/

Центризбирком отказал в регистрации Виктору Бабарико и Валерию Цепкало, которых называли главными конкурентами Лукашенко на выборах. Штабы претендентов, вероятно, попытаются обжаловать решение в суде. А мы спросили экспертов, как они оценивают решение власти и какую реакцию это вызовет в обществе и у зарубежных партнеров.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Виктор Бабарико. Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Виктор Бабарико узнает о том, что его не зарегистрировали, в камере СИЗО КГБ. Несмотря на то, что он пока не признан виновным (это, по закону, может сделать только суд), по телевизору мы не раз слышали о «неопровержимых доказательствах его вины», а сегодня глава Центризбиркома Лидия Ермошина предложила отказать Бабарико в регистрации на основе письма из Комитета госконтроля, где рассказывается о его «преступной деятельности», хотя о презумпции невиновности говорится в белорусской Конституции.

«Бабарико феноменально быстро раскрутился, показал свою силу»

Политический обозреватель Артем Шрайбман говорит, что во время этой избирательной кампании был выбран «топорный сценарий решения всех проблем»:

— Власть не играет в слишком сложные комбинации, а допускать к выборам человека, которого государство официально объявило преступником, то есть Бабарико, слишком сложно, учитывая его реальную поддержку, и то, что его сторонники вряд ли верят государственному телевидению. Намного проще распылить протест: дать повозмущаться кому-то сейчас, а кому-то — после выборов, главное — не доводить все протестные настроения до кульминации в один день.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY
Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Политолог Александр Класковский отмечает, что все действия власти во время избирательной кампании говорили о том, что Виктора Бабарико не будет в бюллетене.

— Почему власти пошли на такой политический шаг? Бабарико стал слишком опасным конкурентом для Александра Лукашенко. Он феноменально быстро для белорусской ситуации раскрутился, показал свою силу, умение объединять вокруг себя людей и зажег надежду, не зря его стали называть «кандидатом надежды». Бабарико посадили за решетку, начали поливать грязью с телеэкранов, но у значительной части электората это вызвало еще большую симпатию — как к жертве режима. Оценив все риски, Лукашенко (очевидно, что такие принципиальные вопросы решает именно он) решил не рисковать. Думаю, он взвешивал все за и против, потому что все-таки привык выглядеть сильным, харизматичным лидером, который никого не боится, которого никто не может нагнуть. И соблазн пустить Бабарико на следующий этап был прежде всего, чтобы показать, что Лукашенко не боится бороться с сильным соперником. Но слишком много неблагоприятных обстоятельств навалилось на него в этой кампании — экономика и так стагнировала, а коронавирус ее еще больше подкосил. К тому же неудачные попытки бороться с коронавирусом, циничные заявления Лукашенко — даже по «засекреченной» информации это подкосило его популярность. Поэтому власть решила действовать грубо: остановить Бабарико, хотя с точки зрения имиджа это проигрышная стратегия.

«Цепкало воспринимается как предатель, это месть»

Александр Класковский отмечает, что появление новых фигур на политическом поле, когда традиционная оппозиция давно маргинализирована, стало неожиданностью для власти, как и активность людей, так называемая «подписная революция» — километровые очереди из тех, кто хотел поставить подпись по принципу «кто угодно, только не Лукашенко».

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Валерий Цепкало. Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Лукашенко кожей почувствовал, что народная любовь уходит и ее уже не вернуть, поэтому и был избран такой сценарий: сочетание силовых и административных методов. В итоге Бабарико и Цепкало просто выбили из обоймы, — говорит Класковский.

Что касается Валерия Цепкало, бывшего дипломата и основателя ПВТ в Беларуси, то его кандидатуру ЦИК забраковал за «недействительные подписи» и неточности в декларации о доходах супруги.

— В случае с Цепкало больше сыграл личный фактор, — считает Артем Шрайбман. — Вряд ли Лукашенко рассматривал в нем основного конкурента, хотя если бы Бабарико не зарегистрировали, а зарегистрировали Цепкало, значительная часть электората Бабарико, конечно, перетекла бы к Цепкало. Валерий Цепкало воспринимается властью как предатель: он был в системе, но пошел против нее. В Беларуси за такие вещи принято наказывать тюрьмой, можно вспомнить и Козулина, и Леонова, и других пришедших в политику номенклатурщиков. Это вопрос мести, власть придерживается правила: если ты предаешь систему, по-любому будешь наказан.

«Тихановскую допустили ради галочки: смотрите, мы не всех зарубили»

По решению Центризбиркома, кандидатом в президенты стала Светлана Тихановская, супруга блогера и автора канала на Youtube «Страна для жизни». Светлана вынужденно подала документы на регистрацию, поскольку мужа к тому времени уже посадили, дойдет ли она как кандидат до 9 августа, вопрос пока открытый, ведь Сергей Тихановский изначально агитировал бойкотировать выборы.

Фото: Сергей Комков, TUT.BY
Сергей Тихановский. Фото: Сергей Комков, TUT.BY

— Думаю, что Тихановскую зарегистрировали, потому что она не воспринимается как опасный кандидат, — говорит Артем Шрайбман. — Вся ее команда сидит, в том числе ее муж, а у нее на руках двое детей, — все это делает ее уязвимой для давления. Понятно, что она сама вряд ли будет призывать к протестам, и уж тем более координировать их. Светлана не склонна к долгим публичным выступлениям, агитации, поэтому думаю, расчет на то, что ее допустили просто для галочки в бюллетене — посмотрите, мы не всех зарубили. Но без команды Светлана Тихановская не представляет для власти никакой угрозы.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Светлана Тихановская. Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Артем Шрайбман отмечает, что текущая избирательная кампания выглядит как «выборы с самыми закрученными гайками в современной истории Беларуси».

— Руководство страны больше всего беспокоят уличные протесты, потому что в избирательных комиссиях, правоохранительных органах и судах — свои люди, а когда народ выходит на улицы — это уже стихия, этому надо противостоять, — говорит Александр Класковский. — Поэтому и решили выбить из обоймы зачинщика протеста — Сергея Тихановского, а потом и тех, кто может быть катализатором протеста — прежде всего Виктора Бабарико. Вокруг него объединились не просто сто активистов, которые всегда выходят на акции, а совершенно новые люди, и их очень много, и они могли бы протестовать не против несправедливых выборов, а против украденной победы. И наверху решили проблему кардинально: просто не пустить Бабарико на следующий этап.

Итого, по решению ЦИК, кандидатами в президенты зарегистрированы Андрей Дмитриев, Анна Канопацкая, Александр Лукашенко, Светлана Тихановская, Сергей Черечень.

Оценка на Западе будет негативной, но вопрос по санкциям пока открытый

Директор Совета по международным отношениям «Минский диалог» Евгений Прейгерман обращает внимание, что нынешняя избирательная кампания «идет по общественному разлому, и это является главной угрозой независимости и стабильности Беларуси не только на выборах, но в более долгосрочной перспективе».

Фото: Reuters
Александр Лукашенко. Фото: Reuters

— И я это аргументирую достаточно просто: у страны, которая находится в таких геополитических условиях, единственный ресурс, чтобы быть стабильными и успешными, — это внутреннее единство, которое во время этой избирательной кампании подрывается. И то, что не были зарегистрированы кандидаты (Бабарико и Цепкало. — Прим. TUT.BY), ситуацию не улучшит, но посмотрим, что будут делать их штабы.

Реакция Запада однозначно будет негативной, считает Прейгерман.

— Тем более что от некоторых стран и европейских институтов уже звучали предупреждения, что они рассматривают ситуацию с отказом в регистрации кандидатов как дополнительный индикатор оценки выборов в Беларуси, и оценка эта однозначно будет негативной. Другой вопрос, во что это выльется: либо это будет череда заявлений, где будут осуждать ход и исход выборов, либо это будет введение санкций. Пока судить об этом сложно, поскольку такие решения выносятся по завершении избирательной кампании. ЕС и США будут сопоставлять негативные факторы, произошедшие во время выборов, с их собственным интересом по развитию отношений не только с Беларусью, но и по вопросу региональной безопасности.

Артем Шрайбман считает, что реакция ЕС и США вряд ли будет выходить за рамки заявлений.

— Наверняка это осудят, но какие-то меры, если они вообще будут приниматься, можно ждать по итогам кампании. Пока непонятно, какой глубины могут достичь репрессии, сколько политзаключенных и как долго останутся в тюрьмах. После выборов это станет понятно. И решения могут быть от сворачивания сотрудничества (например, сотрудничества с Европейским банком реконструкции и развития или Европейским инвестиционным банком) до радикальных мер — введения санкций.

-10%
-10%
-50%
-5%
-40%
-10%
-10%
-15%
-20%
-33%
-21%
0071529