Чытаць па-беларуску


/ /

«Мы с Чижовкой почти одногодки. Моя малая родина, мой край, она мне снится до сих пор», — рассказывает Олег Хоменко. Известный артист, музыкант провел нас по большому спальному району Минска. Где тут центр, как местные дрались с серебрянковскими на льду водохранилища и где в Чижовке «скарбы ляжаць», TUT.BY рассказал белорусский рокер.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Олег Хоменко, 53 года. Родился в Минске, в Чижовке. Музыкант, лидер фолк-модерн-группы «Палац»

«Аборигены» — цикл статей на TUT.BY. Аборигены — местные, коренные. Эти люди родились здесь и хорошо знают свой город. Они и есть лучшие экскурсоводы по прошлому и настоящему Минска. Мы прогуливаемся с известными минчанами по местам, о которых им есть что рассказать.

Про свой Минск нам уже рассказывали политик и первый руководитель независимой Беларуси Станислав Шушкевич, известный спортсмен и музыкант Виталий Гурков, а также банкир и меценат Виктор Бабарико — незадолго до своего решения идти в президенты.

Центр Чижовки. Район, который снится

Лидер группы «Палац» Олег Хоменко только в прошлом году впервые дал настоящий концерт на своей малой родине, на сцене перед «Чижовка-Ареной». Почти напротив, на улице Ташкентской, стоит дом, где он жил в детстве и до сих пор живут его родители.

— Играли с группой «Палац» больше часа. И те, кто знал меня с детства, пришли. Даже отец, несмотря на больные ноги — послушать сыночка, — рассказывает артист.

Его родной дом — типовая пятиэтажка, туда сегодня не идем. Идем к стеклянной гостинице «Арена», которую построили во время большого «ремонта» района к чемпионату мира по хоккею — 2014. По словам Олега Хоменко, именно здесь, почти на перекрестке улиц Ташкентской и Голодеда, — центр Чижовки, ее сердце.

— Сначала тут стояли грузовики — их использовали во время строительства Чижовки. Потом была автостанция, отсюда начинался и первый микрорайон. Рынок, библиотека, кинотеатр, сберкасса, почта, хозмаг — все на расстоянии 300-500 метров. Так что это центр!

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Где тут что, Олег Хоменко хорошо помнит. По правую руку — Чижовка-1, сразу за ней — 5-я. За плечами, если стоять спиной к гостинице и лицом к спортивной арене — Чижовка-2 и Чижовка-3. Всего их семь.

— Говорят, в местном фольклоре есть и Чижовка-8, правда?

— Да, это шутка. Так называли кладбище — говорили, если что, отнесут на Чижовку-8. Наверное, там теперь уже не хоронят.

Чижовка была первым настолько масштабным районом, который появился в Минске в послевоенные годы. Со всей необходимой инфраструктурой — при желании здесь можно было жить несколько месяцев без необходимости ехать «в город».

— Можно было жить и все. Но, конечно, в центре были значительно лучшие продукты, одежда, обувь. Там были кинотеатры «Москва» и «Октябрь», где шли самые лучшие фильмы. Позже, перед армией, когда поступил в Университет культуры — я стал почти жить в третьем автобусе, который бегал на вокзал. Только с того времени центр стал для меня более интересным.

Район начали строить в 1964-м, Олег Хоменко родился в 1967-м, но у музыканта есть основания считать себя и Чижовку одногодками.

— Первое лето в жизни, пока достраивали нашу квартиру, я был в деревне у бабушки. Тогда не было декрета — уже через три месяца после моего рождения мама вышла на работу. Первую зиму я уже был здесь. Жил тут даже после армии. Для меня Чижовка - малая родина, мой край, она мне снится до сих пор.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Что снится?

— Квартира у меня на пятом этаже, но воды не видно. И такое ощущение, что ты немного поднимаешься и скоро увидишь водохранилище. Но что это за сон? Личное, психология.

«Чижовка-Арена» на месте Затишья. Исчезнувшая деревня

«Палац» работает с фольклорным материалом — песнями, собранными по Беларуси, в деревнях, в современной аранжировке. Ничего удивительного, что этим занимается человек, который вырос в заводском квартале. Родители — выходцы из регионов, да и новый район рос на месте бывших деревень. Одна из них — Чижовка, но рассказ нашего гида — о другой. Там, где сейчас «Чижовка-Арена», стояли дома Затишья.

Среди парковых деревьев недалеко от водохранилища Олег Хоменко узнаёт остатки бывших деревенских садов.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— В некотором смысле здесь были первые мои этнографично-фольклорные разговоры. Фамилий не помню, но жил тут старик. Сам делал лодки — мне, 14-летнему подростку, покататься на такой было за счастье. Это был человек хитрый, но мог сесть с нами, парнями, и немного рассказать, что было раньше. Он помнил, как появилось Чижовское «озеро», при Сталине еще. Здешние люди говорили, что раньше деревня Затишье была застенком Затина.

По берегу водохранилища и сегодня можно увидеть колья для швартовки лодок.
В 1970-е еще «была мода» на лодки. По словам Олега Хоменко, у людей из Затишья и самой Чижовки их было тут с полсотни.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Как местные, деревенские, люди относились к тому, что сюда пришел город?

— Напряженно. В Затишье люди жили на земле своих родителей и дедов — как они могли относиться к тому, что тут начали строить супермикрорайон? Наверное, у них было ощущение, что понаехавшие все отберут. То напряжение и относится к первым чижовским дракам.

Кудыкина гора. Эпичные бои между Чижовкой и Серебрянкой

Дальше Олег Хоменко ведет нас на Кудыкину гору. Рассказывает, что название «абы што» и его просто придумали земляки.

— О! Это ж символ Бабарики! — веселеет музыкант, увидев большое красное сердце — место для селфи в парке 900-летия Минска. Малая архитектурная форма правда напоминает знак избирательной кампании экс-банкира Виктора Бабарико.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Сердце стоит на Кудыкиной горе — тут и рядом когда-то тусовались одногодки Олега Хоменко. Место было тихое, милиция не дойдет — тут хорошо было посидеть, выпить и устроить драку «район на район».

— Александр Лукашенко недавно сказал, что раньше Чижовкой детей пугали. «Сплошное пьянство, криминал, зайти страшно было». Такое помните?

— Были драки, это правда. Мало того, тут на льду пару раз лупили друг друга Чижовка с Серебрянкой — человек по 100 с каждой стороны. Было, аж на лед выскочил бобик милицейский, так его перевернули. Можно сказать, дрались без причины, как мужики когда-то в старину на льду. Но какого-то именно криминала я не помню. Хотя, было что-то удивительное во времена Черненко (Константин Черненко был генеральным секретарем ЦК КПСС в 1984−85 годах. — Прим. TUT.BY). Тут в парке были озверевшие люди — можно было только с девушкой пройти, иначе побьют. А позже уже стало значительно тише и культурнее.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Берега над Чижовским водохранилищем и сейчас высокие. Олег Хоменко добавляет, что когда-то на отвесных склонах делали гнезда ласточки.

— Но тут их звали стрижи. Подростки просто для забавы разрушали норки ласточек — в связи с этим случилась моя первая драка до крови. Еще маленький, я бросился к более взрослым мальчишкам — тогда я хорошо получил по морде в борьбе за сохранность природы!

Камень. Детские страхи

— Вот куда его перенесли! — на входе в парк 900-летия Минска Олег Хоменко находит гранитный памятник. Его поставили в 1967 году, город как раз отмечал юбилей.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Когда я был совсем маленьким, камень напоминал мне памятник на захоронении. Но я уже немножко читать умел, к тексту не присматривался, но видел мой год рождения — думал, что это моя могила! С одной стороны, боялся этого камня, с другой — он меня притягивал.

Концерты на подъездах. Культура

Мы в одном из типичных дворов возле типичного подъезда. Навес над ним — это не просто козырек, это — первая сцена чижовских.

— В Чижовке был салон семейных торжеств, но запись была года на три вперед, поэтому свадьбы отмечали во дворах. Да и люди были еще не совсем городские. Отмечать свадьбы в ресторане было ненормально, нормально — в доме и во дворе, так и происходило.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Музыканты выставляли колонки и аппаратуру на козырьки подъездов — получалась сцена. Часть слушателей приходила сама — гости со свадьбы стояли под подъездом, остальным и приходить не нужно — звуки разносились далеко. Олег Хоменко вспоминает, что за два дня в 1970-х ансамбль на свадьбе в Чижовке мог «поднять» около 200 рублей. Музыкант говорит, что на МАЗе в месяц тогда зарабатывали 160.

— Мне было 15, подвыпившие артисты из группы позволяли тоже спеть. Но то, что я там играл, конечно, было позорище, — смеется.

— И что играли?

— «Мясоедовскую», «…А наш притончик гонит самогончик». Но и песни Боба Дилана я первый раз услышал в Чижовке на свадьбе. Еще Hotel California. Английские тексты были записаны русскими буквами — пели что получалось. Самодеятельное движение ВИА было крутым. То, что тут происходило — часть культуры, которая повлияла на меня. На любовь к сцене, какой-то публичности. Позже, в восьмидесятых, эти ВИА хорошо прижали, а в семидесятых все еще было.

Фота: Уладзімір Гудвін
Концерт «Палаца» возле Чижовка-Арены". Фото: Владимир Гудвин

Свой клен. История про чижовские деревья

Еще одна точка в экскурсии от местного — сквер, что растянулся вдоль улицы Голодеда. Официальное название — Аллея молодоженов. Олег Хоменко ищет и, кажется, находит нужные деревья.

— Деревья мы сажали еще школьниками. Все друзья убежали, побросали последнее, а я остался. Понимал, что саженцы сдохнут, если я уйду. Усердно боролся за те деревья. Помню, сажал клены — может, это они!

Рядом — березовая аллея. По воспоминаниям Олега Хоменко, деревья сажали молодожены. Про те березы у чижовских тоже есть быль.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Как-то утром люди идут и видят, что одно дерево порублено, да с такой злостью. Причем здоровая такая береза, давно росла. Наверное, чей-то брак не удался!

«Корчи». «Не шариковские, а чижовские»

Если миновать зоопарк и пойти по улице Уборевича, найдешь аж две экологические тропы в зеленой зоне. Мингорком природных ресурсов в 2020-м обещает тут редкие виды птиц и краснокнижные растения.

— Я тут лет 20 не был, а место это раньше называли «Корчи». Не шариковские «Корчи», а наши, чижовские.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Шариковские «Корчи» известны хорошо — это легендарная танцплощадка в парке 50-летия Октября, в зоне притяжения шарикоподшипникового завода. Чижовские «Корчи» — для более узкого круга.

— Тут, на берегу, лежали аж на земле старые ивы — поэтому и корчи. Тут жгли костры, был самодеятельный лагерь, люди жили сутками в шалашах. Я тут не ночевал, но приходил. Посиделки с гитарой, выпивка, местные хиппи. Место было дремучее, преступное, но насилия здесь не было — это не Курасовщина. А сейчас тут — цивилизация!

Замчище и не только. Места, где «скарбы ляжаць»

Под конец мы едем в два таинственных места — такие истории может знать только настоящий абориген.

Вот улицы Краснослободская, Старобинская, Несвижская, Копыльская и совсем небольшие переулки. Частный сектор, тоже Чижовка.

— Насколько я знаю, тут издавна проходил цыганский путь, — удивляет подробностями Олег Хоменко. — Тут были униатские места, а униаты цыган не гоняли, даже разрешали хоронить на своих кладбищах. Цыгане спокойно тут ставили таборы и оставались. С местными жили мирно, аккуратно, живут и сейчас.

Мы стоим на зеленом треугольнике, образованном переулками.

— Старые цыгане в моем детстве говорили, что тут нельзя ничего строить. «Гиблое место», будто бы тут старые их захоронения, причем очень богатые! Большие богатства на этой земле. Правда или нет — такая легенда.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Дальше, на другом берегу Свислочи — парк Красная Слобода и остатки деревни с таким же названием. В сам парк с Чижовской окраины не пробиться — можно только выйти на полуостров, который образует старица и нынешнее русло реки. На полуострове — крапива высотой с человека.

Олег Хоменко показывает в сторону парка. Это бывшая Архиерейская Слобода, или Архиерейская Пустошь. Земли в ХVII-ХVIII веках принадлежали униатской церкви.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Где высокий берег — было имение. Когда-то туда съезжались архиереи и губернаторы на гулянки. Позже все снесли, но старики называли это место Замэчак, а местные до сих пор говорят Замчище. О нем было много рассказов — от чижовских привидений до того, что тут была ночная база отдыха офицеров НКВД до войны.

Тут еще одно место, где сокровища лежат. И Олег Хоменко в своем советском детстве пробовал это проверить.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Журнал «Техника — молодежи» напечатал схему металлоискателя — он реагировал на расстоянии на железо. Мои друзья сделали все по схеме — и мы целое лето ходили искать клад. Нашли только пуговицу, возможно, от царской военной формы.

Экскурсия по Чижовке заканчивается, на обратном пути с полуострова в цивилизацию Олег Хоменко наклоняется и поднимает с тропинки современную белорусскую копейку.

— А вот тебе, сыночек, и «скарбы».

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
-20%
-30%
-12%
-20%
-10%
-10%
-50%
-30%
0071582