WWW.TUTBY.NEWS - наш запасной адрес на случай, если TUT.BY не открывается


Сегодня Минздрав рассказал, по каким показателям вода в Минске была некачественной. Оказалось, превышения были по запаху и окисляемости перманганатной. По нефтепродуктам и аммиаку превышений нормативов не было. TUT.BY снова спросил у химиков, что могут значить свежие данные санитарных врачей и откуда это все могло взяться в водопроводной воде.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Судя по новым данным Минздрава, превышений предельно допустимых концентраций нефтепродуктов и аммиака в водопроводной воде Минска не зафиксировали.

Есть проблема только с сильным неприятным запахом и окисляемостью. Отдельно сказано, что вода и сегодня не везде соответствует гигиеническим нормативам по хлорорганическим соединениям. Попросили у химиков, с которыми разговаривали вчера, объяснить, что это значит.

По данным Минздрава, «окисляемость перманганатная» в воде была такой:

  • 5,76 мгО/дм3 при нормативе не более 5 мгО/дм3.

— Окисляемость перманганатная — этот показатель нам говорит, что в воде присутствуют органические вещества. Скорее всего, это какие-то бактерии, водные организмы — органика, — говорит химик Александр.

Коллега с ним солидарен. Ранее он объяснял, что «в водохранилище изначально много органики и она могла проскочить в питьевую воду».

По запаху показатель был в некоторых случаях превышен больше чем в два раза, также сказано, что вода «не соответствует гигиеническим нормативам по хлорорганическим соединениям». Основываясь на такой информации, собеседники рассказывают, что могло произойти и откуда сильный неприятный запах.

— Могу предположить, что произошел резкий рост бактерий в воде. Причины не ясны. При стандартных условиях система водоочистки должна была с этим справиться. Тут либо их водоочистка сломалась, какое-то время не работала, либо просто не учли, сколько нужно обеззараживающего вещества на выросшее количество бактерий. Возможно, что-то с настройками оборудования, — говорит Александр.

Откуда неприятный запах?

— Хлористое вещество убивает бактерию, но оно связывается с остатком этой бактерии, и получаются хлорорганические вещества. Это те самые хлорорганические соединения, на которые сейчас указывают, — уже результат дезинфекции воды и всей трубопроводной системы. Можно предположить, что в водопровод дали ударную дозу обеззараживающих веществ на основе хлора, они убили бактерии, но продукт реакции как раз и пахнет.

Александр добавляет, что продукт реакции обеззараживающих веществ и остатков бактерий может также вызывать зуд и жжение, на которые жалуются многие минчане.

Второй собеседник дал похожий комментарий.

— Чтобы лучше понять ситуацию, нужно ответить на важный вопрос: какие были концентрации в питьевой воде в водопроводе хлорорганики и остаточного активного хлора во время всего события? — добавляет собеседник.

Кроме того, он ознакомил нас с техническими записками по вопросам питьевого водоснабжения, санитарии и гигиены в чрезвычайных ситуациях, подготовленными для Всемирной организации здравоохранения.

— Как еще могли попасть извне в водопровод бактерии? Когда система работает в штатном режиме, то в ней высокое давление воды. Вода через трещины будет вытекать во внешнюю среду, — объясняет химик. — В том случае, когда есть перерыв в подаче воды, в трубе падает давление. Тогда вода по трещинам из внешней среды может попасть в трубу. Во внешней среде почти всегда есть бактерии и органические вещества.

Можно допустить, что произойти такой прорыв бактерий извне мог и во время плановых работ, о которых предупреждал «Минскводоканал». Говорил, что причиной ситуации с водой может быть в том числе «выполнение технических регламентов после проведения работ по замене части водовода» и мэр Минска Анатолий Сивак. Эту же версию в качестве базовой назвал и замглавы Администрации президента Дмитрий Крутой.

-50%
-12%
-10%
-15%
-10%
-8%
-40%