Поиск людей, пропавших после акций
Что делать, если вас задержали и избили


/ /

«Когда брат позвонил, сказал, что мама с папой утонули, я не поверила, попросила дать трубку кому-то из взрослых», — говорит Виктория Капустинская. 13 июня ее родители с братом Ромой отдыхали на озере в Пуховичском районе. В воде папе стало плохо, мама пробовала его спасти, но и сама погибла. Когда казалось, что хуже уже быть не может, на детей свалилась еще одна беда — кредит, который родители брали на покупку дома. Теперь, говорит девушка, нужно думать, как с ним разобраться.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Виктория — 18 лет и Рома — 11

В марте Виктории исполнилось 18 лет, она окончила первый курс БНТУ. Ее брату Роме сейчас 11. После трагедии они переехали к бабушке. В «трешке» на бульваре Шевченко с ними живут еще тетя и двое ее детей. Вместе, говорит Вика, держаться проще.

— Мою маму звали Ольга, папу — Валерий, — рассказывает девушка историю своей семьи. — Когда Валерий с мамой поженились, мне исполнилось 4 года. Пусть он мне и не родной, но он меня вырастил. А Рома их общий сын. Знаю, что у папы есть еще четверо детей от предыдущего брака, но мы с ними не общаемся, на похоронах их не было.

Рома сидит в соседней комнате. Обсуждать трагедию, которая произошла у него на глазах, он не хочет даже с близкими. Первое время, говорит бабушка Алина Анатольевна, когда ложился спать, плакал, теперь — нет.

— Я говорю, Ромочка, идем я с тобой поговорю, а он: «Бабушка, я не хочу», — передает она их беседу. — Он понимает, если будет думать о трагедии, ему будет плохо. Но пусть бы он лучше плакал, а не держал все в себе, не закрывался. Я сама уже две недели работаю с психологом. В конце июня от навалившихся проблем у меня было ощущение, что я застряла во времени. Понимаю, например, что на календаре 26 июня, а кажется, до конца месяца еще минимум две недели.

Фото: пресс-служба СК
Место, где произошла трагедия. Фото: пресс-служба СК

Валерий и Ольга погибли 13 июня. Незадолго до этого родители с Ромой поехали на дачу в деревню Узляны Пуховичского района. Примерно в километре от населенного пункта находится декоративное озеро. «От силы 300 на 300 метров, — описывают водоем в местном ОСВОД. — Максимальная глубина — 4 метра, а в основном же — доходит только до 2 метров».

— У меня были дела в Минске, поэтому на выходные я осталась в городе, — вспоминает Виктория. — В субботу утром мне неожиданно позвонил Рома, он плакал, говорил: родители утонули. Я не поверила. Стала спрашивать, что происходит, просила дать трубку кому-то, кто рядом. Телефон взял какой-то мужчина, объяснил происходящее и помог брату вызвать спасателей.

О случившемся Вика говорит почти без эмоций: только факты — что и как. Кажется, она и сама еще не осознала всей трагедии. Из рассказанного братом: утром они с родителями поехали на озеро. Рома с папой решили подплыть к лебедям, чтобы их покормить. Папе стало плохо, он начал тонуть.

— Мама это увидела — и бросилась в воду, — продолжает собеседница. — Когда папа пошел ко дну и стало понятно, что его не спасти, мама с Ромой поплыли к берегу — и тут плохо стало маме. Рома, говорит, как смог, вытолкал ее из воды, — Вика делает паузу и тянется за файлом с документами. — Если честно, мы не знаем, как именно все произошло и что случилось. В свидетельстве о смерти родителей в графе «причины» стоит R99, то есть причина смерти неизвестна. Насколько я знаю, в легких у родителей не было воды. Сейчас этим делом занимается следствие.

— Ваши родители чем-то болели?

— В 2015-м у мамы была онкология, но она восстановилась, а у папы — аллергия на какую-то летнюю траву. Вроде бы на тимофеевку, но раз в год он проходил медкомиссию на работе, все было нормально.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
«В свидетельстве о смерти родителей в графе „причины“ стоит R99, то есть причина смерти неизвестна», — говорит Виктория.

Отдыхать на этот водоем, вспоминает Вика, они ездили редко. Последний раз это было года три назад. На берегу тогда было многолюдно. Почему оказалось пусто в этот раз? Кто знает. Может, потому что семья поехала к воде слишком рано или потому что день был прохладный.

— Брат рассказывал, что в момент трагедии на другом берегу стоял какой-то мужчина. Мама звала его на помощь, но он не откликнулся. А когда Рома вытащил маму из воды, он сел в авто и уехал, — передает слова брата сестра. — Рома кричал. Этот крик услышал другой мужчина, который проезжал рядом на велосипеде. Он первым и прибежал на помощь.

Когда Виктория добралась из Минска в Узляны, мама лежала на берегу, спасатели и водолазы искали папу.

«Этот дом и дача — единственное, что нам после них осталось»

В квартире Викиной бабушки очень много фотографий. На снимках бабушка Алина Анатольевна показывает Ольгу. С дочкой, рассказывает, они были подругами. В последнее время часто ездили по Беларуси, старались подольше находиться вместе.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Ольга Капустинская-Зарянич

— Словно чувствовали, что что-то случится… — продолжает она.

Алине Анатольевне 65 лет, она работает в экономическом университете и сейчас оформляет документы, чтобы стать опекуном Ромы.

— После смерти родителей нам с Ромой остался дом в Минске, который родители купили в кредит в 2009 году, — вводит в курс дела Виктория. — Я пока не могу найти договор, но кредит был вроде бы на 25 лет. Брали его в Беларусбанке, оформляли на папу, мама и бабушка были поручители. Мама никогда особо не рассказывала про то, сколько и кому мы должны. Я только знала: сумма большая. Поначалу ее брали в долларах, потом как-то перевели в белорусские рубли. Помню, когда у мамы нашли онкологию, у нас были проблемы с оплатой. Папа как-то договаривался с банком.

Чтобы рассчитываться по счетам и жить, продолжает девушка, у Валерия Зарянича было три работы. По образованию он инженер-электрик, 23 года трудился на маргариновом заводе. Плюс две подработки. Точную должность мамы дочка не знает. Говорит, Ольга Капустинская-Зарянич занималась документами в сети кальянных.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

В июне Виктория с бабушкой пошли в банк, чтобы разобраться с денежными вопросами. Там сообщили: в этом месяце им нужно заплатить 600 рублей.

На квитке, что выдали Виктории, написано:

  • погашение просроченного долга — 131 рубль 42 копейки,
  • погашение просроченных процентов — 468 рублей 58 копеек.

По словам девушки, основной долг по родительскому займу составляет 35 тысяч рублей, а с процентами — 78 тысяч.

Пенсии по потере кормильцев Вика с братом еще не оформили. О каких суммах там идет речь, они пока не знают. Стипендия студентки 90 рублей, поэтому заплатить банку за июнь ей помогла бабушка.

— Когда случилась трагедия, нас поддержало много людей. Нашлась женщина-юрист, которая предложила разобраться с ситуацией. Никаких заявлений в банк мы еще не писали, ждем, пока получится обстоятельно поговорить с юристом: вдруг можно будет снять проценты по кредиту, оставив только основной долг, — говорит Виктория. — А если нет, я не знаю, что делать. Дом терять не хочется. Родители уже столько за него заплатили. Да и этот дом и дача — единственное, что нам после них осталось.

«Обязанности по оплате возникают после принятия наследства, но подлежащая уплате сумма рассчитывается со дня смерти наследодателя»

В юридической компании REVERA поясняют: в состав наследства входят не только права, но и обязанности того, кто передает наследство. Невозможно унаследовать лишь права и отказаться от обязанностей, то есть нельзя принять в наследство дом, но отказаться выплачивать кредит. Права и обязанности по кредиту, говорят специалисты, не связаны с личностью кредитополучателя, могут реализовываться без его непосредственного участия и переходят наследникам.

— Если умерший (отец) не оставил завещания, в котором было бы написано, кто и в каких долях наследует имущество, то наследниками умершего являются его дети и родители, — говорит Полина Кулаченко, специалист юридической компании REVERA. — Принятое наследство признается принадлежащим наследнику со дня смерти наследодателя. Это значит, юридически обязанности по оплате возникают после принятия наследства, но подлежащая уплате сумма (основной долг и проценты) рассчитывается со дня смерти наследодателя. Наследники вправе выплачивать долг и до принятия наследства.

По словам специалиста, изменить размер процентной ставки можно, но только если с этим согласится банк.

— Кроме уменьшения суммы процентов банк может предложить уменьшить размер ежемесячных платежей, изменить график платежей, «заморозить» выплату кредита (предоставить отсрочку), — перечисляет возможные варианты развития ситуации Полина Кулаченко.

Как пояснили в пресс-службе Беларусбанка, первое, что нужно сделать семье погибших: официально закрепить свои права на жилое помещение, которое приобреталось или строилось с привлечением банковского кредита.

— В том случае, если наследником будет в установленном порядке оформлено свидетельство о праве на наследство, банк сможет официально начать работу с гражданином по урегулированию вопросов с кредитной задолженностью, предметом залога и прочее, — сообщили TUT.BY в пресс-службе банка. — Мы всегда готовы пойти навстречу клиенту и при наличии объективных причин рассмотреть вопрос о корректировке его кредитной нагрузки.

Главное, говорит Виктория, что им сейчас нужно сделать, — это собраться и собрать все нужные документы.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Виктория Капустинская

— Все эти проблемы немного отвлекают от горя, — рассуждает она. — Когда понимаешь: нужно куда-то ехать, чем-то заниматься, — чуть меньше думаешь о том, что с нами случилось.

Для тех, кто хочет помочь Виктории и Роме, семья открыла благотворительный счет на имя бабушки Шенец Алины Анатольевны.

ОАО «АСБ Беларусбанк»

Отделение № 511/325 г. Минск, пр. Партизанский, д. 26

БИК AKBBBY2X

УНП 100325912

Назначение платежа: Шенец Алина Анатольевна

Транзитный счет: BY28 AKBB 3819 3821 0001 7000 0000

Счет в рублях: BY48 AKBB 3134 0000 0028 0007 0000

Счет в долларах: BY73 AKBB 3134 1000 0016 5007 0000

-25%
-12%
-12%
-30%
-20%
-10%
-80%
-10%