/ /

«Только я, наверное, майку другую надену», — шутит Артем Хацкевич, когда мы по телефону договариваемся о встрече. Он — один из тех двух парней, которые в субботу, 20 июня, оказались в центре города в одежде с символикой «Погони». Собирались встретиться с одногруппником Артема — обсудить магистерскую работу. Пока заказывали кофе, их брутально задержали люди в штатском. «Это самый дорогой кофе в Минске. Стоил двое суток и 135 рублей», — замечает Дмитрий Плеханов. TUT.BY встретился с парнями, чтобы узнать, как прошли их выходные за решеткой.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Слева — Дима, справа — Артем

«Попросили бы предъявить документы нормально — проблемы бы не было»

В тот вечер, как вспоминает Артем, все произошло стремительно:

— Я просто стоял покупал кофе, держа кошелек и карточку в руке. Поворачиваю голову — и на меня четыре человека бегут. Все, что ты успеваешь подумать, это «блин». Да, я пытался убежать. Это видно по фотографиям в принципе.

Парни признаются, что благодарны нашему корреспонденту за то, что зафиксировал момент. Если бы не снимки, то никто из родных и друзей даже не догадался бы, куда ребята пропали:

— Нас же просто похитили. Не представились, ничего… Уже позже мы узнали, что это сотрудники СОБРа. Не сказал бы, что было какое-то физическое насилие. Ну синяки на руках остались — некритично.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Момент задержания Артема 20 июня. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

После того как парней схватили, их бросили в микроавтобус. Причем парни утверждают: в прямом смысле. Также, по словам Артема, их оскорбляли нецензурной лексикой и обращением «собаки». Внутри находились сотрудники ОМОНа. Они оперативно отобрали у парней телефоны.

— Видимо, такими действиями они хотели унизить наши честь и достоинство. Но мы непуганые. Причем всегда носим с собой документы: я — права, Дима — паспорт. Попросили бы их предъявить нормально — проблемы бы не было. А то скрутили, набросились… Я так и сказал в Московском РУВД, куда нас привезли: нас похитили люди в штатском. Они ответили: «Будем разбираться».

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

До этого парни покатались по городу: сначала их отвезли в автозак, который стоял под мостом, где улица Московская идет над Толстого.

— Там сотрудники были адекватные: нам даже вентиляцию включили, — комментирует Артем. — Правда, толку от нее особо не было, но тем не менее.

В РУВД ребят доставили примерно к девяти вечера.

«Не мог понять: какая статья?»

Там некоторое время Артем и Дима просто ждали. Самое страшное, по словам парней, то, что совершенно нет возможности связаться с родными и объяснить им, где ты находишься.

— В автозаке у нас все вещи забрали, но мои электронные часы почему-то не заметили или оставили специально, — описывает Артем. — Это не Apple Watch, так что отвечать на уведомления я не мог, но они мне приходили. Писали: «Мы видели статью, держись». А я не мог понять: какая статья? Сидишь и думаешь: «Господи, что там могли понаписывать…»

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Опись вещей, которые были у Артема при задержании

Через некоторое время к ним «добавили» еще одного парня, который просто фотографировал автозак — за это и попал внутрь него. Он успел почитать TUT.BY перед задержанием и спросил у парней, не они ли те самые ребята с кофе.

— Тогда я уже понял, что вроде, значит, нормальное что-то написали, — смеется Артем. — Еще я заметил, что в РУВД участковые (наверное, это были они), которые составляли на нас протоколы, все время как-то себя пытались обезопасить. Мол, ребята, это же не я вас задерживал, сейчас приедет сотрудник, который это делал, он вам все расскажет… Конечно, никакие сотрудники к нам так и не подошли.

В РУВД ребята просидели уже до полуночи. Все в таком же неведении. Говорят, что хоть попить и в туалет сходить давали — и то хорошо. После этого их втроем с новым знакомым посадили в «буханку» и повезли в ИВС.

— Туда мы «заселились» в 00.45 — успел посмотреть время на мониторе, — говорит Артем. — В ИВС, кстати, отношение нормальное было. Может, потому что мы 20-го числа только приехали, а не 18-го или 19-го? Нам предложили душ, а парня, который приехал с нами, «упаковали» сразу после работы, поэтому он попросил поесть. Как я понял, ему даже дали какую-то личную «ссобойку».

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Парней даже определили в камеру, в которой на тот момент никого не было. Выдали постельное белье, были матрасы и подушки. У тех, кто сидел с пятницы, этого не было — Артем с Димой узнали, когда их в понедельник утром перевели к ним в камеру.

В то же время — утром понедельника, 22 июня, — друг ребят Влад и мама Артема стали искать, откуда же надо будет забирать парней. Влад, который тоже пришел на встречу с нами, вспоминает:

— Сначала позвонили в ИВС, там почему-то сказали, что таких у них нет. Мы поехали в суд Московского района, там сказали, что административными делами не занимаются. Мол, к нам задержанных не привозят, езжайте в РУВД. Приезжаем в РУВД — там говорят: «У нас таких нет и не будет». Непонятно, что делать! Приезжаем снова на ИВС — уже почему-то ребята есть, хотя они там по сути с субботы находились. Да сказали бы просто: есть или нет. Но начинается: «Ничего не можем сказать…» Процесс такой, что они постоянно пытаются запутать людей.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Протокол Димы, который остался «на память» после суда. Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Парней судили днем прямо из ИВС на Окрестина — по скайпу. Артем оштрафован на 10 базовых, Дима — на 5. Говорят, им еще повезло: их «товарищу по РУВД» дали 20 базовых. Ребята уверены: надо организовать сбор средств, чтобы помочь выплатить штрафы тем, у кого они большие. Проблему видят в том, что счета MolaMola заблокированы — аналогов для сбора средств пока нет.

— Прошу только одно: не надо делать из нас героев, успокойтесь, — просит Артем. — В этой ситуации может оказаться каждый. Тебя по сути просто выкрали на улице. Мне знакомые теперь говорят: «Блин, хожу и оборачиваюсь. Страшно». Конечно, страшно. Но так всегда было.

«Какое это счастье — выйти из ИВС и увидеть мать»

И Артем, и Дима не согласились с тем, в чем их обвинили, — статья 23.4 КоАП «Неповиновение законному распоряжению или требованию должностного лица при исполнении им служебных полномочий». Сейчас они готовятся подавать жалобы и апелляции. Документ, который отправится в прокуратуру, уже готов — с ним помогли правозащитники из центра «Вясна», связавшиеся с родителями Артема.

Вообще, с родителями получилось так: маме Артема о ситуации сразу доложили его друзья, которые увидели фото на TUT.BY. А вот родители Димы не знали, что к чему, до утра понедельника: были на даче, да и на снимки он не попал.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Хорошо, что на фото сохранился номер микроавтобуса. Интересно будет узнать, кому он принадлежит. Можно заявление написать на похищение, — говорит Артем. — Вы не представляете, какое это счастье — выйти из ИВС и увидеть мать. Она же вся на взводе была: пропал ребенок.

Первым делом после «освобождения» Артем покурил, а Дима — позвонил матери, так как к ИВС приехать у нее возможности не было. Смешные воспоминания от «приключения» тоже остались:

— На суд никого не пускали. Ни родственников, ни адвокатов. Говорили, в связи с коронавирусом. Некоторые, кто с нами выходили, говорили, что им даже в автозаке маски раздали и сказали, что без них могут не пустить в ИВС. И что получается по факту: если у меня нет маски, я могу не идти в ИВС? — иронизируют ребята.

И Дима, и Артем, и Влад, который возил маму Артема по инстанциям, — давние друзья. Все они выросли на одной улице обычного минского спальника и с детства «тусуются» вместе. Артему 23, он окончил истфак БГУ и работает, по его словам, рядовым сотрудником обычной коммерческой фирмы. Диме — 25, и у него диплом маркетолога, но после службы в армии парень устроился работать на склад.

— Кстати, Дима сейчас вообще в отпуске. А когда коронавирус, на курорты страшно ездить. Вот, говорю, тебе — санаторий, — смеется Артем. — Курить нельзя, кровати твердые — для позвоночника хорошо, еда диетическая — ну чем не похоже?

-50%
-30%
-40%
-7%
-10%
-50%
-10%
-25%
-20%
-25%
0070970