/

15 июля журналист «Радыё Свабода» Антон Трофимович вел прямое включение у здания Центризбиркома, куда пришли сотни минчан, чтобы подать жалобу на отказ в регистрации кандидатом в президенты Виктора Бабарико. Антона задержали на Немиге, из микроавтобуса выскочили семь бойцов ОМОНа, без объяснения причин скрутили и потащили в машину. На журналиста надели наручники и поставили на колени, в рот засунули кулак, чтобы не кричал, разбили нос. Позже медики зафиксируют перелом и наложат швы.

Фото: Радыё Свабода
Антон Трофимович Фото: «Радыё Свабода»

— Калі я выйшаў з вуліцы Мяснікова на Нямігу, каля мяне прыпыніўся мікрааўтобус, адкуль выбеглі 6−7 чалавек, двое ў форме АМАПа, астатнія — у цывільным. Мне закруцілі рукі за спінай, засунулі ў рот руку, каб я не крычаў. Пры затрыманні моцна стукнулі па носе, — вспоминает вчерашние события Антон. — У мікрааўтобусе мяне пасадзілі на падлогу на калені, хоць свабодныя месцы ў машыне былі, сярод затрыманых былі толькі я і журналістка Віялета Саўчыц, супраць яе фізічную сілу не ўжывалі, мне надзелі кайданкі за спінай, увесь час трымалі галавой уніз. У мяне цякла кроў, але супрацоўнікі міліцыі на гэта не рэагавалі. Уся падлога пада мной была ў крыві, вопратка таксама запэцканая крывёю. У мяне на шыі вісеў вялікі бэйдж, я паўтараў, што я журналіст, амапаўцы знялі пасведчанне і перапісалі дадзеныя. То бок яны дакладна ведалі, што я журналіст, на якой падставе я быў затрыманы, ніхто не казаў, як і куды нас вязуць.

Журналистов доставили в Заводское РУВД, где сотрудники переписали данные из удостоверений и паспортов.

— Я ізноў паўтараў, што я журналіст, прасіў, каб яны звярнуліся да прэс-сакратара мінскай міліцыі, ведаю, што ў гэты ж час мае калегі званілі ў прэс-службу, — говорит журналист. — Супрацоўнікі перапісалі дадзеныя з дакументаў, спыталі хіба, чаму так шмат віз у пашпарце, больш ніякіх пытанняў. Пасля прыйшоў хтосьці з кіраўніцтва, як і астатнія, ён не прадставіўся, сказаў, што мы можам быць свабодныя.

Антон Трофимович обратился за медицинской помощью в больницу. Медики зафиксировали ушибы, перелом носа, наложили швы.

Фото: Радыё Свабода
Фото: «Радыё Свабода»

— Я патлумачыў у бальніцы, што мяне збілі пры затрыманні, — говорит собеседник. — У такіх выпадках медыкі самі паведамляюць у міліцыю пра здарэнне. Сёння мне званілі з Маскоўскага РАУС, паведамілі, што матэрыялы перададзеныя ў Следчы камітэт. Я таксама планую напісаць заяву аб завядзенні крымінальнай справы.

Заместитель председателя ОО «БАЖ» юрист Олег Агеев считает, что в действиях сотрудников милиции есть состав преступления — воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналиста.

Статья 198 Уголовного кодекса:
Воспрепятствование в какой бы то ни было форме законной профессиональной деятельности журналиста либо принуждение его к распространению или отказу от распространения информации, совершенные с применением насилия или с угрозой его применения, уничтожением или повреждением имущества, ущемлением прав и законных интересов журналиста, наказываются штрафом, или лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, или ограничением свободы на срок до трех лет, или лишением свободы на тот же срок.

— Сотрудники милиции точно знали, что задерживают журналиста, задержание произошло во время исполнения профессиональных обязанностей, причем с применением насилия, — поясняет юрист. — Это следствие того, что нет правового контроля над бойцами ОМОНа, безнаказанность порождает нарушение закона. Наша задача, чтобы правоохранительные органы дали оценку их действиям, чтобы вернуть их в правовое поле. Белорусская ассоциация журналистов осуждает такие действия милиции, мы готовим заявление, которое будет распространено во все международные организации, которые защищают журналистов.

— Фізічна я адчуваю сябе зараз больш-менш нармальна, — говорит журналист «Радыё Свабода». — Нос баліць, галава баліць — гузак з’явіўся, трэба яшчэ праверыцца, ці няма сутрасення мозга. Псіхалагічна — складаней было, калі затрымлівалі калег, а не мяне. Канешне, я пасля затрымання думаў, а як у такіх умовах працаваць далей? Але калі ты журналіст, ты не можаш сядзець у офісе, калі на вуліцы адбываюцца важныя грамадска-палітычныя падзеі. Сотні чалавек пісалі мне словы падтрымкі, гэта вельмі нечакана і прыемна, так што працуем далей.

Мы пытались поговорить с командиром отряда ОМОНа Дмитрием Балабой, однако услышав, что звонит журналист TUT.BY, Дмитрий Владимирович положил трубку.

— Гражданин оказал неповиновение законным требованиям сотрудников милиции. В рамках административного процесса он был задержан и доставлен для разбирательства в Заводское РУВД г. Минска. Телесные повреждения, о которых сообщает молодой человек, были получены им во время неповиновения. По факту получения телесных повреждений материал направлен в подразделение Следственного комитета Республики Беларусь для проведения проверки и дачи правовой оценки, — прокомментировала пресс-секретарь ГУВД Наталья Ганусевич.

Как пояснила пресс-секретарь ГУВД Мингорисполкома, задержанию предшествовало то, что Трофимович «препятствовал работе милиции». Как именно «препятствовал», не уточняется. На вопрос, почему в Заводском РУВД в отношении Трофимовича в таком случае не был составлен протокол задержания, протокол об административном правонарушении, в минской милиции пояснили, что «административный процесс начат, журналиста могут вызвать для дачи пояснений на протяжении 10 дней».

Напомним, в июне при задержании избили журналистов газеты «Ганцавіцкі час», они вели прямую трансляцию на акции солидарности, позже их признали виновными в участии в несанкционированном мероприятии.

Практика избиения журналистов в Беларуси давняя. Так, в 2006 году был жестоко избит корреспондент «Комсомольской правды» в Беларуси" Олег Улевич, в больницу его забрали с сотрясением мозга и переломом носа. По данному факту было заведено уголовное дело — по ч. 1 ст. 149 УК «в отношении неустановленного лица, причинившего Улевичу менее тяжкие телесные повреждения (по длительности расстройства здоровья)». Но тогда реакция МВД была другой. Сотрудники ведомства навестили журналиста в больнице и извинились перед ним. На пресс-конференции прозвучали извинения и от министра внутренних дел Владимира Наумова.

-40%
-28%
-50%
-10%
-30%
-20%
-15%
0070970