Коронавирус
Выборы-2020
Коллапс с водой в Минске


/

В суде Горецкого района рассматривают уголовное дело о коррупции на «Витебскмясомолпроме» с суммой ущерба почти 1 млн 78 тыс. рублей. На скамье подсудимых — трое: гендиректор «Витебскмясомолпрома» Валерий Касперович, его бывший заместитель Виктор Славецкий и директор частного предприятия «Витебскторг» Михаил Славецкий, двоюродный брат Виктора. По мнению следствия, все трое создали подконтрольные им частные фирмы-посредники между «Витебскмясомолпромом» и сельхозпредприятиями, через которые «прогоняли» деньги и товары, получая с этого дивиденды. Из-за этой схемы работы «Витебскмясомолпром» недополучил прибыль. Все трое категорически отрицают свою вину.

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY
Валерий Касперович. Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

ОАО «Витебскмясомолпром» — базовый логистический центр гособъединения «Витебский концерн «Мясо-молочные продукты» со своими складами, холодильными камерами, специализированным автотранспортом, лабораторией — занимается оптовой торговлей и грузоперевозками, а также ремонтом, наладкой и испытаниями электроприборов.

Предприятие работает на рынках Беларуси и РФ, торгует мясо-молочной продукцией предприятий-производителей Витебской области — в ассортименте более тысячи наименований. 95,1% акций уставного фонда предприятия принадлежат Витебскому облисполкому.

Что случилось

28 января 2019 года в Витебске на территории ОАО «Витебскмясомолпром» ОМОН задержал главу этого предприятия Валерия Касперовича, его бывшего заместителя Виктора Славецкого, а также руководителя частной компании «Витебскторг» Михаила Славецкого. Поводом для ареста, по словам правоохранителей, стала взятка в размере около 150 тысяч рублей.

Коллектив ОАО «Витебскмясомолпром» написал письмо Александру Лукашенко с просьбой освободить из-под стражи и вернуть на работу гендиректора предприятия Валерия Касперовича. 4 апреля это письмо опубликовал TUT.BY.

Тогда работники сообщили главе государства, что не верят в виновность своего директора. Что под его руководством сотрудники трех предприятий — «Витебскмясомолпром», «Витебские продукты» и картонажно-полиграфический комбинат — не знают, что такое задержки зарплаты, а сама она в среднем составляет более 500 долларов. Работники просили президента, пока идет следствие, вернуть их директора на работу, изменив ему меру пресечения (Касперович находился в СИЗО).

«Его пришли и просто забрали из рабочего кабинета. Провели обыск в его машине (где ничего не нашли), а в однокомнатной квартире, где он проживал, нашли старенький ноутбук и 960 долларов», — писали сотрудники.

Уже 5 апреля на предприятии получили ответ из Администрации президента. Ее тогдашняя глава Наталья Кочанова сообщила, что глава государства дал поручение до 20 апреля разобраться в вопросе о задержании Касперовича.

30 апреля на предприятие приехал генпрокурор Александр Конюк. Он сообщил работникам, что Валерия Касперовича на работу не вернут и что он и дальше будет находиться под стражей.

Обстоятельства задержания Касперовича TUT.BY пытался выяснить в СК, однако никаких комментариев, кроме, собственно, еще одного сообщения о факте задержания за взятку, мы тогда не получили.

После новостей о том, как шло расследование по уголовному делу главного инженера МЗКТ Андрея Головача (он провел за решеткой более 4 лет, а 16 августа 2019 года окончательно оправдан судом), работники «Витебскмясомолпрома» написали второе письмо президенту. В нем попросили разобраться, насколько оправданно содержание Валерия Касперовича под стражей. Письмо составили от имени коллектива предприятия, на котором трудятся около 600 человек.

13 ноября Могилевский областной суд начал рассматривать уголовное дело — и в этот же день закончил. Валерий Касперович потребовал отвод следователя Иванова, который вел дело: по мнению обвиняемого, имели место «одностороннее рассмотрение дела и искусственное создание доказательств».

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY
Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Суд постановил вернуть дело генпрокурору, так как посчитал вопрос отвода следователя неразрешенным. Рассмотрение дела прекратили — до устранения препятствий. Касперовича и Славецких снова поместили в СИЗО.

20 января 2020-го работники «Витебскмясомолпрома» снова — уже в третий раз — обратились к Александру Лукашенко с просьбой вернуть им руководителя.

В тот раз работники привели еще и такой аргумент: госэкспертиза показала, что гендиректор не нанес ущерба предприятию. Более того, оно еще и получило прибыль.

А через неделю после этого письма — 28 января, ровно через год после задержания, Валерий Касперович приехал из СИЗО домой в Витебск — под домашний арест. Вместе с ним меру пресечения изменили также Михаилу и Виктору Славецким.

А в мае работники «Витебскмясомолпрома» обратились к президенту в четвертый раз. 275 работников написали главе государства, что Минфин 4 месяца проверял предприятие и в итоге составил справку, «указывающую на отсутствие каких-либо нарушений».

«Аудиторское заключение и заключение экспертизы Государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь РУП «Белсудэкспертобеспечение» также указывают на отсутствие нанесения вреда, ущерба и каких-либо нарушений со стороны нашего руководителя. Облисполком в своем письме в адрес судьи… также указывает, что Валерий Касперович действовал исключительно в интересах своего предприятия и что за время его работы в должности руководителя ОАО «Витебскмясомолпром» оно достигло наилучших финансово-экономических показателей», — сообщили президенту работники.

«Разрешите работать: не на что жить»

В суде Касперович и Славецкие ходатайствовали об изменении меры пресечения с домашнего ареста на подписку о невыезде и попросили суд разрешить выйти на работу. Обвиняемые аргументировали это тем, что они не нарушали режим домашнего ареста, что жить буквально не за что, а еще приходится ездить в суд в Горки.

Валерий Касперович и его защита подчеркнули, что за него поручились чиновники из облисполкома, Минсельхозпрода. И что разрешение дать ему работать — вопрос экономический для всего региона, учитывая масштаб работы «Витебскмясомолпрома».

Ситуация Виктора Славецкого вообще похожа на сюжет фильма. Под домашним арестом он должен находиться в квартире, которая принадлежит ему, но которую он оставил бывшей жене и своей малолетней дочери. Отношения у них, мягко говоря, не ладятся. И милиционеры, которые сопровождали Виктора под домашний арест, по словам защиты, стали свидетелями скандала, который устроила бывшая супруга.

Виктор переживает, что из-за напряженных отношений между взрослыми страдает дочь. А в это время его нынешняя жена с его годовалым сыном живут на съемной квартире на пособие по уходу за ребенком. Сын родился, пока Виктор был в СИЗО, и в его воспитании он не может принимать участие сейчас. Кроме того, Виктор подчеркнул, что смена домашнего ареста на подписку о невыезде даст ему возможность работать и платить алименты.

— А ваша нынешняя жена разве не проходит свидетелем по делу? — поинтересовался судья.

— Я не видел списка свидетелей, — ответил Виктор Славецкий.

Как позже выяснилось, его жена, в девичестве Соловьева, и правда является свидетелем по рассматриваемому делу — она была бухгалтером «Витебскторга». А брак они заключили 20 марта 2020 года.

Двоюродный брат Виктора Михаил Славецкий сказал, что из-за невозможности работать он «на грани физического выживания»:

— Нужно покупать еду, оплачивать коммунальные услуги, приезжать в суд, в конце концов. Я не нарушал домашний арест. Можно же установить такие условия, при которых я смогу работать, а милиция — контролировать мое местонахождение.

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY
Михаил Славецкий. Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Суд принял сторону гособвинения и отклонил все ходатайства. Он аргументировал это тем, что меру пресечения им уже смягчили — с СИЗО на домашний арест. Что смысл домашнего ареста — изолировать обвиняемых от общества, чтобы они в том числе не могли «оказать незаконное влияние» на кого-либо из участников процесса. Что не находиться под домашним арестом обвиняемые не могут, а жена Виктора Славецкого — свидетель по делу. Так что оснований для удовлетворения ходатайств суд не увидел.

Так что же сделали обвиняемые: версия следствия

Валерий Касперович возглавляет «Витебскмясомолпром» с мая 2014 года. Виктор Славецкий был его заместителем по коммерческим вопросам с декабря 2015 года, в октябре 2018-го он уволился и оформил ИП. А двоюродный брат Виктора Михаил Славецкий был коммерческим директором «Витебскторга» с мая 2018-го.

Обвиняемые сговорились и создали подконтрольные им субъекты хозяйствования, чтобы получать с них дивиденды, считает следствие. Тем самым они перенаправили денежные потоки с «Витебскмясомолпрома» и нанесли предприятию ущерб в размере почти 1 млн 78 тыс. рублей — на такую сумму оценили размер недополученной прибыли.

С января 2018-го в течение года Касперович, по мнению следствия, «умышленно совершил действия, явно выходящие за пределы прав и полномочий, представленных ему по службе, хотя и входящих в его компетенцию, но которые допустимы лишь при определенных условиях, отсутствующих в данном случае, совершенные из корыстной и иной личной заинтересованности».

«Витебскмясомолпром» снабжал средствами защиты растений сельхозпредприятия региона. Последние были в тяжелом экономическом положении: у них не было оборотных средств, и они не могли делать закупки. Этим положением и воспользовались обвиняемые.

Они создали подконтрольные им фирмы, через которые продавали сельхозпредприятиям средства защиты растений с длительными рассрочками или взамен на мясную и молочную продукцию. Полученные деньги приносили обвиняемым дивиденды, как и продажа полученной мясомолочной продукции, которой сельхозпредприятия рассчитывались, не имея денег.

Так, в феврале 2018 года Касперович и Виктор Славецкий договорились с директором и учредителем фирмы оптовой торговли «СиАйЭс Трейд плюс» Семенчуком — он в деле является ключевым свидетелем со стороны обвинения и написал явку с повинной — создать новое юрлицо.

Также Касперович дал указание председателю наблюдательного совета «Витебскмясомолпрома» созвать акционеров и проголосовать по поводу создания нового юрлица. Эту идею он озвучил и на производственном совещании 1 марта 2018 года в Витебском облисполкоме, где объяснил всем, в том числе главе области — Николаю Шерстневу, — что новое юрлицо нужно создать для обеспечения окупаемости инвестпроекта. А именно — строительства свиноводческого репродуктора на 5 тыс. голов с комбикормовым цехом и зернохранилищем в деревне Горяны Оршанского района.

Сумма инвестпроекта свиноводческого репродуктора — 41,376 млн долларов. Эти деньги в кредит выделили по указу президента. Контракт на строительство репродуктора «Витебскмясомолпром» заключил с израильской компанией AgriGo Projects.

Следствие заявляет, что собрание акционеров прошло формально, а Шерстнев позже дал показания, что разрешение облисполкома на создание нового юрлица в общем-то не требовалось. Тем не менее в апреле 2018 года появилось ЗАО «Витебскмясомолторг», в котором 40% доли было «Витебскмясомолпрома», а 60% — «СиАйЭс Трейд плюс». Михаил Славецкий был ее коммерческим директором.

Обвиняемые после «явно превысили полномочия», выдвинув Семенчукову требования передать полностью управление новой организацией «Витебскмясомолпрому». Тот согласился — на 2 года. Причем его фирма по-прежнему оставалась одним из поставщиков, с которыми заключала контракты уже новая организация и продавала товар сельхозпредприятиям. А управляли ей, по сути, «Витебскмясомолпром» с Касперовичем и Славецкими.

Фото: Алесь Пилецкий, TUT.BY
Фото: Алесь Пилецкий, TUT.BY

Торговля шла через «Витебскмясомолторг» «стабильно, в больших объемах и по выгодным ценам», а потому через новую организацию и шли «основные денежные потоки», принося дивиденды. В цепочке участвовал и «Витебскмясомолпром», предоставляя «объемную скидку» посреднику — «Витебскмясомолторгу».

Затем Касперович и Славецкие без участия «СиАйЭс Трейд плюс» создали еще одну фирму-посредника — «Витебскторг». Номинальным учредителем и директором ее стала знакомая обвиняемых Маковская. По мнению следствия, она не принимала никаких решений — лишь ставила свою подпись на документах. Управлял же деятельностью фирмы Виктор Славецкий.

А в октябре 2019-го Михаил Славецкий выкупил 100% доли предприятия у Маковской. Виктор уволился с «Витебскмясомолпрома», зарегистрировался как ИП и заключил уже в этом статусе с бывшим нанимателем договор. Фактически же Виктор Славецкий по-прежнему выполнял обязанности первого зама Касперовича и коммерческого директора «Витебскмясомолпрома». С той лишь разницей, что зарплату получал в 3 раза выше.

Что касается взяток, то их Касперович и Славецкие получили от Семенчукова с февраля по октябрь 2018 года на общую сумму 169 тыс. 317,7 рубля. Взятки были как в денежном выражении, так и в виде 30%-ной доли в уставном фонде «СиАйЭс Трейд Плюс», которую Семенчуков передал Михаилу Славецкому.

Братьев Славецких также обвиняют в нескольких эпизодах незаконной охоты с 2012 по 2018 год, а именно в незаконной добыче нескольких особей занесенных в Красную книгу Беларуси рыси, барсука, одного бурого медведя, а также лося.

Следствие считает, что вину Касперовича и Славецких доказывают слова свидетелей, изъятые на предприятиях документы, записи прослушки телефонов обвиняемых, фото с охоты и др.

Защитник ходатайствовал о предоставлении доказательств главного факта, вокруг которого строится обвинение, — нанесении материального ущерба «Витебскмясомолпрому». Речь шла о том, что в материалах дела есть результаты экспертиз и проверок, которые показали, что экономические показатели предприятия, наоборот, выросли.

— Гособвинитель, вы готовы? — обратился к прокурору Исакову судья.

— Я все изложил, — ответил тот.

В слушании объявлен перерыв.

Использование материала в полном объеме разрешено только медиаресурсам, заключившим с TUT.BY партнерское соглашение. За информацией обращайтесь на nn@tutby.com

-11%
-10%
-10%
-20%
-20%
-15%
-10%
-36%
-20%
-15%
-20%
-5%