Коронавирус: свежие цифры

опубликовано: 
обновлено: 

Днем 28 июля граждане пытались подать в КГБ ходатайство об изменении меры пресечения Виктору Бабарико, однако сделать это удалось не всем: начались задержания. По данным правозащитников, по меньшей мере задержали 36 человек (не считая журналистов). Как сообщили TUT.BY участники событий, задерживали не только тех, кто стоял у здания КГБ, но и тех, кто попал внутрь.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Андрей Микрюков, член инициативной группы Виктора Бабарико, сегодня пришел к зданию КГБ, чтобы подать ходатайство. По его словам, очереди не было, в здание заходили и выходили люди. Мужчина отмечает, что запускали в здание довольно часто, примерно через минуту.

— Я туда зашел, когда меня пригласили. Меня провели в комнату, там, насколько я помню, был ОМОН. Они меня попросили выключить телефон и дать паспорт свой, что я и сделал. Потом меня повели по коридорчику якобы подавать ходатайство. По этому коридорчику мы прошли в подвал, а из подвала — прямо в автозак. Представляете, из двери выходите — и прямо автозак? Меня вели три человека.

По его мнению, это был не первый автозак, очередей у здания не было. По словам Андрея, в автозаке было человек 12, среди них — 5 женщин, в том числе 70-летняя, которая забыла свои таблетки дома. Всех привезли в Октябрьское РУВД. Людям не пояснили, почему их посадили в автозак и привезли в РУВД.

— Потом каждого вызывали и составляли протоколы «опроса лица, в отношении которого ведется административный процесс», — рассказал Андрей. Кроме того, все, кто очутился в РУВД, на камеру сообщили свои данные: Ф. И. О., год рождения, место прописки и т.д.

По его словам, отпустили не всех, у троих были ранее нарушения, их увезли в ИВС. Ходатайство Андрей так и не подал.

«Я встретился с кучей позитивных людей»

Иван Ярошевич — предприниматель, аудитор. По его собственным словам, он пришел с ходатайством не только для того, чтобы поддержать Виктора Бабарико и его семью, но и для того, чтобы выразить свою гражданскую позицию ко всему происходящему.

— Я пришел в 15.30. Позвонил в домофон центрального входа КГБ, меня отправили в бюро пропусков. Там меня встретили сотрудники КГБ, а позже в комнату бюро пропусков зашел мужчина в форме ОМОНа. Он попросил меня достать телефон, отдать паспорт и предложил пройти с ним. На мой вопрос, задерживают ли меня, он ничего не ответил. Тогда я попросил представиться, и на удивление он это сделал — сержант Канопацкий. Фамилию легко запомнить, — рассказал Иван.

Его провели по коридорам и вывели во внутренний дворик КГБ, где уже стоял автозак.

— Там сидел, пока машина не заполнилась и нас не повезли всех вместе в Октябрьское РУВД. В автозаке нас было 18 человек: 5 женщин и 13 мужчин.

В милиции задержанных провели в актовый зал. Всех вызывали по одному для проведения опроса.

— Несколько человек увели для фото- и видеосъемки, кого-то повели на снятие отпечатков пальцев. Я просил разъяснить мне мои права. Это сделали с десятой попытки. Я внимательно читал протокол и выверял каждую букву. Но по-настоящему крутым оказался один парень, который, зная, чем чревата попытка высказать свою позицию в нашей стране, предварительно заключил договор с адвокатом, который приехал в РУВД.

16 человек из 18 задержанных отпустили. Двух отправили в ЦИП на Окрестина.

— В ходе проведения опроса выяснилось, что одного парня в 2017 году задерживали по «административке» за неповиновение сотрудникам милиции. А еще один — Дмитрий Борейчук, отец четверых детей.

Иван признается, что его задержали в первый раз. Но он об этом не жалеет.

— Если вкратце охарактеризовать впечатления этого дня, я встретился с кучей позитивных людей! Мы столько шутили и смеялись… А девушки, которых отпустили первыми, ждали остальных у РУВД. Мы даже вместе сфотографировались, обменялись контактами и решили держать связь в дальнейшем.

Фото из Facebook одного из задержанных
Общий снимок после освобождения из Октябрьского РУВД Минска 28 июля. Фото: Facebook одной из задержанных

Срез общества: академик, учительница физики на пенсии, студент, предприниматель, айтишник

Ирина работает в сфере недвижимости и проживает в одном из районных центров Минской области. Приехала в Минск специально — подать ходатайство об изменении меры пресечения Виктору Бабарико.

— Я считаю, что сейчас каждый должен делать то, что может, чтобы изменить ситуацию. Я уверена в том, что человек не должен быть назван преступником до суда, как сейчас это делают с Виктором Бабарико.

Женщина подчеркивает: выражать свою гражданскую позицию надо только в рамках правового поля.

— Я законопослушный гражданин, я была уверена, что никаких законов не нарушаю и имею право подать ходатайство. Ошиблась.

Ирина пришла к КГБ около половины второго, и ее направили в бюро пропусков. Там был обед, поэтому в ближайшем кафе она со своим знакомым решила выпить кофе. Ему же она и оставила сумочку, взяв с собой только паспорт, ходатайство и телефон.

— Знаете, это было странно. В бюро пропусков нас стали приглашать по одному. Люди не выходили, мне бы заволноваться, но я смело пошла, когда подошла моя очередь. Меня провели в кабинет с большим столом, где уже сидели несколько человек. Мы просто сидели и ждали — наши вопросы, почему мы тут сидим, игнорировались. Потом зашел большой чин в маске, который отдал команду, и нас повели. Коридор, коридор, и тут мы выходим — над нами небо, впереди автобус, куда нас и посадили. Нас было восемь человек.

Автозак приехал позже, а время в автобусе задержанные провели с пользой.

— Такая компания собралась, срез общества: восемь человек — две женщины, шесть мужчин. Был академик, была учительница физики в школе на пенсии, 27 лет учила детей. Были студент, предприниматель, айтишник.

После получасового ожидания всех отвезли в Московское РУВД. Там их обыскали, попросили сложить шнурки, ремни и личные вещи в мешочки. Разбили на две группы и стали водить на дактилоскопию и фото- и видеосъемку.

Ирина сдавать отпечатки пальцев, фотографироваться анфас и в профиль и даже подписывать акт обыска отказалась.

— В акте было написано, что настоящим подтверждаю, что мне разъяснены права и обязанности в рамках административного процесса, но это не так. Поэтому я отказалась от всего, после консультаций с руководством никто и не настаивал.

Всех задержанных отпустили. Но Ирина не понимает до сих пор, почему их задержали.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Когда я спросила, за что меня задержали, мне сказали: «Вы не задержаны»

Наталья пришла к главному входу КГБ. Там было около 10 человек. Через какое-то время подъехал микроавтобус, из которого вышли сотрудники ОМОНа и сообщили, что «люди незаконно здесь собрались и должны разойтись».

— Мы сказали: «Хорошо, мы расходимся», — и пошли в сторону Главпочтамта. Но двух ребят посадили в бусик, я не знаю за что, — говорит девушка.

Пока группа людей шла к Главпочтамту, они обсуждали, можно ли отправить ходатайства по почте или необходимо личное присутствие. Некоторые решили вернуться, чтобы лично подать документ, Наталья же решила уточнить и отправиться домой.

— Я двигалась в сторону Немиги, где должен был встретить муж, я шла не по стороне КГБ, в наушниках играла музыка. Возле меня остановился тот же бусик, вышел омоновец и сказал: «Пожалуйста, пройдите».

Наталья спросила, за что ее задерживают, ответа она не получила. В итоге она села в автомобиль, где ее попросили отключить телефон. Через несколько метров девушку пересадили в автозак. Она отмечает, что силовики везде вели себя вежливо.

— Когда я спросила, за что меня задержали, мне сказали: «Вы не задержаны». Когда я спросила, почему у меня забрали телефон, ответили: «Чтобы вы его не поломали и не разбили».

Она провела в автозаке около 40 минут, потом всех перевели в другой автозак, «где были люди, которых задерживали внутри КГБ». После этого всех привезли в Ленинское РУВД. Здесь, по словам девушки, оказалось 23 человека.

— Тут взяли наши данные. Через какое-то время вышел к нам какой-то мужчина, который сказал, что сейчас личности всех проверят, если нет никаких нарушений, задолженности по алиментам, вы не в розыске, то всех отпустят.

Еще около 1−1,5 часа Наталья провела в РУВД.

— Потом по парам начали всех отпускать. Просили всех сразу же расходиться. Сказали, что минут через 10 приедет сюда ОМОН и если мы здесь все еще будем группами собираться, то это уже «сутки».

Наталья рассказала, что на вопросы оказавшихся в РУВД граждан о том, задержаны ли они, один из сотрудников милиции ответил: «Спрашивайте у вашей Марии Колесниковой, что вы там нарушили и зачем она вас собирала несколько раз. Я не обязан вам читать ваши права».

Протокол на Наталью не составляли, никаких пояснений она не давала. С момента задержания и до того, как ее отпустили, прошло около 4 часов.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Я пытался выяснить, за что нас задержали, — вопросы игнорировали

Александр приехал к КГБ к 16.00, возле здания было несколько человек.

— Нас попросили пройти внутрь, присесть на стулья, отдать телефоны и паспорта. Обращались все культурно. Нам предложили проходить по два человека, чтобы не создавать толпу. Потом нас повели по коридору, я думал, что сейчас меня проводят в кабинет, где можно будет отдать ходатайство, — рассказывает Александр.

— Потом мы поднялись по ступенькам — и оказались во внутреннем дворике КГБ. На улице стоял автозак открытый. Нас завели в автозак, закрыли за решетку. Я пытался выяснить, за что нас задержали, — наши вопросы игнорировали.

В автозаке, по словам мужчины, было 18 человек, всем вернули паспорта и личные вещи.

— Привезли в Октябрьское РУВД, провели в актовый зал, и там мы просидели до 19 часов.

Александр говорит, что им никто ничего не объяснял — все были возмущены. Потом на попавших в РУВД составили протоколы опроса, в которых люди описали, как их задержали, и отпустили.

-20%
-20%
-15%
-15%
-10%
-50%
-10%
-15%
-23%