/ Фото: Олег Киндар /

По данным правозащитников, в Минске вечером 19 июня задержали больше 150 человек. Повод для задержания — участие в «цепи солидарности», вот здесь мы рассказывали о том, что вчера происходило в столице, подробно. TUT.BY поговорил с некоторыми из задержанных и их близкими (кто-то из них попал на наши фото).

Фото: Олег Киндар, TUT.BY
Фото: Олег Киндар, TUT.BY

«Задержали друзей — у них были футболки с «Евой»

Место в районе Белгосцирка, недалеко от площади Победы — одна из точек, где ОМОН отправлял в автозаки людей, которые вчера вечером вышли на проспект Независимости.

Собеседник TUT.BY Валерий работает неподалеку. Говорит, на улицу выходил осознанно, чтобы выразить солидарность с задержанными политиками.

— У нас была компания — человек шесть. Друзья напечатали на майках принты с картиной «Ева» (одна из картин, которую «приобщили к делу» Белгазпромбанка. — Прим. TUT.BY).

Фото: Олег Киндар, TUT.BY
Один из людей у проспекта Независимости в майке с «Евой»: Олег Киндар, TUT.BY

Перед задержаниями на проспекте выстроились автозаки.

— В какой-то момент вышел из автозака главный и сказал: «Всех мужчин вязать». Ну, а дальше как кому везло. Скрыться особенно было нельзя — они впереди, сбоку, везде. Часть народа спустилась к парку Горького, к ним подошел милиционер и сказал в громкоговоритель, что акция незаконна, нужно разойтись. Люди скандировали: «Мы гуляем! Мы гуляем!» И ОМОН начал спускаться к парку и задерживать там.

Через полчаса вдоль проспекта снова стояли люди, снова приехали автозаки.

— Но уже ОМОН шел с обеих сторон и тем, кто был на мосту в этот момент, некуда было деваться — хоть в реку прыгай.

Троих друзей Валерия задержали. Их отпустили из Партизанского РУВД часов в 7 утра.

— Ночью я возил воду и кофе к РУВД — тем, кто стоял у здания, ждал близких. А наши ребята сидели в спортзале — там было много народу. Телефоны у них не забирали. Знаю, мой друг не признал, что был именно на митинге, хоть на нем и была майка с «Евой». Сказали, будет суд, но отпустили. Меня не задерживали — я был в рубашке, жилетке, «на стиле» — не знаю, что они обо мне подумали, — улыбается минчанин.

«Меня тащили в автозак — большая гематома на теле, на ноге»

Плачущая женщина на фото ниже — Татьяна. Вчера вечером задержали ее мужа Игоря и сына Антона. Под раздачу из их компании не попала только она и один из друзей семьи.

Фото: Олег Киндар, TUT.BY

— Пятница, вечер — мы приехали в город отдохнуть с сыном и мужем, сидели в кафе напротив цирка за столиками, пили пиво. Позвонили друзья мужа, сказали, что идут от площади Победы — мы пошли им навстречу. Встретились, стояли своей компанией.

Татьяна не отрицает — она в курсе новостей о задержанных политиках, ситуация ее возмущает. И ей было любопытно понять, что происходит на проспекте.

— И тут подъехал автозак. Убегать от ОМОНа у нас в мыслях не было — мы ж ничего не делаем и не нарушаем. Нам с мужем по 55 лет — мы будем бегать зачем-то? Начали скручивать мужа — я кричала, сначала отпустили. Потом подошел какой-то крупный человек в белом и дал команду — забрали и мужа, и сына, и одного из друзей. Второй друг семьи стоял немного в стороне как раз — мы остались с ним вдвоем.

На этом видео — момент задержания Игоря.

— Были эмоции, конечно, плакала. С нами такое случилось впервые. Ужасное отношение к людям, полнейший беспредел. До вчерашнего дня я еще верила, что такого не может быть. Я даже в милицию позвонила ночью: у меня мужа забрали на улице просто так. Ну, а как это еще назвать?

Татьяна добавляет, что ее семья «хочет честных выборов».

— Конечно, нам не безразлично то, что происходит. А теперь тем более.

Игорь, тот самый задержанный муж, рассказал TUT.BY другие детали.

— Меня тащили в автозак — теперь большая гематома на теле, на ноге. Вместе со мной везли примерно 10 человек. Внутри связь не работала. Привезли в Октябрьский РУВД, там нас стало 21. Рассадили всех через стул, стали опрашивать.

Игорь отмечает: сотрудники милиции в райотделе вели себя корректно.

— Нам предъявили обвинение в несанкционированном участии в митинге. Я сказал, что не участвовал. Сказали: если отпираюсь — будут задерживать для выяснения, соглашаюсь — отпускают. Штраф возможен до 30 базовых (до 810 рублей. — Прим. ред.).

Фото: Олег Киндар, TUT.BY

Игорь подписал бумагу и уехал домой под утро.

— С моей стороны не было никаких действий противоправных. Но когда стоишь с женой и друзьями, а сзади хватают твоего сына, твоего товарища — это шок, да.

Мужчина добавляет, что в своей жизни раньше он участвовал в протестах однажды — еще во время перестройки.

— Сейчас я бизнесом занимаюсь, а тогда еще работал на «Интеграле», так мы с завода собрались и пошли на площадь. Тогда в магазинах ничего не было, мы требовали, чтобы что-то поменялось.

Собеседник нормально относится к тому, что сейчас люди выходят на улицы — если их требования законны.

— Выходят отстаивать свои права. Что буду именно я дальше делать? Голосовать, — подытоживает мужчина. — Хочется, чтобы в нашей стране нормально работали законы и не было каких-то непонятных действий сотрудников (силовиков).

«Мужа забрали. Все от омоновцев — а я к ним»

Валентина пришла на проспект с гражданским мужем Александром и сыном, а возвращались домой уже с ребенком вдвоем.

Фото: Олег Киндар, TUT.BY

— Мы гуляли вдоль проспекта. У нас с ребенком в руках были шарики. На шариках было написано «Свободу Тихановскому, Бабарико». Еще было написано, что мы против 3%. Я правда против, что люди сейчас отбывают наказание ни за что. Я против беспредела. Но мы никаких лозунгов не выкрикивали, даже на месте не стояли — просто гуляли. Когда людей начали задерживать с одной стороны проспекта, перешли на другую. Потом еще несколько раз. Потом муж предложил спускаться уже вниз, к фонтанам. Мы с ребенком оказались в стороне от него буквально на 30 секунд. И муж куда-то пропал.

Александра успели забрать в автозак. Связи с ним не было.

— Ну что дальше? Все люди от омоновцев, а я к ним. Узнавать, что дальше — мы ж в первый раз в такой ситуации.

Валентина говорит: один сотрудник посоветовал обращаться в РУВД Центрального района. В ту ночь девушка разыскивала Александра и там, и на Окрестина.

Фото: Олег Киндар, TUT.BY

Но оказалось, что Александр в Октябрьском РУВД, оттуда его отпустили к утру.

— Рассказывает: люди спрашивали у омоновцев в автозаке, куда их везут. Один ответил: «В лес вас везут». Представляете? Саша пошутил: «А лопаты взяли?»

— В РУВД ему предлагали подписать бумагу, будто он участвовал в митинге и ходил с незарегистрированной символикой, — добавляет девушка. — Незарегистрированной символики у нас не было, наша прогулка — не участие в митинге. Отказался. Подсовывали бумагу — опись вещей, где была фраза «согласен с обвинением». Хорошо, что он прочитал внимательно. Не согласился с обвинением. Были угрозы, что если подписываешь бумаги сейчас — минимальный штраф и сутки, а не 15 суток. Если не согласен — уходи и жди, а через дней пять приедет ОМОН и увезут тебя на 15 суток. В итоге Сашу отпустили.

«Забрали телефон и до сих пор не отдали»

Еще один минчанин, Павел, провел ночь в Партизанском РУВД. Молодой человек рассказывает, что просто возвращался с работы — собирался встретиться с другом и даже посоветовал ему поторопиться, поскольку на проспекте было неспокойно и появились автозаки.

— Слушал в наушниках музыку, шел с кофе. Позвонил другу, разговаривал с ним. Он тоже слышал возглас какой-то: «Пошли!» И связь оборвалась. Это меня схватили за плечо и утащили — понятно, я не сопротивлялся.

Отношение ОМОНа к себе Павел не может назвать «слишком агрессивным».

— В автозаке сказали сесть на пол, забрали телефон. Он несколько раз звонил, мне давали его и просили его выключить. Других ребят закидывали в автозак по пути — друг на друга просто. Кто с ними дерзко — тех били. Мы по дороге разговаривали с некоторыми сотрудниками, и на мой вопрос: «Ребята, а зачем вы меня забрали?», кто-то из них ответил: «Ты стоял удобно».

Позже нас пересадили в автомобиль с клеткой и привезли в Партизанский РУВД.

— На входе давали дезинсептик для обработки рук, измеряли температуру рук. У некоторых смартфоны были не изъяты — и один парень мне даже втихаря раздал вайфай, чтобы я написал друзьям, где нахожусь.

Павел отмечает, что отношение в РУВД было корректным, пускали в туалет.

— Где-то в 3.50 меня опрашивали, хотя я был третий в нашей очереди. Кроме меня в ней было 10 парней и 3 девушки — последних забрали, потому что они отбивали у омоновцев своих парней.

Собеседник говорит, что в протоколе написано: он нарушил порядок проведения пикетирования, принял активное участие в несанкционированном пикетировании.

— При этом в протоколе был странный момент, что в моих деяниях «нет состава преступления». Я написал, что я не согласен с обвинением, меня уведомили, что придет сообщение на телефон и чтобы явился в суд в понедельник.

К утру парня отпустили. Но телефон ему до сих пор не отдали.

— Я возмущался — как так? На каком основании? У меня в телефоне нужные номера, у меня там все, даже карта банковская привязана — телефоном расплачиваюсь. Но в милиции сказали, что телефонов наших у них нет, надо спрашивать у ОМОНа. Когда нас освободили, то подсказали искать технику в 120-й дивизии в районе Уручья. Ездили с другом — спрашивали, говорят, там ничего нет. Тогда я просто начал звонить в 102. Сегодня в 7 утра мне кто-то позвонил, сказали, что если в течение трех дней не вернут телефон, перезвонить — будут разбираться.

Стоит отметить, что незарегистрированный правозащитный центр «Вясна» сообщает, что 15 человек, которые оказались в РУВД Партизанского района, заявляют о пропавших телефонах.

Павел надеется, что телефоны вернут.

— Видел, что некоторых — тех, кто был в алкогольном опьянении — куда-то увозили. До этого им сказали снять шнурки с обуви. Думаю, это задержанные.

-10%
-50%
-20%
-10%
-25%
0070970