/ Фото: Катерина Гордеева /

Деревня Салатье в Гродненском районе — пожалуй, одно из самых необычных и мистически красивых местечек в Беларуси. Во всяком случае, в этом убеждены местные жители. Салатье, и правда, не совсем типичное место. Во-первых, это лесная деревня, где дома разбросаны между лугами и сосновой рощей, а участки — среди многочисленных озер. Во-вторых, на улицах то здесь, то там, словно пасхалки, выглядывают различные арт-объекты: летающая тарелка на опушке леса, железная мышь, уличная мебель и деревянная папараць-кветка. Все дело в том, что лет 20 назад в Салатье стали заселяться художники и скульпторы и начали менять здесь пространство. Так здесь появилась своя миниатюрная Пизанская башня, дорожный знак, предупреждающий о «переходе в другую реальность», и табличка: «Беларуская Салацкая Свабодная рэспубліка». Местные сначала насторожились, потом удивились, потом — привыкли. А художники не останавливаются — каждый год здесь проводятся пленэры, на которые приезжают творческие люди со всей Беларуси, а в местечке появляются все новые скульптуры и арт-объекты.

  • Ольга КомягинаЖурналист TUT.BY

Лет 20 назад Салатье потихоньку умирало. Местных становилось все меньше, молодежь разъехалась, перебравшись в Гродно или в Поречье, что в четырех километрах отсюда. До войны в местечке было около 140 дворов, потом осталось около 70, а сейчас — несколько десятков. И ждала бы Салатье незавидная судьба, если бы не художники, которые решили менять пространство под себя.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

В полдень в Салатье — жарко и тихо. На заросшем полевым разноцветьем лугу стрекочут «коники», на старом засохшем дереве клекочут аисты, ленивый ветер гоняет по песчаной дороге сухую траву. Пахнет сосновой смолой и цветущим иван-чаем.

Этим материалом TUT.BY продолжает проект «Я живу» — о деревнях, агрогородках, поселках с интересными (и порой даже смешными!) названиями, где нет гипермаркетов, парков, ресторанов и баров, порой — даже школ и рабочих мест. Зато есть люди — те маленькие и незаметные порой Личности, которые живут в нашей с вами стране: рождаются, женятся, растят детей, встречают гостей, ищут работу, хоронят стариков — и очень любят свою родину. Это проект не о попсовых и вылизанных турмаршрутах, это истории о настоящей Беларуси и настоящих белорусах, а еще — об искренней любви к месту, где остаешься по какой-то причине или всему вопреки.

Старые деревянные дома в Салатье, часть которых используется как дачи, чередуются с новыми коттеджами, где люди живут круглый год. Всего несколько домов заброшены, а несколько хат — продаются, судя по объявлениям на фасадах. Правда, как говорят местные, ценник кусается: старый домик на одной из улиц продавали за 20 тысяч долларов — и покупатель нашелся.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

— Усе мясцовыя начальнікі лічылі тады, што Салацце памірае і праз некалькі год і ўвогуле перастане існаваць. Але атрымалася па-іншаму, — рассказывает гродненский художник Алесь Суров. Это он в конце 1990-х годов первым купил здесь небольшой домик. Рассказывает, что из-за карикатур на президента лишился в городе мастерской и работы в театре.

 — Але я тады неяк адчуў палёгку ад гэтага. Падумаю — як жа добра, што мяне выдзернулі з той жыццёвай меланхоліі. Я ўспомніў, што з дзяцінства меў мару — домік у вёсцы. І пачаў шукаць хату. Доўга шукаў. Ездзіў па ваколіцах Гродна каля году. І нарэшце ўбачыў свой дом. Купіў і стаў тут жыць. Пачалі да мяне прыязджаць сябры. І вось з таго часу ў вёсцы пасялілася каля 16 чалавек, 8 з якіх — мастакі, — говорит Алесь.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Его маленький кирпичный домик теряется среди кустов и сосен. Художник рассказывает, что рядом с домом было картофельное поле, но он решил засадить все вокруг деревьями. И вот уже у входа в дом за 20 лет вымахал большой дуб.

 — Мясцовыя спачатку здзіўляліся — навошта я дрэвы саджу? Вакол жа лес. Нават прыходзілі — пыталі аб гэтым. А я кажу: «Вырастуць — будуць дровы». А яны такія: «Ага, не хоча казаць. Ну, ладна». Я быў для іх такім дзіваком — барадаты, лахматы і чужы. Лясныя людзі — яны ж якія? Каб стаць сваім ў такой вёсцы, напэўна, трэба, каб пражыло некалькі пакаленняў. Я неяк спытаў у старога дзеда тут пра суседку, 50-гадовую жанчыну, што за яна, адкуль. Дык ён кажа: «Ай, гэта не нашыя, чужыя». Я думаю, ну якія ж чужыя, хата ж ужо старая. А дзед працягвае і кажа, што яе сям’ю перасялілі сюды на вёску з хутара, калі рабілі там ваенны палігон. Аказалася, 40 гадоў з таго моманту прайшло. Я тады зразумеў, што ніколі сваім тут не стану, — рассказывает Алесь. Но признается, что лет 10 назад пришла к нему целая делегация местных женщин. Поблагодарить его, что в деревне появились нормальные люди, а еще, что «нетутэйшыя» добились хорошей дороги в деревне и мост через реку наконец отремонтировали.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

 — На жаль, шмат тутэйшых вяскоўцаў, якіх я ведаў, памерла. Але Салацце працягвае жыць. Гарадскія будуюць тут дамы назаўсёды. Напрыклад, вунь каваль Юрась Мацко жыве тут пастаянна. У яго і майстэрня, і вялікі дом. Я ж маю працу ў горадзе, пагэтаму вымушаны ездзіць туды-сюды. Але калі пайду на пенсію, перараблю дом і застануся тут назаўсёды.

Еще один «абориген» — гродненский художник Сергей Кирко. Бородатый, длинноволосый, веселый, быстрым шагом идет в нашу сторону. Вообще, кажется, что в Салатье все как-то легко и просто.

 — Тут такая архаічная атмасфера — вуліцы раскіданыя неяк хаатычна, а да самых хат падступае лес. Але гэта і словамі звычайнымі не апішаш, яно проста тут адчуваецца, — говорит Алесь.

Сергей же замечает, что и отдыхается, и работается здесь, в деревне, совсем неплохо.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY
Сергей Кирко.

 — Вон и Сергей Гриневич из города съехал. Правда, когда искал себе место для дома, то тут не было подходящего участка. Ну и ладно. Живет около Немана. Не жалеет.

 — І мы не шкадуем.

 — Потому что у нас плотность гениев на квадратный километр просто зашкаливает, — смеется Сергей.

 — Мы тут, вясковыя Гагены і Ван Гогі, усе пасварыліся ды сто разоў памірыліся. Я нават на кожнага з мастакоў эпіграмы напісаў. Вось пра Сяргея, напрыклад:

Мастак, дызайнер і цясляр,
талантаў мае хлопец надта многа.
Але ў мастацтве застанецца пад выглядам
Дзікага салацкага Ван Гога.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Алесь смеется и показывает свои работы, долго рассказывает про каждую. И замечает, что каждый год Салатье принимает художников не только из Беларуси, но и из других стран. На неделю деревня становится местом сбора творческих людей, а фирменным знаком этих собраний стали строительные катушки, которые привез Юрась Мацко.

Сначала хотел топить печь, но оказалось, что дерево скреплено большим количеством гвоздей и железных скрепок. Для топки эти деревянные штуки не подходили. Выбрасывать было жалко. Так родилась идея как-то обыграть огромные катушки и сделать из них арт-объекты, которые могли бы украсить приусадебные участки. На помощь позвали друзей — таким образом в 2015 году в Салатье организовали первый пленэр. Тогда приехали художники из Минска и Гродно. Решили, что все за неделю разрисуют катушки, а потом украсят ими местность вокруг деревни и улицы населенного пункта.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Так около дома бизнесмена и владельца местной агроусадьбы «Тры бабры» (да, в Салатье есть и своя агроусадьба) Юрия Ремши появилась Пизанская башня, которую соорудил председатель Союза дизайнеров Дмитрий Сурский. Рядом с железнодорожными путями обосновались несколько необычных картин, которые очень органично вписались в окружающий пейзаж. Объемная звезда работы дизайнера Александра Трусова переехала на ПМЖ на территорию кафе в Поречье. В следующем году в Салатье появился разноцветный пароход, летающая тарелка и деревянный трактор «Беларус».

Потом в деревне проводили женский пленэр. В этом году тоже организовывают собрание художников и скульпторов. Между прочим, все расходы на организацию мероприятия местные художники и их товарищи берут всегда на себя.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY
Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Гродненский кузнец Юрась Мацко вместе с семьей обосновался в Салатье несколько лет назад. На берегу озера построил дом, рядом — творческая мастерская. Говорит, что по городу особо не скучает, а живется в сельской местности хорошо. Местные рабочие, которые кладут плитку во дворе, согласно кивают: места здесь волшебные, поэтому городские сюда и переезжают жить.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY
Юрась Мацко.

 — Галоўнае — не дзе жыць, а як, — говорит Юрась и показывает свой, похожий на замок, большой дом, заросшее озеро и деревья, которые он сажал несколько лет назад.

— Увогуле Салацце — гэта ад балцкага — на востраве. І гэта праўда — вакол шмат азёр, а месца паміж імі і ёсць Салацце ды яшчэ дзве навакольныя вёскі. Яны знаходзяцца на ўзвышшу, як бы выспа, востраў, — говорит Алесь и рассказывает, что на перекрестке, где сейчас возвышается деревянная голова князя Витовта, во времена Средневековья стоял замок, куда со всей Жмуди свозили дань.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Замок то ли сгорел, то ли был разрушен, но легенды о нем передавались из поколения в поколение. Как и местные легенды о том, что в позапрошлом веке здесь, недалеко от деревни, пропало озеро. Куда и почему — уже никто и не расскажет. Но было оно между Салатьем и соседней деревней Лихачи. Дороги между населенными пунктами не было, и чтобы приехать друг к другу соседям, приходилось делать большой крюк. А потом озеро пропало.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

 — Канешне, Салацце — гэта востраў. Востраў мастакоў, які мы тут усе разам і робім, — говорит Алесь.

Использование материала в полном объеме разрешено только медиаресурсам, заключившим с TUT.BY партнерское соглашение. За информацией обращайтесь на nn@tutby.com

-90%
-10%
-30%
-20%
-20%
-25%
-50%
-40%
-20%
0070970