Поддержать TUT.BY
68 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры


/ /

Минчане Леша и Ваня школьные друзья, бывшие одноклассники и баскетболисты. Когда-то 1 сентября родители вместе водили их на линейку, а сегодня их близкие проснулись с рассветом, чтобы к 6 утра приехать к ЦИП на Окрестина и передать парням передачки. Приятелей задержали 14 июля в центре Минска во время акции солидарности. Леше и Ване дали по 12 суток ареста.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

На улице Окрестина, где находится Центр изоляции правонарушителей ГУВД Мингорисполкома, люди начали собираться с рассветом. Это родные тех, кого задержали во время акций солидарности. Тут родители, жены и даже светловолосая малышка. Ей всего год и девять месяцев, она здесь с мамой ради папы, который «14 июля вышел покурить», и больше семья его не видела.

На белой табличке, что наклеена на входной двери, указано: передачи принимают с 10.30 до 12.30. Лариса с мужем пришли сюда в 6 утра и были уже четвертыми в очереди. Они родители 23-летнего Леши. С ними знакомый семьи — папа Вани.

— Этим летом мой сын окончил юрфак. 14 июля они вместе с другом Ваней пошли в город погулять. В 20.15 Леша мне написал: «Мама, не волнуйся, я немножко задержусь. Я в автозаке». В 20.27 переписка с ним оборвалась, — вспоминает Лариса. — Назавтра я позвонила в милицию, говорю: «Мой сын пропал». Услышав, что вчера он пошел в город погулять, они с иронией ответили: «Можем приехать, взять биологический материал». Я отказалась.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

О том, где Леша и что с ним, родители узнали на сайте незарегистрированного правозащитного центра «Весна». Парня судили по ст. 23.34. КоАП РБ «Нарушение порядка организации или проведения массовых мероприятий». У его друга Вани — ст. 23.4 КоАП «Неповиновение законному распоряжению или требованию должностного лица при исполнении им служебных полномочий».

Первый раз проведать своих мальчишек родители Леши и Вани пришли еще в четверг. Людей тогда было много. Многие столкнулись с ЦИП впервые.

— Мы не знали, что нужно было конфеты разворачивать, сигареты… — озвучивают новые жизненные знания собравшиеся. — Все переживали, руки тряслись. — В отведенное время отдать передачи успели всего шесть человек.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

В пятницу процесс ускорился. Люди придумали составить список — кто за кем. Плюс сотрудники Центра заранее выдали им образец бланка, прилагаемого к ссобойке. Родственники быстро его размножили и больше не теряли время на заполнение. В итоге, говорят, в пятницу прошли все 30 человек и передают респект работникам ЦИП. «Они, — продолжают, — молодцы и ведут себя очень лояльно».

— В четверг, когда мы тут стояли, встретили молодого человека, которого уже выпустили. «Не волнуйтесь, — подбодрил он нас, — парни все крепки духом. Единственное — там очень холодно», — воспоминает тут беседу Лариса. — В четверг мы к сыну так и не попали, поэтому в пятницу передали ему еду, а сегодня привезли теплую одежду.

«Я горжусь твоим сыном — единственный мужик в коллективе»

Разрешенный вес передачи — пять килограммов. Сюда, говорят близкие, считают всё — и одежду, и продукты. Ничего из того, что может быстро испортиться, нельзя. Ольга Барковская привезла сыну Андрею воду — «она в ЦИП плохая», хлеб, сырокопченую колбасу, печенье, конфеты. Андрею 30, он ремесленник. Каким образом он оказался в автозаке, мама толком не знает. Может, предполагает, не смог убежать: «Он инвалид, у него одна нога короче другой и проблемы с позвоночником». За решеткой молодой человек проведет семь дней. Дома его ждут жена и шестимесячный ребенок.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Номер Ольги в очереди — семь. Всего же сегодня в этом перечне 26 человек. Ведет список Гражина — жена задержанного Дмитрия. Того самого, шутит она, «который помог затащить свой велосипед в автозак». На листе А4 она помечает не только фамилии тех, кто пришел, но и номера телефонов. Это «на всякий случай, если вдруг кому-то с кем-то понадобится связаться».

За пару часов у здания ЦИП многие близкие осужденных успели разговориться. Среди задержанных, выяснили они, есть те, кому 20, и те, кому 40 лет. Есть айтишники, инженеры и простые работяги. Есть те, чьи мамы от волнения «капают валерьянку», и те, чьи папы стараются всех подбодрить. «Нам, — говорит один из них, — на днях начальник сына прислал SMS: «Я горжусь твоим сыном — единственный мужик в коллективе».

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Марина только что отдала посылку. На интервью она соглашается при одном условии: не указывать ее настоящее имя. На Окрестина она пришла с маленькой дочкой. Тут у них сидит папа. Он автослесарь, ему 34.

— Мы живем возле метро «Грушевка», 14 июля муж вышел в подъезд покурить — и всё: как был в домашних тапочках, так и забрали, — рассказывает о супруге жена. — Ночью ему, видимо, разрешили один звонок, и он меня предупредил: «Не волнуйся, я в милиции». На завтра меня набрал другой мужчина: «У вашего мужа был суд, ему дали 10 суток». Где его судили и во сколько, я не знаю. В отделении, в котором он находился, мне сообщили, что его перевели в ЦИП. Я дважды набирала ЦИП, хотела уточнить, у них ли он. Поначалу мне сказали: здесь такого нет. Потом сообщили: все-таки есть.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Марине, продолжает она, сообщили: посылки можно передавать раз в три дня. Одну она привезла на прошлой неделе, вторая была сегодня. Третью уже не понесет: в пятницу мужа выпускают.

— Не знаю, дойдет ли ему моя сегодняшняя передача, — задается вопросом собеседница. — В субботу мне позвонил человек, который сидел с мужем и освободился. Говорит: «Вы же понимаете, в какой он ситуации, почему вы ему посылку не передаете?». Я говорю: «Как не передаю? Я же ему в пятницу два пакета отнесла. Он ответил: «Не знаю, в субботу он ее еще не получил».

Передачи, рассказывают собравшиеся, принимают только у близких родственников. Метрах в пяти от ЦИП стоит молодой человек с большим пакетом. Этот пакет, скорее всего, он понесет домой.

— На сутках сидит мой друг, — растерянно и расстроенно говорит собеседник. — В пятницу наш приятель возил ему передачку, ее взяли. А у меня нет… Что делать, я не знаю. Мама друга живет в Витебске.

«Сначала все сообщали, что мужа задержали. Потом спрашивали: чем помочь, есть ли адвокат»

Ближе к 11.00 у входа в ЦИП почти никого не осталось. Передачки сегодня стали принимать раньше положенного, поэтому быстрее справились. Татьяна подъехала, когда очередь почти разошлась. Скамеек у входа в Центр нет, присев на корточки, она записывает в бланк все, что привезла.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Вы родственница? — уточняет у нее стоящий на входе сотрудник ЦИП.

— Жена.

— Законная?

— Законная, — улыбается Татьяна. — Как-никак у нас четверо детей.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Она супруга Александра Кувшинова, того самого айтишника на велосипеде, который в автозаке встретил родного брата. Родственников, напомним, задержали 15 июля, когда они независимо друг от друга отправились в Центризбирком, чтобы подать жалобу на отказ в регистрации кандидатов Бабарико и Цепкало.

Рядом с Татьяной — Александра, жена Виктора, второго брата.

— Какое-то время в автозаке у них были телефоны, они сфотографировались и прислали нам фото, — вспоминает Александра, как узнала о двойном задержании. В непростой ситуации девушка не растерялась. Виктор попадал на сутки во время акций в 2006-м и 2011 годах, поэтому наутро после его задержания жена сразу обратилась к адвокату.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— В тот вечер я была дома с детьми, — слово за Татьяной. — Какое-то время не брала в руки телефон, потом включила — и увидела кучу сообщений в Facebook: от мужа, от знакомых и незнакомых людей. Сначала все сообщали, что мужа задержали. Потом спрашивали: чем помочь, есть ли адвокат. Это очень поддержало.

Виктору дали 11 суток, Александру — 10 суток. Дома братьев ждут жены и дети, но прежде чем мужчины вернутся, близкие успеют привезти им еще минимум одну передачку.

-25%
-30%
-15%
-50%
-20%
-25%
-26%
-40%
-10%