Коронавирус: свежие цифры


/

Договориться на интервью с кандидатом в президенты Светланой Тихановской, да еще и на финише президентской избирательной кампании, как оказалось, тот еще квест. Несколько раз назначенная встреча сдвигалась, переносилась, отменялась. Наконец в штабе сказали, если очень хотите, приезжайте в воскресенье в Барановичи, после митинга, пока Тихановская будет ехать в Брест, пообщаетесь. И мы поехали. Но и тут оказалось не все так просто.

Задержания перед самым митингом, провокации по дороге из Барановичей в Брест, отмена из-за риска этих самых провокаций запланированного визита в Березу (подробно об агитационной поездке по западному региону мы вам рассказывали тут). Казалось, что с интервью опять не срослось. Но нам повезло. И вот уже в бусике со Светланой Тихановской и Вероникой Цепкало по дороге из Бреста в Минск под присмотром серьезных охранников мы говорим о том, как так случилось, что идеальный образец электората для Лидии Михайловны Ермошиной (муж, дети, дом, по площадям не шастает, а жарит котлеты) вдруг превратилась в одного из самых сильных альтернативных кандидатов на президентских выборах.

«Сережа, я тебя очень люблю, я делаю это ради тебя и тех, кто тебе поверил» (после регистрации кандидатом в президенты, 14 июля)

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Сильный, наглый, красивый, — перечисляет Светлана качества своего мужа, уже третий месяц сидящего в СИЗО. —  Он очень веселый, очень харизматичный и заряжает окружающих своим оптимизмом.

Вспоминая первую встречу, говорит, что любовь случилась не вдруг и не сразу. Покорил ее Тихановский своими поступками.

— Тогда ведь не было мобильных телефонов. И он, представляете, увидев меня один раз буквально на 2 минуты в клубе, непонятно каким образом нашел, с кем я общаюсь в университете, чтобы передать мне приглашение на свидание.

Светлана — не любитель тусовок и шумных компаний — в тот день в клуб, который открывал в Мозыре Тихановский, зашла случайно.

— У студентов с деньгами туго, а в понедельник у них был вход бесплатный. Мы с девчонками и пошли. Выходит парниша: «Девочки, приходите к нам лучше в воскресенье, будет больше людей». «Ай, нет денег у нас», — шутим в ответ. А он: «Сейчас попрошу, вам дадут пригласительные». Ну и все, а на следующий день позвал на свидание, — вспоминает свое знакомство с Сергеем.

До свадьбы они встречались год. Да и семейная жизнь сразу гладкой не получилась.

— Сергей очень сильная личность, и я такая была. Характерами очень долго притирались. Но притерлись, острые углы стесались, — смеется Светлана.

Говорит, что как-то само собой получилось, что она больше стала заниматься семьей, а лидерство уступила мужу.

— Я более спокойная, а Сергей — деятельный, ему никогда не сиделось на месте. Он заводной, любит быть в центре внимания. В любой компании вокруг него всегда образуется круг слушателей, ему это нравится, — поясняет Светлана.

Молодые тогда жили в Гомеле, и Сергей, чтобы обеспечить семью, уезжал работать в соседнюю Россию и другие страны. Светлана говорит, что ревности из-за того, что «муж где-то там без нее», не было.

— А чего ревновать по работе? — рассуждает по-житейски она. — И потом, он старался каждые две недели, а то и каждую неделю приезжать, особенно когда ребенок родился. Он понимал, что мне тяжело.

И тут же восхищенно: «Представляете, человеку ехать 800 км, а он приезжает, чтобы провести с нами день. Потом — обратно».

«Он с экрана мне сказал, что идет баллотироваться»

Светлана говорит, что в семье никогда не обсуждали, что Сергей пойдет на выборы. Были разговоры, что «может, мне стоит», «люди просят», но она их всерьез не воспринимала.

— Я, как и все, говорила, а разве что-то можно изменить? А он вот прям верил, верил в людей, ездил по городам и видел, что есть большой запрос на перемены, как я сейчас уже понимаю.

О том, что ее муж принял важное решение, она узнала, когда он уже сидел в ИВС (Тихановского задержали для отбывания 15-суточного ареста за участие в протестах против интеграции с Россией в декабре 2019 года. — Прим. TUT.BY)

— Вы знаете, в YouTube есть отложенный запуск — когда выставляешь запись и время, когда она должна стать доступной для всех. Я тогда этого не знала. И вот Сергея задержали, а на следующее утро появляется видео, в котором он говорит, что идет в президенты. Всё! Он с экрана мне сказал, что идет баллотироваться, и я поняла так, как это нужно было мне понять.

Когда видео вышло, Светлана со знакомыми стала собирать инициативную группу, чтобы от имени задержанного мужа подать в ЦИК необходимые для регистрации документы.

Потом была история с нерегистрацией Сергея Тихановского из-за отсутствия на документах его оригинальной подписи.

— Ну и что, пришла я домой, и так мне обидно стало, что труд его зря пропадет, что взяла и приняла такое решение (регистрироваться самой. — Прим. TUT.BY). И даже сомнений не было. Конечно, если бы я знала, как потом будет тяжело и как все далеко зайдет, то я бы сто раз подумала. Вот, думаю, что это тогда было — подвиг или глупость. Наверное, все-таки глупость.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
В Брестской крепости, куда объединенная команда заехала после митинга, к Тихановской подходили фотографироваться целыми семьями. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

«Вы думаете, мне не страшно? Мне страшно каждый день» (на пикете в Молодечно, 31 июля)

Когда несла документы в ЦИК, признается, была уверена — не зарегистрируют. Но неожиданно все получилось.

— Мне кажется, это была такая насмешка со стороны ЦИК: ну давай мы тебя зарегистрируем, посмотрим, кто там за тебя пойдет подписи отдавать.

Говорит, власти не учли, что люди хоть и не знали Светлану Тихановскую, но знали Тихановского Сергея, а он буквально сразу после регистрации инициативной группы жены вышел на свободу.

— Если бы не Сергей, ну что, начала бы я вяло свою избирательную кампанию и потом бы снялась из-за недостатка подписей. А он вышел, и все завертелось. Сергей успел провести пять пикетов, и власть увидела эти многокилометровые очереди из людей, которые пришли отдать свою подпись. Многие приходили из-за Сергея, но были и те, кого не оставил равнодушными мой поступок, — рассказывает Тихановская.

«Закрывалась в комнате, чтобы дети не видели, и рыдала от бессилия»

Когда Сергея задержали в Гродно, вспоминает, совсем опустила руки: «сидела дома такая убитая горем жена, у которой посадили мужа». Но люди сами организовались и продолжили собирать подписи. Тогда в команде Тихановской было 100 человек. Совсем не много, учитывая, что собрать надо как минимум 100 тысяч подписей.

— Я думала — все, сдам подписи и уйду. Не хочу, мне это не надо, все это не мое, — вспоминает свое состояние Светлана.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Говорит, было тяжело: муж сидит, двое детей на руках, людей на пикетах хватают только за то, что они собирают за нее подписи…

— Боялась страшно. Позвала бабушек на помощь, и не только присматривать за детьми: боялась одна выходить на улицу, боялась оставлять квартиру без присмотра. Вдруг, пока дома нет никого, зайдут, подбросят что-нибудь в квартиру и потом скажут, что я наркоманка или пьяница, плохая мать… У меня в квартире всегда кто-то был, а ночью мы закрывались на все замки и ждали обыска. Договаривались с соседями, приведем к ним детей ночевать, если обыск затянется допоздна.

Этот постоянный психологический прессинг очень выбивал из колеи.

— Закрывалась в комнате, чтобы дети не видели, и рыдала от бессилия. Я вообще не плакса, но когда на душе тяжело… Тихановский сидит, а мне тут такие решения надо принимать, а я совсем не сильный человек. И с мужем никак не пообщаться, не посоветоваться. Накрывало иногда так, что вообще ничего не хотела.

А потом случился тот страшный звонок с угрозами, что заберут детей.

«Передо мной стоит выбор — дети или дальнейшая борьба, думаю, мой выбор будет очевиден» (из видеообращения 16 июня)

— Я тогда стояла на крыльце Гомельского исполкома, куда пришла сдавать свою первую пачку подписей. И тут этот звонок… Конечно, выбора для меня не стояло — я мама, и это главное.

Рассказывает, что сначала рыдала, а потом решила, что теперь всё, точно стоп. Но люди из команды уговорили сдать хотя бы уже собранные подписи. Тогда же было решено вывезти детей, «чтобы я не беспокоилась за эту часть жизни».

Потом этих шагов, за которыми «всё, точно стоп», будет еще много. Но не зря говорят, что «дорогу осилит идущий». И теперь уже не домохозяйка Света Тихановская, которая вышла постоять за мужа, а кандидат в президенты, за спиной у которого не только своя команда, но и штабы Бабарико и Цепкало, говорит, что отступить сейчас — значит предать тех, кто поверил в нее.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
На митинге в Бресте. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Однако, признается, к новой для себя жизни за это время так и не привыкла. Осталась той самой Светой, для которой главное — это муж, дети, родители, старшая сестра-погодок.

— У нас очень крепкие семейные связи. Сестра — мой лучший друг. Родители стараются приезжать и ко мне, и к сестре, чтобы никому не обидно было. А на каникулы, праздники мы уже собираемся все вместе у них в Микашевичах, — рассказывает Светлана. Говорит, что очень скучает по тем семейным посиделкам, конечно, по детям, но общаться удается редко — в дороге плохая связь, а домой возвращается поздно.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Светлана со старшей сестрой. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Вообще о близких Тихановская рассказывает неохотно. Говорит, они люди непубличные и повышенное внимание им не нужно. А родители очень волнуются за свою Свету, признался нам ее папа.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Во время короткой встречи с отцом в Бресте. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Похудела очень, у нее хоть есть возможность нормально питаться? — расспрашивал он людей из штаба в Бресте, куда специально приехал из Микашевичей, чтобы повидать дочь.

«Многие мои решения, они по зову сердца — не логичны, не просчитаны»

Про то, что решение об объединении штабов Тихановской, Бабарико и Цепкало было принято за 15 минут, сегодня уже знают все. Но что стояло за этим?

— Сомнения были. Я знала, скажем так, какая политика партии у Тихановского: мол, пока Ермошина считает бюллетени, честных выборов не будет, поэтому, какой смысл в этом всем участвовать. Когда в то утро мы встретились, было сказано, что это шанс, который нельзя упустить. Я сомневалась, но приняла это предложение. Убеждала себя, что, если бы Сергей сейчас был на свободе, его мнение тоже могло поменяться. Он же тоже не хотел идти в президенты, а потом решил попробовать.

Многие мои решения, они по зову сердца — не логичны, не просчитаны, ох уж эти женщины (иронично качает головой). Я боялась сказать Сергею через адвоката, что сделала этот шаг. И готова была отказаться от договоренности, так неспокойно было на душе.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

О том, что этим объединением она предала мужа, писали в комментариях и на YouTube-канале «Страна для жизни». Признается, что огромный груз упал с плеч, когда Сергей через адвоката передал слова поддержки.

— Когда Тихановский сказал, что ей там виднее, она знает, что делать, у меня отлегло и я пошла дальше.

— Вам так важны одобрение и поддержка мужа?

— Конечно! Понимаете, «Страна для жизни» — это прежде всего ведь он. Но так вышло, что мне пришлось выйти за него. А так, это его детище.

— А роль технического кандидата вас не обижает?

— Абсолютно. Почему она должна меня обижать? Я же понимаю, что я не политик. Все эти многоходовочки политические, они мне вообще непонятны. Я настолько простой и открытый человек, я очень доверчивая. Я как-то вообще не верю в людскую подлость. Считаю, что если кто-то мне помогает, то делает это от чистого сердца.

«Я считаю, что мой супруг Сергей Тихановский объединил народ, поэтому и мы сейчас решили объединиться, так мы стали еще сильнее» (на первой общей пресс-конференции 17 июля)

Светлана говорит, что в жизни встречала крайне мало подлых людей, так мало, что даже уже их не помнит. И признается, что не считает себя амбициозной.

— Я рада, что мы объединились, что девочки меня так поддерживают. Знаете, если бы на следующий день после выборов можно было объявить новые, я с радостью это бы сделала. Вытащила мужа из тюрьмы и вернулась домой жарить ему и детям котлеты, а вы дальше разбирайтесь сами.

Про тех, кто пишет в интернете, что Светлана лукавит, что «предаст своего мужа» и «будет дальше править сама», отвечает:

 — Они просто со мной не общались, они меня не знают, чтобы так говорить.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

«Мы хотим честных выборов — разве это преступление?»

О том, что она «совсем не политик», становится понятно, когда разговор заходит о предыдущих избирательных кампаниях в Беларуси. Тихановская интересуется, за что в 2006 году посадили кандидата в президенты Александра Козулина. И говорит, что слышала только про Статкевича, «которого арестовали за то, что звал на площадь».

— Но ведь мы не зовем людей на майдан. Мы просим прийти на выборы. Мы хотим честных выборов — разве это преступление? — спрашивает Светлана.

— О чем мечтает кандидат в президенты и просто Света Тихановская?

— Кандидат мечтает о том, чтобы в этом году власть осознала, что люди устали от нее, и нашла в себе смелость и достоинство снять с себя полномочия и уйти на заслуженный отдых. Чтобы нашим солдатам и милиционерам хватило чести, совести и внутренней смелости не выполнять преступные приказы и не идти против своего народа. Кандидат мечтает, чтобы политическая элита вспомнила про свой народ, про то, что каждый из нас имеет право на свое мнение, имеет право быть услышанным. Кандидат мечтает, чтобы люди поверили в себя. Чтобы вспомнили, что значит «людьми зваться». Чтобы не боялись говорить нет, когда их принуждают голосовать досрочно. Чтобы поняли, что если все не пойдут, то со всеми ничего сделать не смогут. Надо просто найти в себе мужество и самому начать уважать себя.

А как женщина — тут все очень просто. Я не меркантильный человек, мне золотые горы не нужны. Самое большое счастье, когда родители и дети здоровы. Когда все дома и в этом доме спокойная атмосфера. Такое вот простое оно, мое счастье.

О том, что будет делать вечером 9 августа, Тихановская говорить не готова. И даже нервничает, отвечая на этот вопрос.

— Что буду делать, спрашиваете? Смотря, как это произойдет, когда это будет. Может, к тому времени буду сидеть уже где-то на допросах. Как все эти пути развития событий предвидеть? Что мы будем делать? Мы будем рядом с народом. Где мы будем — это уже другой вопрос. Может, за каменной стеной. Но все-таки рядом. Ведь это наш народ. И мы идем до победы.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
-10%
-50%
-25%
-20%
-10%
-40%
-50%
-43%