107 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры


/ Фото: Катерина Гордеева /

Жизнь семьи лидского фельдшера Павла Палейчика, который на встрече с Сергеем Тихановским 22 апреля рассказал о проблемах на местной станции скорой помощи, а потом был осужден на 7 суток, за последние полтора месяца, конечно, изменилась. С Павлом после всей этой истории не продлили контракт, и 9 июля у фельдшера — последний рабочий день. И казалось бы, все как-то получилось не очень позитивно. Однако неожиданно на помощь пришли простые белорусы: краудфандингом собрали для медика за два дня более 20 тысяч рублей. TUT.BY встретился с супругами Палейчик — Юлией и Павлом — и узнал, как сейчас живет семья и не жалеет ли фельдшер, что все вышло именно так.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Павел сейчас держится бодро. На вопрос, трудно ли найти работу в Лиде, с улыбкой отвечает, что узнает об этом только в июле, когда закончится контракт: вот тогда, мол, о ситуации на рынке труда районного центра сможет поговорить предметно.

А потом уже более серьезно признает, что жаль, конечно, вот так уходить из медицины, и он надеется, что его история как фельдшера на этом не закончится. А пока же он, как и раньше, выходит на свои «скорые» смены, а в свободное время подрабатывает в такси. Тяжело, но надо как-то зарабатывать. На скорой, кстати, по словам Павла, он получает около 700−800 рублей.

— Бросать медицину не очень хочется. Все же это мое любимое дело. Думаю попробовать где-то устроиться в частный центр или в областную скорую. Будет видно, — говорит Павел.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Его жена Юля работает в Лидской ЦРБ на полставки анестезиологом-реаниматологом. На работу вышла, когда младшей дочери было 6 месяцев, сейчас ей год и восемь. Получает около 450 рублей. Муж с женой подстраивали свои рабочие смены так, чтобы подменять друг друга в уходе за малышкой, в крайнем случае подключалась бабушка.

Мы встречаемся с семьей в одном из парков Лиды. На встречу супруги пришли с маленькой дочерью Олей. Старшая девочка — дочь Юлии от первого брака — сейчас на каникулах у бабушки.

Палейчики сразу же эмоционально просят в первую очередь написать о том, что они очень благодарны всем людям, которые помогли и помогают им в их непростой жизненной ситуации.

 — Знаете, даже слова трудно подобрать, как мы благодарны людям. Это колоссальная поддержка и какая-то ошеломляющая для нас сумма была собрана всего за два дня, — говорит Юлия.

Напомним, за первые сутки Павел, просивший помочь ему в сборе на 2 тысячи рублей, собрал 13 тысяч. За второй день на счет краудфандинга добавились еще семь — и на отметке в 20 тысяч шокированный фельдшер сбор закрыл.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Супруги рассказывают, что часть денег пойдет на ежедневные нужды: пока им непонятно, как быстро Павел сможет найти работу. Также у Палейчиков есть обязательные выплаты по кредитам и за приватизацию жилья. Но, закрывая сбор, Павел пообещал, что какую-то сумму отправит на благотворительность или помощь другим людям.

 — Важно помогать другим, когда тебе тоже помогают. Знаете, это очень большая поддержка нам. И не только в плане денег, хотя, конечно, это тоже очень важно. В плане солидарности — просто лавина поддержки. Мы не ожидали такого сумасшедшего отклика и совершенно не думали увидеть такие суммы. Самое главное — мы почувствовали и поняли, что не одни. А то как в жизни? Кажется, что все сами по себе: работа — дом — работа. И в проблемах ты сам по себе. А вокруг, оказывается, столько людей, которые готовы прийти на помощь! Помочь и словом, и делом, и материально, — говорит Юлия.

Павел говорит, что выложил в Сеть уведомление о непродлении контракта не чтобы «пожаловаться на угнетения», а чтобы ему помогли найти работу и получить возможность после всего этого содержать семью и детей. Но вдруг люди стали писать, что хотят и готовы помочь просто так — открывай, мол, сбор. Мы точно знаем, что желание белорусов помочь было искренним: в почту и соцсети TUT.BY после публикации новости пришло множество вопросов о том, как поддержать Палейчика материально. Так семья и решилась открыть сбор. Теперь, говорят, как-то не страшно смотреть в будущее — при такой-то поддержке.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Павел признается: до последнего надеялся, что контракт с ним все же продлят. Думал, что хоть немного ценен для начальства как специалист, да и, честно говоря, что не захотят шумихи вокруг его персоны. Кстати, дозвониться до начальства Павла Палейчика TUT.BY не удается уже который день.

Однако вышло не так.

— Думаю, увольняют меня зря. Все же я опытный специалист, а кадры в медицине всегда нужны. У меня есть только один выговор за все время работы: когда я повез отца в рабочее время в больницу и не предупредил начальство. Мой косяк, да. Но всегда было так, что мы могли с коллегами поменяться — вот я и договорился, поменялся. А сказать заведующей как-то забыл, вылетело из головы. Тогда был выговор и стопроцентное лишение премии. Ну справедливо, что уж, как есть, — говорит Павел.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

На скорой он работает с 2014 года. Рассказывает, что в медколледж пошел по примеру старшей сестры, которая училась на медсестру.

— Уже когда заканчивал, знал, что хочу работать именно на скорой. Так все и получилось, — вспоминает Павел.

Какое-то время он работал в реанимационной бригаде. Говорит, что здесь все ему нравилось, работу он свою любил.

— Реанимация — это выезды на разные чрезвычайные происшествия, аварии, пожары. Разные у нас случаи были. Иногда и со вторым днем рождения поздравляли. Заводишь сердце дефибриллятором, человек приходит в себя. А ты стоишь, улыбаешься и говоришь ему: «С днем рождения!». Работать мне не тяжело, просто потому что я люблю свое дело. Но это очень ответственная работа, — говорит Павел.

Но с работы в реанимационной бригаде Павла сняли, и, по его словам, именно это стало обидным поводом, чтобы высказаться — и он пошел на встречу с блогером Сергеем Тихановским в Лиде.

— Накипело, знаете. Меня сняли с той бригады, потому что в общем чате работников скорой помощи я открыто высказался о том, что коллег отправили просто в масках и перчатках к человеку, который приехал из Германии и у которого была повышенная температура.

Публично ответов от руководства мужчина тогда не получил.

— Мне тогда руководство написало только личные сообщения. Но из реанимационной бригады все же перевели, — вздыхает Павел.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

На встрече с Тихановским Павел на камеру все и рассказал: что машины скорой в не очень хорошем состоянии, а одна из них и вовсе 8 месяцев простояла «пад плотам», что СИЗов фельдшерам и врачам лидской скорой не хватает — а вот, мол, в больнице ситуация с защитными костюмами все же лучше.

И Павел до сих пор не понимает, что же он сделал не так.

— Я не выходил на несанкционированный митинг и ничего не нарушал. Я пришел на встречу с блогером, у которого есть подписчики и у которого есть свой канал. Я просто сказал о проблеме на видео.

При том Павел признается, что раньше как-то особо и не следил за деятельностью Сергея Тихановского: ну посмотрел несколько его роликов. Юлия до истории с мужем так и вообще была не в курсе, что там за блогер и что за канал. А потом, конечно, посмотрела ролики: говорит, они ей понравились.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

А потом понеслось: суд, арест, сутки.

— Что он пойдет на эту встречу, я вообще не знала. А потом началось. Но я как-то не особо растерялась. Вернее, мне не дали растеряться: сразу стали люди звонить, писать. Я организовала сбор денег для людей, которых оштрафовали и которые на сутках. Это был мой такой первый опыт. Так вот и стала общаться с женами других задержанных. А еще поняла, что не одна, потому что чувствовалась поддержка белорусов. Мне писали добрые слова совершенно незнакомые люди — это очень круто, — говорит Юля.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Супруги говорят, что сейчас они, конечно, стали более активными в общественно-политической жизни страны: следят и за президентской кампанией, и за «делом Тихановского», за альтернативными кандидатами, задержаниями-судами-сутками-штрафами.

Правда, Павел признается, что несколько устал от внимания вокруг себя. Говорит: «Странно все завертелось. Я же просто хотел, чтобы было по справедливости».

Использование материала в полном объеме разрешено только медиаресурсам, заключившим с TUT.BY партнерское соглашение. За информацией обращайтесь на nn@tutby.com

-20%
-10%
-12%
-20%
-50%
-50%
-10%
-50%
-15%
-70%
-30%