1. Нацбанк повышает ставку рефинансирования до 8,5%
  2. Олексин рассказал, почему торговал сигаретами через арабскую компанию
  3. В Москве задержали адвоката Юрия Зенковича. Сейчас он в Минске в тюрьме КГБ
  4. Бабарико говорит, что обвиняемые невиновны. А как считают они сами?
  5. В Беларуси построят хранилище для отходов с БелАЭС. Выбор площадки все еще идет
  6. «Побелка деревьев весной — пережиток советского прошлого». Эксперт рассказал все о побелке сада
  7. «Спросили, связана ли работа с политикой». Как белорусы сейчас проходят украинскую границу
  8. Минчанку судят за оскорбление Ермошиной. Глава ЦИК в суд не явилась
  9. «Гродно Азот»: мы давно не работаем с Helm. Скоро средняя зарплата вырастет до 2 тысяч рублей
  10. «Реал» выбил «Ливерпуль» из Лиги чемпионов, «Манчестер Сити» разобрался с «Боруссией»
  11. Умер автор белорусского букваря Анатолий Клышко
  12. В Беларуси ограничили доступ к сайтам про политзаключенных и учебу в Польше
  13. Мошенники оформили на женщину онлайн-кредит на 10 000 рублей, пришлось его выплатить. Что говорят в банке
  14. «Алкоголь — основная причина». Врач рассказывает, почему появляется панкреатит и как его лечить
  15. «Это что вообще такое?» Владелец удивился страховой выплате за легкое повреждение Mercedes S500
  16. Дом под Осиповичами, в который въехала ракетная установка, отремонтировали. Военные и жильцы рассказали как
  17. «Сказали снять». Убирают ли с полок в магазинах запрещенную NIVEA и что об этом думают покупатели
  18. «Дети писали: вы крутая!» Татьяна ушла из бизнеса в школу и перевезла семью из Минска в Ляховичи
  19. Лукашенко пообещал рассказать «много интересного» об Алиеве и Карабахе, когда перестанет быть президентом
  20. Товар исчезнет с полок? А есть шанс, что вернется? Про запрет по NIVEA — в простых вопросах и ответах
  21. «С остринкой и иронией». Как белорусский бренд одежды стал конкурировать с известными марками
  22. «Ты как будто забываешь, кто ты. Невероятно тупеешь, чудовищно». Честно о том, что происходит в декрете
  23. Польша опровергла сообщение Минобороны Беларуси о нарушении границы
  24. Три белоруски попали в популярный «Женский стендап» на ТНТ. Вот кто они
  25. «Друзья шутят, что я теперь «яжбать». Молодой папа в декрете — о разводе, дочери и трудностях
  26. Приговоры, задержания и фотопроект о детях политзаключенных. Что происходило в Беларуси 14 апреля
  27. Спектакль по книге Алексиевич исчез из репертуара РТБД. Что известно?
  28. «Нацбанк показал, что рычаги у него остаются». Что означает повышение ставки рефинансирования
  29. Лукашенко и Алиев встретились в Азербайджане: что обсуждали на переговорах
  30. Как наши спецслужбы могут задерживать белорусов в России? Спросили у эксперта


/ /

Сегодня адвокаты Виктора Бабарико сообщили ему главную новость: ЦИК не зарегистрировал его в качестве кандидата, выборы пройдут без него. Но чтобы защитники смогли с самого утра попасть к экс-банкиру на свидание, неравнодушные белорусы еще в три часа ночи заняли очередь возле СИЗО КГБ. TUT.BY подежурил возле здания и поговорил с теми, кто таким образом решил поддержать Бабарико.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Около 9 утра «дежурные» передали очередь адвокатам Виктора Бабарико

На часах чуть больше трех часов ночи, возле бюро пропусков КГБ одинокий женский силуэт. Это Ирина. Она медленно ходит по улице, чтобы не замерзнуть, на ней — зимняя куртка, утепленные штаны и ботинки с мехом. Накануне вечером, когда мы договаривались о встрече, она сразу предупредила:

— Ночи холодные, прошлый раз было всего 9 градусов, одевайтесь теплее.

Чтобы сегодня в 9 утра адвокаты Виктора Бабарико смогли попасть к нему на свидание, планировалось, что неравнодушные люди займут очередь еще в 18.00 предыдущего дня, но планы из-за возможной акции солидарности изменились. Не было уверенности, что задержания не коснутся тех, кто дежурит у стен КГБ. Поэтому смена Ирины начинается в 3 ночи и длится до пяти утра, дальше ее сменят другие. На вопрос, насколько комфортно женщине одной стоять ночью в пустом городе, Ирина шутит:

— Все это мне напоминает, когда во время отдыха в Турции идешь на пляж и занимаешь лежак с самого утра. Ну что я сейчас еще могу сделать? Вот, в очереди постоять.

Про таких, как Ирина, говорят: раньше была аполитична, а теперь активно включена в политическую жизнь страны. Мимо нее прошла Плошча-2010, молчаливые акции, акции нетунеядцев, а когда подрос сын, задумалась, в какой стране ему жить. В апреле для себя она решила: нужно обязательно идти на выборы, тогда еще претенденты в кандидаты не были известны.

— Сестра отреагировала, как многие: «Ай, ну что от этого изменится?». Раньше я вообще не ходила на выборы, но 9 августа пойду. Правда, на референдуме в 1996 году проголосовала против, — рассказывает TUT.BY Ирина. — Когда в мае наткнулась на статьи Виктора Бабарико, поняла: он мой кандидат.

Ирина сразу вступила в инициативную группу, купила столик для пикетов и стала собирать подписи, на ее счету их 1165. Она специально взяла отпуск в июне, чтобы не собирать подписи в рабочее время, а потом уволилась.

— Я всю жизнь буду благодарна Бабарико за 20 дней беспредельного счастья. Если раньше мне белорусы казались терпилами, то теперь понимаю, как нас, неравнодушных, много! Как-то стояла с пикетом возле магазина на улице Кольцова, а незнакомые люди приносили мне бутылки с водой. Оказывается, Виктор Дмитриевич попросил людей поддержать нас в жару, и они откликнулись.

Позже многие подписи будут признаны недействительными, как говорит Ирина, у нее из головы до сих пор не выходит одна женщина 1937 года рождения, которая с мужем уехала из столицы на хутор во время изоляции, но специально вернулась в Минск, чтобы подписаться за Бабарико.

— Муж ее совсем плох, но тоже хотел поставить подпись за Виктора Дмитриевича, его жена просила: «Пожалуйста, прошу вас, вот его паспорт, я распишусь». Мы тряслись над каждой буквой, цифрой и, конечно, я отказала ей, хоть женщина еще два дня звонила мне, — вздыхает Ирина.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Очередь для адвокатов Ирина заняла в три часа ночи

Холодная ночь дает о себе знать: если остановиться минут на 10, не спасают зимние куртки и теплая обувь. После прошлого дежурства Ирина сразу поехала в аптеку за грелками, никак не могла согреть ноги. Когда предлагаю спуститься чуть ниже по улице Комсомольской, она обрывает:

— Лучше все время быть возле бюро пропусков, чтобы не упустить очередь, если придет кто-то еще. Вчера сын очень хотел быть на акции солидарности, мы прошлись немного, но вернулись домой: мне обязательно нужно было приехать сюда в 3.00.

Наша собеседница предполагала, что после задержания Виктора Бабарико его не зарегистрируют как кандидата, но все же надеялась увидеть Бабарико в избирательных бюллетенях 9 августа. Вчерашнее решение ЦИК не изменило ее позиции, она продолжит участвовать в политической жизни страны.

— Сейчас люди стали просыпаться. Боюсь, без Сергея Тихановского этого не было бы, он поднял нас с дивана. А посмотрев еще на Бабарико, Цепкало, белорусы задумались. Самое большое зло — это те, кто не проснулся и привык жить вот так.

«Сейчас история пишется на глазах! Так интересно»

Ближе к пяти утра город начинает просыпаться, по проспекту едет первая коммунальная техника, и вдоль здания КГБ проезжает белый лимузин. О том, что вчера здесь была акция солидарности, уже ничто не напоминает.

В пять возле бюро пропусков появляется другой член инициативной группы — Ольга.

— Мы за двоих? — спрашивает она у Ирины, женщины знакомятся и сменяют друг друга.

«За двоих» это значит, что место держат двум адвокатам Виктора Бабарико. Если для Ирины эта президентская кампания первая, то для Ольги — нет. Она была наблюдателем в 2006 году, тогда свой голос женщина отдавала за Александра Козулина, умудрялась передавать теплые вещи в палаточный городок и бегала по судам, чтобы составить списки тех, кто задержан, узнать, где человек находится, чтобы передать потом эту информацию родным. Тогда и увидела, как «беспринципно делаются выборы».

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Ольга уверена, что нужно идти на выборы 9 августа

 — Сейчас история пишется на глазах! Так интересно посмотреть, что будет дальше. Почему я это все делаю? У меня одна жизнь, и я не буду тратить ее на страх. Например, мои дети говорят мне спасибо, и я спокойно им буду смотреть в глаза, — отмечает Ольга.

Она уже второй раз дежурит у стен здания КГБ, говорит, ее не смущает камера, направленная прямо на улицу. В прошлый раз очередь для адвокатов люди стали занимать в 17.00 предыдущего дня. Женщина, которая стояла до Ольги, оставила ей в наследство мяч, Ольга присела на него, достала книгу «Убить пересмешника», но сотрудник КГБ сделал замечание. С мяча пришлось встать. Дело в том, что возле бюро пропусков и в округе нет скамейки, где можно присесть, приходится все время быть на ногах.

 — Если вы думаете, что сейчас происходит что-то беспрецедентное, нет. Все уже было, — вспоминает Ольга. — Эта кампания отличается тем, что претендентов в президенты посадили в СИЗО не после выборов, а до. В 2010 году мне казалось: все бесполезно, даже собрались уезжать из страны, но Виктор Дмитриевич стал тем человеком, который смог подарить надежду. Что будет через месяц, посмотрим, на выборах буду голосовать «против всех». Не нужно ждать перемен, их нужно делать самим, вот мой маленький вклад.

Сегодня адвокаты сообщат Виктору Бабарико о том, что ЦИК его не зарегистрировал. Ольга переживает, ей не хочется, чтобы Бабарико пожалел, что вообще ввязался в эту предвыборную кампанию.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
В 9 утра адвокаты Дмитрий Лаевский и Наталья Мацкевич первыми заходят в бюро пропусков КГБ

— Виктору Дмитриевичу очень нужна наша поддержка, — уверена Ольга.

Как член инициативной группы она собрала 451 подпись. Говорит, энергия от людей была такая, что приезжала домой и не могла уснуть. Особенно впечатлил охранник торгового центра, который приносил ей во время пикета кофе в термосе.

 — Я поняла: у нас есть шанс. Нам столько внушали, что мы народец, а оказалось — мы нация. Нам хочется спокойной и цивилизованной передачи власти, — рассказывает Ольга. — Теперь важно прийти на выборы 9 августа ближе к их завершению и показать, как нас много. В комиссии всегда есть сомневающиеся, и они прекрасно знают ст. 192 УК (Нарушение законодательства о выборах).

«Я простая белорусская тетка. Что мне терять?»

В 7 утра дежурство Ольги заканчивается, ее сменяет Елена, и она уже должна дождаться адвокатов Виктора Бабарико, чтобы передать им очередь.

Увидев журналистов, она улыбается: «Я простая белорусская тетка». И как в доказательство этого приводит пример, что вчера варила борщ, а сегодня стоит возле здания КГБ.

Елена, минчанка в третьем поколении, работала в музее, социальной сфере, потом уволилась и одно время жила во Франции, работала на заводе в Польше. Как и предыдущая наша героиня, про 90-е вспоминает с ностальгией.

 — Тогда воздух был замечательный! Жить стало интересно, и казалось, что все будет, открылись новые шлюзы, пришли книги, фильмы, мы начали узнавать, что происходило во время репрессий, — рассказывает Елена. — Начиная с 1994 года ни разу не голосовала за этого человека (Лукашенко. — Прим. TUT.BY), каждый раз ходила на выборы и добросовестно всех вычеркивала. У меня много претензий к нынешнему президенту, начиная от законов и заканчивая сферой культуры.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Елена во время пикетов собрала около 200 подписей за Виктора Бабарико

После публичных выступлений Виктора Бабарико минчанка приняла решение стать членом его инициативной группы. А увидев работу штаба, говорит, поняла, насколько Бабарико крутой менеджер.

 — Достаточно посмотреть, как за 20 лет он создал цветущее предприятие, какая у него семья, и сделать выводы, — продолжает Елена и отмечает: когда работала в музее, ее очень раздражала его «идеологизированность», например команда обеспечить явку на 9 Мая. Поэтому ей захотелось работать без начальников, бумажек и портретов в кабинете, так она стала флористом.

Елена полностью согласна с позицией Бабарико: силовые методы не выход, лучше «включить мозги». На вопрос, не опасается ли она за себя, Елена искренне смеется:

 — Так, а что я делаю? Вчера борщ варила. (…) Я взрослый человек, чего мне бояться? Сына вырастила, собственности никакой не имею, даже квартиры нет. Что мне терять?

Елена тоже задумывалась о переезде, но решила остаться на родине.

 — В любом случае 10 августа мы проснемся в другой стране, даже ментально, — уверена Елена.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Елена и адвокат Дмитрий Лаевский возле здания КГБ

Около 9 утра возле здания КГБ появляются защитники Виктора Бабарико — Дмитрий Лаевский и Наталья Мацкевич. По словам Лаевского, по времени посещение не ограничено, но есть другие обвиняемые, которые также ждут встречи с адвокатами, они это понимают и не будут злоупотреблять тем, что попадут первыми.

Это не первое уголовное дело, когда защитникам приходится занимать очередь с вечера, чтобы встретиться со своими клиентами. Точно так же было и с «делом медиков»: тогда в специальную тетрадку записывали тех адвокатов, которые хотели попасть к своим подзащитным. В СИЗО КГБ не хватает помещений для встреч.

Ситуацию с ночной очередью, по словам Дмитрия Лаевского, вряд ли можно считать нормальной.

— Для граждан, которые задержаны, не должно становиться проблемой получение правовой помощи и свиданий, — отмечает адвокат. —  Это давняя проблема, о ней много сказано. Мы видим возможные выходы из этой ситуации: это либо не применять меру пресечения в виде заключения под стражу, а применять другие меры, либо же заключать людей в других местах.

-53%
-20%
-10%
-20%
-50%
-10%
-30%
-5%
-40%
-25%
0068422