/

Директор Витебской районной племстанции Татьяна Симанкович умерла в городской БСМП после трех недель борьбы с пневмонией, осложненной коронавирусом. По словам родных, до этого она ничем серьезным не болела, вела здоровый образ жизни, занималась фитнесом, любила свою работу и строила много планов на жизнь. «8 мая у меня родился сын. И мама, которая сильно ждала внука, так и не смогла его увидеть: в это время она лежала на аппарате ИВЛ. Через неделю, 15 мая, ее не стало. Я еще не оправилась после родов и даже не смогла быть на похоронах», — рассказывает TUT.BY Дарья, дочь Татьяны.

Фото: "Жыццё Прыдзвіння"
Фото: «Жыццё Прыдзвіння»

В апреле в Витебске практически каждый день шли новости о все новых и новых жертвах коронавируса. И первое, что сделала Татьяна Симанкович, — позаботилась о единственной дочери, которая находилась тогда на девятом месяце беременности.

— Мама родом из Глубокого. И когда стало понятно, что в Витебске — серьезная эпидемия, она решила отправить нас с мужем в Глубокое. Говорила: «Там тихо, уезжайте туда, нужно сберечь тебя и ребенка». И мы уехали 16 апреля. Получается, маму я последний раз видела накануне, 15 апреля, — рассказывает Дарья Науменок.

А через неделю, 24 апреля, Татьяна позвонила дочери и рассказала, что у нее температура — 37,2.

— 25-го мама обратилась в поликлинику, но больничный ей не дали, так как на входе в медучреждение ей измерили температуру и термометр показал 36 градусов. Уже после выходных, 27 апреля, мама снова пошла в поликлинику. На этот раз ей открыли больничный. Однако флюорография и анализы ничего плохого не показали. И медики отправили маму домой. После четырех часов в очереди в поликлинике она чувствовала слабость, села в машину, но поехать домой смогла не сразу, а через время, придя в себя.

Почти неделю Татьяна болела дома. Температура «прыгала» от 37 до 38. В субботу, 2 мая, ее подруга Наталья забила тревогу и вызвала скорую.

— Маму забрали в 1-ю городскую больницу. Выяснилось, что у нее двусторонняя пневмония. Давали антибиотики, которые, возможно, маме не шли. Ей становилось хуже, открылась рвота, мама даже не могла говорить. На жалобы врач отвечал: «Здесь всем плохо». В лечении два дня ничего не меняли.

В понедельник, 4 мая, пациентку перевели в витебскую больницу скорой медпомощи.

— Поначалу мама лежала под кислородной маской, а потом — под аппаратом ИВЛ. Тест на коронавирус показал положительный результат. Через 10 дней, 15 мая, мама умерла. Организм, к сожалению, не справился, хотя врачи в БСМП делали все, что только могли.

Фото: семейный архив
Татьяна на свадьбе дочери Дарьи. Фото: семейный архив

Ровно за неделю до смерти матери, 8 мая, у Дарьи родился сын.

— Но мама даже не узнала, что я родила, — молодая женщина не может говорить об этом без слез. — А мама так ждала внука, хотела его нянчить, водить на прогулки, а еще мечтала поехать с ним на море… Но так получилось, что даже не узнала о том, что уже стала бабушкой.

Дочь не смогла быть на похоронах матери:

— В тот день я еще не оправилась после родов, была слабой. И на руках ребенок, которому только неделя. Хоронили маму в закрытом гробу. Я очень благодарна подруге мамы Наталье: на ее плечи легла организация похорон, так как я не могла тогда этим заниматься.

Дарья говорит, что ее мама не имела хронических болезней, следила за собой и здоровьем.

— Она ходила на фитнес и в бассейн. Незадолго до болезни мама прошла полное обследование, и медики пришли к выводу, что она здорова. 49 лет — это цветущий, замечательный возраст. Казалось, впереди еще столько прекрасного! Но случилось вот так… Поэтому неправда, когда говорят, что от коронавируса умирают лишь люди с хроническими заболеваниями.

Татьяна Симанкович окончила ветакадемию в Витебске. Затем более 20 лет отработала в АПК. В марте 2019 года получила Почетную грамоту Министерства сельского хозяйства и продовольствия.

Использование материала в полном объеме разрешено только медиаресурсам, заключившим с TUT.BY партнерское соглашение. За информацией обращайтесь на nn@tutby.com

-50%
-15%
-20%
-11%
-5%
-58%
-5%
-33%
0071582