/ /

4 августа началось досрочное голосование за будущего президента Беларуси. «Мне кажется, здесь уже агитировать не нужно, тут надо смотреть по работе. Человек столько лет пробыл президентом, и мы пришли к лучшей жизни», — убеждена Светлана, которая пришла отдать свой голос раньше других. Всю жизнь она проработала на разных заводах, сейчас на пенсии, живет в общежитии. TUT.BY побывал на одном из участков, который находится в промышленном районе Минска, и пообщался с избирателями о том, почему они не стали ждать основного дня голосования.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Участок для голосования № 34 Партизанского района расположился на улице Солтыса, в здании общежития Минского тракторного завода. Рядом с ним — еще пять заводских общаг, в которых живут рабочие Подшипникового завода, «Белкоммунмаша», МЗОРа и других предприятий.

Здания выглядят очень уставшими, пестрят окнами разных эпох и — неожиданно — яркими балконами. В таких условиях живет основная часть избирателей 34-го участка для голосования. Также к нему относятся три обычных жилых дома.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
У входа в общежитие МТЗ — армия колясок, самокатов и другого детского транспорта

Татьяна Даниленко, председатель участковой избирательной комиссии, работает на выборах не в первый раз. В этом году ее кандидатуру в УИК выдвинула Республиканская партия труда и справедливости.

Всего на участке зарегистрировано 1720 избирателей, говорит Татьяна Даниленко. По ее наблюдениям и опыту, «процентов даже 30» приходит голосовать досрочно. Чем это можно объяснить?

— Основной день выборов — это выходной. Люди, наверное, хотят уехать и решать свои вопросы. Или, может, отметить выходной с семьей. Есть и другие дела, проблемы. К тому же, тут рядом все живут. Удобно прийти после работы, проголосовать, чтобы в выходной спать спокойно и никуда не ходить.

В первый день досрочного голосования избирательный участок начинает свою работу в 10 утра. В это время здесь все еще идут последние приготовления: наблюдатели ищут свое место в уголке, члены участковой комиссии развешивают образцы бюллетеней и крепят шариковые ручки на шнурки.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Кабинки на участке для голосования № 34 Партизанского района Минска

Кабинки для голосования в этом году — образец прозрачности.

— Из-за эпидемиологической ситуации, — объясняет Татьяна Даниленко, почему на кабинках нет шторок. — Мы же не можем обрабатывать ткань, поэтому, к сожалению, вид будет не совсем опрятный.

— Но члены комиссии и наблюдатели без масок, сидят они рядом друг с другом.

— Каждый сам должен заботиться о себе и думать, как ему удобно и комфортно.

«Зачем мне ваша кабинка? Я и так знаю, за кого голосовать!»

Светлана Петровна приходит на участок для голосования первой. Ставит свою подпись в списке, а затем и крестик в бюллетене.

— Зачем мне ваша кабинка? Я и так знаю, за кого голосовать! — говорит женщина, пока бросает бюллетень в урну.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Голосовать досрочно она пришла, потому что, «во-первых, коронавирус еще не исчез, во-вторых, меньше людей — меньше проблем потом будет возникать».

— Есть еще свои проблемы хозяйственные: дача, деревня, нужно ездить на огороды. Поэтому какая разница, когда голосовать.

Сейчас Светлана Петровна на пенсии, свою нынешнюю жизнь она сравнивает с 1990-ми, когда «приходилось выживать по-страшному».

— А где вы работали?

— Вы лучше спросите, где я не работала. Тогда все предприятия были практически развалены, приходилось браться практически за любое дело. Была и машинистом крана, и токарем, и шлифовщиком. Все рабочие профессии освоила за этот период перестройки. Работала и на МТЗ — кладовщицей, кассиром, в третьем механическом цеху. Но бросила, потому что мало платили.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

На льготную пенсию Светлана Петровна ушла после работы машинистом крана в горячем цеху на Подшипниковом заводе. Так и получила общежитие, в котором сейчас зарегистрирована.

— Мне кажется, здесь уже агитировать не нужно. Тут надо смотреть по работе. Человек столько лет пробыл президентом, и мы пришли к лучшей жизни, чем в 1990-е годы. Правильно же?

— А сейчас вы живете в общежитии?

— Да.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Следом за Светланой Петровной заходит крепкий мужчина, но от общения отмахивается: «Некогда». За ним — женщина в приспущенной маске.

— И маску взяла, и антисептиком помазалась, — говорит она работнику общежития. Но общаться с журналистами не желает.

— Я спать хочу, только что отработала сутки. Не чапайте меня. Кем я работаю, кем я работаю… Какая разница?

39 минут от старта голосования, а на участок приходит уже четвертый избиратель.

«Интересно посмотреть, как распределяются наши налоги»

Вадим с маленькой дочерью становятся пятыми. Молодой человек работает на «Аліварыі». Голосовать досрочно пришел потому, что 9 августа быть на участке не позволяет график.

— Работаю четыре дня через три.

— Но для вас важно прийти и проголосовать?

— Конечно. Интересно посмотреть, как распределяются наши налоги.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Вы пришли на участок с дочерью. В какой стране вы бы хотели, чтобы она жила?

— Не знаю, — задумывается Вадим. — Сложный вопрос. Знаете, мне кажется, что все дело не в управлении, а в людях.

Наблюдателей на участке трое. Один из них представляет БРСМ (хотя по возрасту вряд ли состоит в организации), второй — Красный Крест, третья женщина отказывается с нами разговаривать, хотя упоминает, что 20 лет проработала в журналистике.

Дарья — тоже аккредитованный наблюдатель, она представляет «Таварыства беларускай мовы», но на участок ее не пустили. Она сидит в фойе, считает количество пришедших, отвлекаясь на чтение книги, и пытается попасть внутрь, когда кто-то выходит из помещения.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— А што гэта за прагулкі падчас назірання? — говорит Дарья, когда замечает, что наблюдательница с 20-летним журналистским стажем выходит на улицу. — Гэта парушэнне выбарчага заканадаўства. Людзі альбо назіраюць, альбо гуляюць.

Мужчины-наблюдатели успокаивают, что их коллега «вышла в туалет». У председателя комиссии Татьяны Даниленко другая версия: наблюдатель просто ходила курить.

— Скажыце, а камунікацыя старшыні камісіі і назіральніка — гэта нармальна? — говорит Дарья и показывает фото, на котором обе женщины «курят» вместе.

Вот на участок заходит мужчина, вместе с ним еще один, но он не голосует — только наблюдает. За ними — парень и девушка, которые так торопятся, что нет даже двух-трех минут на общение.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Справа — члены комиссии Лилия Закревская и Сергей Поплевко

Людмила пришла голосовать досрочно, потому что сегодня она улетает в Турцию. На президентские выборы она приходит каждый раз, но в этот, говорит, ее выбор отличался от предыдущих лет.

О том, что штаб Тихановской призывал фотографировать бюллетени, она слышала, но сама так не делала: оставила дома телефон на подзарядке.

— Вообще, я не собиралась голосовать, но в этом году для меня это по-особому важно.

«Я хочу получать свою заработанную пенсию, жить спокойно, нормально»

Юрий Григорьевич и Валентина Михайловна приходят на участок в первый день досрочного голосования вместе с собакой, которая немного разряжает атмосферу.

— В выходные уезжаю, буду занят.

— А я работаю, день-ночь, отсыпной — выходной, — объясняют супруги, почему пришли на участок именно сегодня.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

По их словам, сделать свой выбор и проголосовать важно, потому что «решается судьба Беларуси».

— Или мы идем по пути Украины, или все остается, как есть. Я хочу получать свою заработанную пенсию, жить спокойно, нормально.

Светлана, если судить по ее словам, тоже хочет спокойствия в следующие пять лет. На выборы президента она ходила всегда и каждый раз голосовала одинаково. Женщина рассказывает, что работает на Подшипниковом заводе с 1984 года.

— В этот раз ваш выбор поменялся?

— Остался стабильным.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— А живете здесь же, в общежитии?

— Да, здесь у меня тоже все стабильно годами.

Всего за первые три часа на участке досрочно проголосовало не менее 12 избирателей.

-5%
-12%
-50%
-10%
-10%
-40%
-35%
-10%
0070970