/

Когда началась пандемия, часть горожан решили спрятаться от коронавируса в глубинке. О своем переезде, отношении к COVID-19 и жизни на новом месте они рассказали TUT.BY.

Фото: личный архив героев
Наталия, Эдуард и маленький Саша. Фото: личный архив героев

— Я работаю дистанционно, поэтому когда муж узнал, что в связи с коронавирусом его отправляют в бессрочный отпуск, мы решили уехать в деревню, — рассказывает Наталия Шишковская. — Точнее, было не совсем так. Эдуард очень любит деревню. Он всегда говорит: когда состаримся, переберемся за город, посадим картошку и будем летом на природе чай пить. В какой-то момент из-за «ковида» обстановка в Минске стала нагнетающей, и я сказала мужу: «Зачем ждать старости? У нас есть дом в деревне — поехали».

30 марта Наталия и Эдуард собрали нужные вещи в машину, усадили 3-летнего сына Сашу в детское кресло и укатили за 160 километров от Минска. Их адрес на время пандемии: деревня Лесовня, Солигорский район.

Дом, где поселилась семья, когда-то построил дед Наталии. Здесь выросла ее мама. Сейчас мама живет в Москве.

— Это классический деревенский дом: печка, лежанка и две большие комнаты. Последний раз я была тут года два назад. Мама как раз приезжала сюда на лето, — вспоминает Наталия. — Тогда же тут поменяли крышу и проводку, поэтому сейчас у нас светло и сухо.

Деревня, где поселились Шишковские, глухая: около 30 дворов. В выходные людей приезжает немало, а в будни Наталия видела только четырех пожилых женщин и одну семью. Вот они, продолжает собеседница, «по-настоящему изолировались». С людьми общаются только на расстоянии, а когда идут в автолавку, надевают маску и перчатки.

Больше в Лесовне ничего не напоминает про коронавирус.

— Для души мы занялись огородом. Посадили картошку, лук, много зелени и брокколи, — перечисляет собеседница. — Когда потеплеет, высадим морковку, редиску. А еще у нас тут рядом озеро, поэтому муж ездит на рыбалку. Поэтому, сколько бы ни продлился «ковид», с голоду мы тут точно не умрем.

Раз в неделю или в две Шишковские ездят в Солигорск или Любань закупаться. В Солигорске пустует квартира Натальиной мамы. Периодически дочь с семьей заезжают сюда помыться и постирать.

— Сколько вы здесь планируете пробыть?

— Мы же огород посадили, поэтому до конца лета, — смеется Наталия. — Хотя это, конечно, не главное. Тут у нас много места, и сыну есть где разгуляться. Муж у меня повар в ресторане, что будет с его работой и будет ли она, неясно. Возможно, он устроится в Солигорск и будет приезжать к нам в Лесовню. А вообще я не представляю, как снова привыкать к городскому шуму и толпам, поэтому мы стали рассматривать вариант переезда за город.

«Как-то женщина, увидев, что я иду с открытым лицом, даже перешла на другую сторону»

Илья Соколовский родом из Зельвы. В 2012 году, когда поступил в университет, переехал в Гродно, а два года назад — в Минск.

Фото: Илья Соколовский
Фото: в редакцию прислал Илья Соколовский

— Я менеджер по продажам, наша фирма работает на экспорт. В марте, когда в Беларуси появились первые пациенты с коронавирусом, нас перевели на «удаленку», — вспоминает молодой человек. — Так квартира стала для меня и домом, и офисом.

Илье 25 лет, но к ситуации с вирусом он относится серьезно. Выходил только в магазин. Когда сидеть в четырех стенах было совсем невмоготу, ближе к ночи, «чтобы никого не встретить», начал устраивать себе прогулки. Но быстро заметил: даже поздно вечером в его районе людей немало.

— Смущало меня и то, что большинство жителей Минска ходят в магазины без масок и перчаток, — делится наблюдениями собеседник. — Запомнилась ситуация, как в супермаркете мужчина стал предъявлять претензии девушке в маске. Якобы зачем она ее надела, все равно не защищает.

Тогда у Ильи и появилась идея спрятаться от вируса в Зельве, родном городском поселке, где живут около 6,6 тысячи человек.

— Чтобы перестраховаться и не привезти вирус родным, я две или три недели просидел в Минске на самоизоляции, — рассказывает Илья. — Затем взял немного вещей и машиной поехал в Зельву. Для работы мне нужен стол, стул и интернет, поэтому переезд на моих делах никак не отразился. Даже есть свои плюсы: в офис мне нужно было к 8 утра. Чтобы успеть, приходилось вставать в 6.00, теперь можно поспать до 7.40. В 17.00 я заканчиваю, после этого спокойно иду гулять.

В день Илья проходит около 15 километров. Гуляет он рядом с лесом и озером, поэтому людей почти не встречает. С друзьями, которые живут в Зельве, тоже не видится. Объясняет: «Не потому, что не хочу, просто сейчас не стоит лишний раз рисковать».

По данным «Вечернего Гродно», в конце апреля в городском поселке зарегистрировали первый случай COVID-19. Сколько человек сейчас здесь болеет, Илья не знает, но отмечает, к эпидситуации жители относятся ответственно. В магазинах процентов 70 покупателей в масках и перчатках. В очередях выдерживают дистанцию.

— Папа сказал, что жителей на улице стало меньше, пожилые перестали сидеть на лавочках, — продолжает собеседник. — Как-то женщина, увидев, что я иду с открытым лицом, даже перешла на другую сторону.

Еще из интересного: периодически Илья ездит в соседнюю деревню к фермерам за молоком. Покупка происходит так: хозяева оставляют молоко на лавочке, взамен молодой человек кладет на скамейку деньги. Он уезжает, продавцы забирают заработок.

Похожая ситуация у собеседника и с дедушкой, бабушкой. Они тоже живут в деревне неподалеку. Илья привозит им продукты и оставляет у забора.

— Конечно, мне бы хотелось зайти к ним в гости, поговорить, но мы понимаем: нужно потерпеть. Пройдет несколько месяцев, и мы сходим на шашлыки, — говорит Илья. — А пока общаемся в мессенджерах и по телефону.

— А как местные относились к вам, когда сразу после переезда встречали вас на улице? Все же вы приехали из большого города, где к тому моменту было уже немало зараженных.

— Как-то у мамы спросили, почему Илья приехал. Думали, возможно, у меня «ковид» и я решил тут переболеть, но мама объяснила, что и как, — говорит собеседник. — И еще был интересный случай в магазине. В очереди увиделись со знакомой. «А почему ты здесь?» — спросила она. Ответил: «Я на самоизоляции» — и заметил, как люди покосились на меня. Видимо, подумали, что я с коронавирусом на карантине. Я не стал им ничего объяснять, но к словам я теперь отношусь внимательнее.

«Чтобы провести совещание по видеосвязи, пришлось ехать к школе»

13 лет назад Катерина Козловская переехала из Минска в Москву. Она занимается интернет-рекламой. После месяца квартирной самоизоляции девушка решила сбежать от вируса в гости к бабушке.

Фото: в редакцию прислала Катерина Козловская
Фото: в редакцию прислала Катерина Козловская

— С 30 марта в Москве ввели карантин, и нас перевели на «удаленку». Месяц я просидела в четырех стенах и поняла, что схожу с ума, — вспоминает собеседница. — Тело требовало движения. Даже то, что из магазина я по лестнице возвращалась на свой 22-й этаж, не спасало. А еще очень хотелось к родным. И хотя российская граница закрыта, я узнала, что с белорусским паспортом могу покинуть страну.

Перед поездкой в поликлинике сдала для подстраховки тест на антитела. Надеялась, что уже переболела, оказалось — нет. К бабушке — в агрогородок Вишневец Столбцовского района — добиралась на машине. Единственные люди, с кем контактировала на пути, — специалисты на границе. С белорусской стороны Катерине вручили документ, что ближайшие 14 дней она должна находиться в самоизоляции.

— Сюда я приехала 4 мая. Сразу ни с кем не обнималась и старалась не пересекаться, — описывает происходящее собеседница. — В деревне у меня своя половина дома с отдельным входом, тут, считай, я и просидела первую неделю. За это время никаких симптомов коронавируса у меня не было, поэтому мы с бабушкой и мамой стали жить как обычно. Мама, кстати, с апреля вышла на пенсию и тоже приехала из Минска в Вишневец на самоизоляцию.

Работает Катерина с 11.00 до 20.00. Все, что ей для этого нужно, — ноутбук и интернет. С интернетом помогли соседи: дали свой роутер.

— Со связью тут беда, — говорит собеседница. В подтверждение: пока мы 30 минут говорили по мобильному, пришлось трижды перенабирать друг друга. — Роутер тянет не суперхорошо, но моя задача — руководство, я отвечаю за «разруливание» вопросов, для этого его хватает. 19 мая, когда у меня закончился 14-дневный карантин, мы с ребятами проводили совещание по видеосвязи. Чтобы поймать хороший сигнал, пришлось поехать к школе. Обратила внимание, что процентов 80 детей возвращались с занятий в масках.

На первых порах, продолжает Катерина, кроме интернета, с работой была еще одна небольшая сложность — бабушка.

— Участок в Вишневце она купила лет 25 назад, но основательно им никто не занимался, так что работы тут хватает. Бабушка все время просит ей с чем-нибудь помочь, — рассказывает собеседница. — Объяснить, что я не в отпуске, а сидение за компьютером — это серьезная работа, оказалось непросто. Выход из этой ситуации подсказали знакомые: ребята посоветовали помогать бабушке до работы и во время обеда. Учитывая, что я просыпаюсь в 8, идея оказалась хорошей. На днях до того, как сесть за ноутбук, я сажала клубнику и выкапывала сирень.

В субботу, продолжает Катерина, за домашними делами она прошла более 10 тысяч шагов. Для сравнения, в Москве в день ее шагомер фиксировал две-три тысячи.

— Мне нравится, что здесь я могу и заниматься рекламой, и помогать маме с бабушкой на участке, — говорит Катерина.

— А как в вашей деревне реагируют на ситуацию с коронавирусом?

— Ближайшие соседи маски не носят, а вот бабушкина подруга, она живет подальше, приходит к нам в гости «по форме». У нас она это все снимает. Что логично, ведь мы, как и она, сидим тут в заточении.

— Сколько вы планируете пробыть в деревне?

— Буду ориентироваться на ситуацию в Москве, подожду, пока она стабилизируется. Плюс у меня есть две недели отпуска, которые я тоже хочу провести в Вишневце. Впервые за 13 лет я могу так долго побыть с родными. Обычно получалось приезжать к ним максимум на пять дней.

— Мама с бабушкой, наверное, очень рады.

— Да мы тут постоянно спорим! — смеется Катерина. — Мы с мамой хотим посадить сад и поставить беседку, а у бабушки в планах — раз уж мы все здесь — огород. Вот и пытаемся договориться.

-80%
-40%
-20%
-20%
-20%
-50%
-20%
-25%
-40%
-30%
-20%
-20%
0070970