

Олег Гиргесон признал вину в суде. Фото: Катерина Борисевич

За минуту до начала заседания в суде Минского района Светлана, держа на руках маленького сына, рассказывает: ее муж Олег Гиргесон «человек с активной гражданской позицией», работает наблюдателем уже третий раз, но впервые его увозят с участка в отделение милиции.

— Ты уже и на митинге побывал, и в суде, а я в твоем возрасте в песочнице играла, — говорит женщина, обращаясь к полуторагодовалому сыну, и тут же узнает: с ребенком на заседание нельзя. Женщина остается ждать решения в суде в коридоре.

Олегу Гиргесону 31 год, образование — высшее, работает инженером. Как сообщила судья Анжелика Козлова, 4 августа, находясь в Копище на участке для голосования № 28 и нарушая постановление ЦИК от 8 мая 2020, Гиргесон отказался выполнить законные требования милиционеров покинуть помещение.

«Стал упираться, чем оказал неповиновение», — зачитывает судья протокол.

За это наблюдателю вменили ст. 23.4 КоАП (Неповиновение законному распоряжению или требованию должностного лица). Процесс проходит по скайпу, наблюдателя в суд не доставляли, он в изоляторе.

— Вину признаете? — спрашивает Козлова у Гиргесона.

— Признаю, — отвечает мужчина.

Правда, позже из его ответов будет не совсем понятно, какое неповиновение он признает. Во время опроса Гиргесон рассказал: на избирательном участке он был уже в 10 утра, а после обеда, когда пришел еще один, четвертый по счету наблюдатель, председатель участковой комиссии попросила Гиргесона уйти. По июльскому постановлению ЦИК, на участке не может быть больше трех наблюдателей.

— Я уточнял: эта рекомендация обязательна к исполнению или нет. Она (председатель комиссии. — Прим.TUT.BY) сказала, что обязательна, и попросила меня удалиться, — рассказывает о событиях 4 августа Олег Гиргесон.

Наблюдатель решил написать жалобу, это заняло минут 15−20. Судья интересуется, спрашивал ли Гиргесон у председателя комиссии, почему именно он должен покинуть участок, а не кто-то другой. Оказывается, есть специальные графики, в них указано, кто из наблюдателей и в какое время должен прийти, чтобы на участке не получилось более 3 человек. Олег утверждает, что о существовании таких графиков он не знал.

После того как жалоба была написана, к Гиргесону подошли сотрудники милиции.

— Взяли под руку, и мы пошли к машине, — так сразу неповиновение описывает наблюдатель, а потом уточняет: его просили уйти, он решил остаться. Считал, что постановление ЦИК — это всего лишь рекомендация.

— Какая-то физическая сила к вам применялась? — задает вопрос судья.

 — Меня взяли за руку, как таковой физической силы не было, а я взял вещи и пошел, — отвечает наблюдатель.

— В протоколе указано, что вы стали упираться. Вы это признаете?

— Что значит упираться? (…) Я сидел, меня взяли за руку и, возможно, посчитали, что я упирался.

Оказалось, что на участок Олег пришел со своим стулом, он мягкий, складной и удобный. Когда Гиргесона уводили в милицейскую машину, он взял свой стул.

«Постановление ЦИК является законным? Вопрос снимается!»

Далее в суде появилась свидетель Татьяна Храмцова, председатель участковой комиссии в Копище, она — начальник отдела предпринимательства и инвестиций Минского районного исполнительного комитета.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото носит иллюстративный характер. Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— 4 августа начался первый день досрочного голосования, в 9.45 у нас была процедура опечатывания урны и заседание комиссии о готовности избирательного участка к голосованию. На опечатывание урны пришло достаточно много наблюдателей, по-моему, человек 5. Мы опечатали урну и провели заседание комиссии, по результатам которой мы не рекомендуем, вернее, запрещаем проводить фото- и видеосъемку членов комиссии. Определили, что существует график присутствия наблюдателей, и начался процесс голосования, — рассказывает Храмцова о начале первого дня досрочного голосования.

По ее словам, в этом графике не было Гиргесона, до него «очередь не дошла», так как он был уже 15-м наблюдателем, который захотел присутствовать на участке № 28. Но мужчина спокойно сидел на своем стуле, потому что один из наблюдателей не пришел. А когда после обеда появился наблюдатель по графику, Олег оказался лишним.

 — Отказался покинуть участок и сказал, что мои требования не обоснованны, — добавляет Храмцова. — Попросила несколько раз, он не отреагировал, и я обратилась к милиционеру, который находился на участке.

 — Как вы считаете, постановление ЦИК об установлении норм в три наблюдателя на участке является законным? — обратился к свидетелю адвокат Сергей Зикрацкий.

 — Вопрос снимается, поскольку у свидетеля нет полномочий комментировать действующее законодательство, — сделала замечание судья.

 — Свидетель во время разговора с лицом, в отношении которого ведется административный процесс, указывала на то, что это постановление обязательное к исполнению. Поэтому мы должны дать оценку, — адвокат еще не договорил, а судья Анжелика Козлова уже спросила:

 — Вы спрашиваете о законности? (…) Данный вопрос снимается.

В суде также были опрошены милиционеры Виталий Осипович и Алексей Салопонов. Как рассказывает заместитель начальника Боровлянского отделения милиции Осипович, о конфликтной ситуации на участке ему сообщило руководство, нужно было оказать помощь коллеге, потому что наблюдатель не реагировал на просьбу покинуть участок.

 — Я вместе с Салопоновым подошел к данному гражданину, представился, сказал, что я заместитель начальника: «Будьте добры, покиньте избирательный участок, вам уже неоднократно делали замечание». Сказал один раз, он продолжал сидеть на стуле, я повторил. Он говорил: «А вы считаете ваши действия законными?». Я отвечал: «Конечно же, законны. (…) Если будете дальше сидеть, к вам будет применена физическая сила», — рассказывает в суде Виталий Осипович. — Он не реагировал, тогда я взял его под локоть правой руки, и с его стулом начали выводить на улицу.

 — Когда вы вели его к служебной машине, там он не оказывал неповиновения? — обращается к свидетелю судья.

 — Там уже не оказывал, было достаточно сотрудников, он понимал, что дальнейшие действия могут быть расценены как более серьезные, — поясняет Осипович.

В протоколе указано, что Гиргесон «упирался», этот глагол милиционеры употребили, потому что «нужно было приложить усилия, чтобы поднять его со стула».

Выступив в суде, Виталий Осипович решил высказаться:

 — Заметил тот факт, если человек пришел на избирательный участок со своим стулом, у него изначально было намерение спровоцировать конфликтную ситуацию. Как может прийти наблюдатель со своим стулом?

Судья Анжелика Козлова вынесла решение: подвергнуть Гиргесона взысканию в виде административного ареста сроком на 6 суток.

 — Ужасно! Несправедливо! — с такими словами из суда выходила Светлана с маленьким сыном. Олега она увидит уже после выборов.

-30%
-33%
-20%
-20%
-50%
-15%
-50%
-50%
-12%