/

За последние дни появилось большое количество сообщений активистов, отбывавших административный арест в Центре изоляции правонарушителей (ЦИП) на Окрестина, о серьезных нарушениях, физическом и психологическом воздействии. TUT.BY пообщался с некоторыми из тех, кто уже освободился, об условиях содержания, а также узнал мнение правозащитников и МВД.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

«Казалі, што павесяць мяне»

Лидер «Молодого фронта» Денис Урбанович, задержанный 31 мая и до 15 июня отбывавший административный арест, рассказал TUT.BY о своих условиях содержания в ЦИП на Окрестина.

— Сітуацыя, можна так казаць, жорсткая. Усе актывісты, якіх прывозяць туды, падвяргаюцца катаванням. Забіраюць матрацы, ствараюцца такія ўмовы — ці стаіш, ці ходзіш. Адмаўляюцца выводзіць на прагулку, перакрытая гарачая вада. Пасля суду пасадзілі ў камеру: ні матрацаў, ні падушак. А дванаццатай гадзіне дазволілі ўзяць матрацы, а яны былі ў брудным стане, у іх былі адзежныя вошы, настолькі шмат, што потым поўзалі па ўсім целе, немагчыма было заснуць. Прычым добрыя матрацы былі, але браць дазвалялася толькі з кучы брудных. Мая камера была залітая хлоркай — праз гэта мне два ці тры дні балелі вочы, у горле пяршыла. На маё патрабаванне даць чымсьці выцерці гэта мне адказалі: «Вось здымай штаны і выцірай».

Активист говорит, что за время ареста его несколько раз с самого утра поднимали и выводили в прогулочный дворик, где держали до четырех часов, несмотря на холод и дождь, без возможности теплее одеться. Урбанович также утверждает, что к нему лично применялись угрозы и оскорбления. Руководят всем, по его словам, находящиеся там «люди в штатском».

— Супрацоўнікі перыядычна адкрываюць назіральную адтуліну, і пачынаюцца абразы і пагрозы. Мне асабіста пагражалі фізічным знішчэннем: казалі пра тое, што павесяць мяне так, што ніхто не здагадаецца, ці мяне павесілі, ці я сам гэта зрабіў. Любая просьба — напрыклад, даць паперу напісаць скаргу — і табе адразу пачынаюць пагражаць, абражаць цябе. Адзін раз мяне паставілі да сценкі і ўдарылі ззаду па галаве за тое, што адказаў на абразы з боку «людзей у цывільным», якія там таксама прысутнічаюць і ўсім гэтым кіруюць. Яны стаяць і падаюць каманды: каго, куды, што рабіць.

Фото: Радыё Свабода
Денис Урбанович. Фото: «Радыё Свабода»

Мужчина говорит, что к нему в камеру сажали людей асоциального вида, причем задержанных в других городах, но сразу привезенных в Минск.

— Недзе праз сутак трое пачалі закідваць у маю чатырохмесную камеру бамжоў. Самае цікавае, што гэтыя бамжы былі затрыманы не ў Мінску: адзін з Барысава, другі з Маладзечна і так далей. Таксама быў чалавек з яўным псіхічным захворваннем — кідаўся на сцены, на мяне ноччу. Прыязджалі хуткія, казалі, што трэба яго забіраць, але міліцыя яго аддала толькі на наступныя суткі, калі чарговыя медыкі паведамілі, што стан у яго вельмі дрэнны і ён можа тут нешта ўтварыць.

Одним из самых тяжелых испытаний, по словам активиста, было для него отсутствие возможности нормально спать.

— Мяне ўсе 15 сутак, якія я там знаходзіўся, падымалі па чатыры-пяць разоў за ноч: то забіралі матрац, то прымушалі стаяць пад незразумелымі падставамі, нібыта ў нас дымам пахне і хтосьці паліў. На жалезе ляжаць забаронена, а матрацы выдаюць толькі на ноч, прычым могуць і ўжо пасля афіцыйнага адбою, гадзін у 11, 12 або, а першай. Калі ты сеў за столік і прыснуў, то адразу дубінай б’юць у дзверы так, што рэха аж па вушах дае.

Денис Урбанович отмечает, что с некоторыми задержанными активистами обращаются еще хуже.

— Напрыклад, Макс Вянярскі, актывіст кампаніі «Еўрапейская Беларусь», з якім я паспеў паперакрыківацца, зараз трымае галадоўку, яму накінулі ўчора яшчэ 15 сутак. Некаторыя сведкі з ліку іншых арыштаваных паведамілі мне, што да яго прымянялася фізічная сіла. Такім жа чынам уздзейнічаюць на Статкевіча і Севярынца. Пра Паўла Севярынца казалі, што яго білі па нагах, зараз ён знаходзіцца ў карцэры. Я сам чуў, як ён спрачаўся з супрацоўнікамі за тое, што ў яго адбіралі Біблію. Ён ім казаў: я веруючы чалавек, вы што, у веруючага адбераце Біблію? Яны яму адказвалі нешта незразумелае: не дазволена — і адабралі. Тыя, хто гэта чуў, пачалі абурацца, а затым Севярынца перавялі на другі паверх.

Он говорит, что на все жалобы сидевших с ним в камере людей, подвергавшихся тем же испытаниям, что и он, сотрудники ЦИП отвечали, что всему виной сам активист.

— Калі яны абураліся, што іх не выводзяць паліць, альбо скардзіліся на тое, што няма гарачай вады, то ім адказвалі: за гэта дзякуйце Урбановічу. Настройвалі іх супраць мяне. Тое самое адбывалася, наколькі мне вядома, і з іншымі актывістамі.

По словам Урбановича, в ЦИП дежурили вооруженные бойцы ОМОНа, чего раньше никогда не случалось.

— АМАП з аўтаматамі на плячах. Яны свае абеды разагравалі ў дзяжурцы ў мікрахвалёвай печцы, я іх таксама бачыў. Быў здзіўлены, таму што за пратэстныя акцыі не першы раз адбываю пакарананне ў ЦІП, але першы раз бачу тут АМАП, ды яшчэ і ўзброены.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

TUT.BY также пообщался с другой отбывавшей наказание активисткой, Еленой Лазарчик. Судя по ее словам, условия содержания для женщин в ЦИП отличаются от тех, с которыми сталкиваются мужчины.

— Практически все время я сидела одна. У меня целый день не было воды, ни горячей, ни холодной. Ответ: мы будем разбираться, в итоге со скрипом эту воду дали. Еще там было очень холодно. По ночам одна из постоялиц орала, гремела, сходила с ума — спать было невозможно. Постельное белье было без блох, но чистым его, конечно, не назовешь. Простыня рваная была, например. Но, попадая туда, на что-то хорошее и не рассчитываешь.

Елена говорит, что никакой серьезной и тщательной дезинфекции или обработки в связи с пандемией коронавируса она не увидела.

— Они ничего не убирают, вся обработка водой с хлоркой занимала минут пять. При этом они почему-то переворачивали всю кровать, после их визита приходилось все опять приводить в прежний вид.

Само пребывание женщины в центре быстро закончилось, потому что, по ее словам, оказалось неправомерным.

— Я пробыла там чуть больше трех суток, потом поднялся скандал, что у меня маленький ребенок и меня вообще не могли сюда отправлять. В итоге вкатили хороший штраф — 1215 рублей — и освободили. Когда получала телефон, он почему-то был в разобранном виде: батарея, крышка, сим-карта — все отдельно, хотя сдавала его целым.

Правозащитники: условия и обращение бесчеловечны

Валентин Стефанович из лишенного регистрации правозащитного центра «Весна» считает, что все сообщения о нарушениях в ЦИП можно расценивать как жестокое и бесчеловечное обращение с отбывающими там арест. По его мнению, ситуация пандемии активно используется властями с целью нарушения и ограничения прав граждан. Он отметил, что методы наказания с применением воды с хлоркой известны еще со времен СССР, где применялись в том числе в армии на гауптвахтах, а также до сих пор используются в местах лишения свободы — человек может получить от такой «дезинфекции» ожог дыхательных путей и другие проблемы со здоровьем.

— Надо подчеркнуть, что новая практика, которую начали использовать, — бесконечное «плюсование» суток, когда люди сидят месяц, два, три, — противоречит КоАП и в общем-то превращается в наказание, соразмерное уголовному. ЦИП и ИВС не предназначены для длительного пребывания граждан, как СИЗО, например. Провести там два месяца — это очень тяжело. Туда не допускают адвокатов, и все это мотивируется соображениями борьбы с коронавирусом. «Весна» в свое время выходила с предложением вообще не применять административный арест на период пандемии: в СИЗО люди сидят месяцами, а в том же ЦИП текучка гораздо выше из-за меньших сроков ареста для большинства постояльцев. Напомню, что статьи административного кодекса также предусматривают альтернативное наказание в виде штрафов. А у нас продолжают применять административные аресты, в том числе на большие сроки, что создает опасность для отбывающих наказание заразиться коронавирусом.

Правозащитник говорит, что он и его коллеги уже занимаются заявлениями о нарушениях при содержании арестованных.

— По этому поводу мы уже реагируем. Была составлена жалоба от имени Ольги Северинец — супруги Павла Северинца — в прокуратуру Московского района. Также я ей посоветовал записаться на прием туда. Также мы составляем жалобы в ГУВД Мингорисполкома. И будем задействовать также международные механизмы.

Фото: Facebook / Марина Адамович
Такое объявление ЦИП вывесил 10 июня. Фото: Facebook / Марина Адамович

Виктория Федорова, сотрудница республиканского общественного объединения «Правовая инициатива», давно занимающегося условиями содержания в местах лишения свободы, а также на протяжении 10 лет добивавшегося проведения ремонта в ЦИП — в итоге проведенного, — считает, что теперь, когда начались так называемые «политические задержания», встал вопрос уже не материально-бытового обеспечения, а целенаправленных противозаконных действий, когда создаются бесчеловечные условия.

— Практика выливания воды с хлоркой на пол начала применяться в ЦИП около месяца назад, о ней рассказал отбывавший наказание активист Legalize Belarus Петр Маркелов. Отъем личных вещей — это незаконно. Сообщают, что забирают письменные принадлежности. Человек не может обжаловать судебное постановление, на которое дается пять суток, а также не имеет возможности написать жалобу на условия содержания. Запретили посещение адвокатами с 10 июня, причем дежурный ЦИП не может сослаться на нормативно-правовой акт. В Конституции в 62-й статье гарантируется право пользоваться помощью защитников и представителей. Объясняют все неблагоприятной эпидемиологической ситуацией и — цитата от дежурного — «минимизируют попытки входа на территорию». Есть право на адвоката, и оно должно быть обеспечено. Пусть делают связь с адвокатом по скайпу, как угодно. Это право нарушается, и, так как адвокат не может попасть, мы также не имеем возможности получить оперативную информацию о том, в каких условиях содержатся люди.

Правозащитница отмечает, что один только запрет на передачи, введенный в ЦИП 10 июня, существенно ухудшил положение арестованных: ранее оттуда поступали жалобы на качество питания, обеспечение питьевой водой и медикаментами. По ее словам, в условиях, когда нельзя получить продуктовые передачи, люди либо голодают, либо вынуждены есть некачественную пищу.

«Правовая инициатива» также намерена отстаивать интересы людей, столкнувшихся с нарушениями в ходе отбытия наказания, в том числе через международные институты.

— Мы уже отправили жалобу министру внутренних дел Юрию Караеву, чтобы он срочно провел проверку указанных фактов, и в прокуратуру города Минска, поскольку там есть сотрудник, который отвечает за условия содержания, с просьбой лично посетить ЦИП и проверить, что там происходит. Также мы обратились к специальному докладчику по пыткам ООН о систематических нарушениях, потому что освободившиеся люди описывают дискриминационный мотив, поэтому мы будем ждать какой-то реакции.

МВД: «Не стоит воображать то, чего нет»

Пресс-секретарь Министерства внутренних дел Ольга Чемоданова в комментарии TUT.BY сообщила о том, что появившимся фактам нарушений пока не найдено подтверждения.

— Информация абсолютно неверная, и, в частности, то, что касается применения физической силы, о чем говорится в некоторых сообщениях, — такого у нас не зафиксировано. Я скажу вам больше: мы тоже мониторим социальные сети и также проводим проверки, реагируем. В данном случае руководством ГУВД был проверен Центр изоляции правонарушителей, просмотрены записи видеокамер, которые там имеются, — каких-либо замечаний по несению службы сотрудниками либо по пребыванию людей, отбывающих административный арест, не установлено. Проверки проводятся системно, на днях такая проверка тоже проводилась. На сегодняшний день каких-либо жалоб на рассмотрении как у руководства ЦИП, так и ГУВД не имеется ни от тех, кто сейчас отбывает наказание, ни от тех, кто уже был освобожден. Не стоит преувеличивать ситуацию и воображать то, чего нет.

По словам пресс-секретаря МВД, прекращение с 10 июня приема ЦИП передач от родственников вызвано соблюдением мер безопасности в связи с пандемией коронавируса.

— Это связано с проводимыми эпидемиологическими мероприятиями. Помимо прочего, там действительно проводится обработка, дезинфекция, хлоркой очищаются помещения. Не надо придумывать, что это какие-то дополнительные мероприятия, которые ввели только потому, что там содержатся некие активисты.

По ее словам, размещение в ЦИП людей, задержанных в других городах, — обычная практика для этого учреждения, а вот сотрудники ОМОНа не проходят там дежурство.

— Люди, задержанные в других городах, могут быть отправлены в ЦИП — такое может быть, это не исключение. По поводу ОМОНа с автоматами — на сегодняшний день ничего подобного там нет.

-20%
-21%
-20%
-65%
-10%
-21%
-10%
-25%
-50%
-20%
0070465