Поддержать TUT.BY
Коронавирус: свежие цифры


/ Фото: Сергей Комков /

Скромные обои в трешке спального района Гомеля, ноутбук на табурете и неумолкающий мобильник — это теперь штаб волонтерской кампании помощи медикам #Bycovid19. Еще два месяца назад ее основатель Андрей Стрижак слабо себе представлял, что такое, например, рециркулятор, а слово «деконтаминатор» вряд ли выговорил бы с первого раза. Что означает аббревиатура FFP-3, он тоже не знал. Что-то связанное со строительством?.. Однако за полтора с небольшим месяца он не только выучил сложные названия медицинских приборов, но еще и может их достать буквально из-под земли для тех, кому они так необходимы. Уже 50 дней Андрей со своей новой командой изо всех сил помогают держаться белорусским врачам.

День Стрижака начинается с жужжания мобильного — зум, телеграм, фейсбук. В смартфоне уже десятки сообщений от волонтеров со всей страны. В одном только телеграме полтора десятка групп. Отдел закупок здесь, отдел закупок в Китае, отдел коммуникаций, медицинский отдел. Еще есть транспортный чат, в котором более трехсот человек: он работает как диспетчерская служба такси — там любой готов на личном авто отвезти груз туда, куда это необходимо.

Шоумены, айтишники, футболисты превратились в логистов, таксистов, снабженцев, специалистов таможенного дела и грузчиков. На сегодняшний день в волонтерской команде #Bycovid19 около 1,5 тысячи человек. Многие друг друга никогда не видели — ведь работают удаленно и каждый в своей области, городе, районе — и так по всей Беларуси и не только.

Фото: Сергей Комков, TUT.BY

Все началось в марте, когда про COVID-19 белорусы только-только еще шутили в соцсетях.

Андрей отправил супругу с годовалым сыном на самоизоляцию на загородную дачу. Сам остался в Гомеле, несколько дней смотрел со старшим сыном сериалы: многие стали уходить на удаленку и работы у правозащитника, который проводит обучающие семинары, заметно поубавилось. Но как-то в ленте фейсбука на глаза попался пост главного врача УЗ «3-я городская детская клиническая больница» Максима Очеретнего, который просил поддержать врачей и оставаться дома. Под публикацией было огромное количество обсуждений. Всех интересовало: неужели все так серьезно?

А Стрижак решил узнать, как оборудованы больницы, всего ли хватает для борьбы с новым вирусом. Оказалось, что нет самого необходимого — противочумных костюмов, респираторов, масок… Андрей организовал сбор средств и стал искать нужный товар.

— Стал пробивать тему и узнал, что, например, респираторов — FFP3 — это лучшие респираторы, уже давно нигде невозможно купить. Я человек с большим социальным капиталом, у меня много знакомств, но все равно было непонятно, как действовать и куда бежать. Поэтому, когда мы приобрели первые 329 респираторов и передали в больницу — это было незабываемо. Ну, а потом началось. Появился Андрей Ткачев, открывший сбор средств на оказание помощи медикам, подключились Никита Краснов, Тоня Бинецкая, Аня Шиманович, Дима Нарышкин, Илья Смирнов, Надя Людчик, Настя Дробыш. Ульяна Рудович, Илона Крошкина из платформы ИМЕНА запустили телеграмм-канал и публиковали там десятки сообщений с просьбами от врачей и их прямые контакты, вели первую базу запросов, спонсоров, поставщиков. А потом всех нас просто накрыла волна поддержки и солидарности. Каждый предлагает свою помощь. У кого есть авто — развозит по больницам респираторы, у кого есть деньги — помогает финансово. У кого возможности достать все необходимое — достает.

Всего за полтора месяца своей деятельности #Bycovid19 получила более двух тысяч заявок от медиков со всех уголков Беларуси. Тысячи комбинезонов, респираторов, одноразовых масок, сотни очков, тонны антисептика пульсоксиметры, бесконтактные термометры, кислородные концентраторы, антибактериальные облучатели отправились туда, где их очень ждали.

У каждого волонтера свой путь в #Bycovid19. Кто-то до пандемии собирался уезжать в Польшу, чтобы играть в американский футбол, кто-то копил на новое авто, кто-то просто работал — а потом работы не стало.

Но все-таки, говорит Стрижак, костяк волонтеров — это люди, которые имеют хоть какую-то финансовую подушку безопасности: сложно волонтерить, когда у тебя за душой ни копейки, а дома дети. Ведь за эту работу никто не платит.

— Но у каждого здесь своя мотивация. Вот помог — и думаешь: возможно, сейчас я защитил врача, который через несколько дней будет меня интубировать.

Фото: Сергей Комков, TUT.BY

Сейчас осуществлять задуманное #Bycovid19 помогает около 50 компаний. Кто-то перечисляет деньги (на данный момент бизнес перечислил около 50 тыс. долларов), кто-то помогает чем может. «Атлант — М Британия», например, предоставили волонтерам свой новый Land Rover, чтобы те могли на нем возить грузы. Кто-то, как, например, Grillman, кормит врачей, а кто-то и волонтеров. Большую поддержку оказывает белорусская диаспора по всему миру — с ее помощью собрано около 50 тыс. долларов. 200 тысяч собрали белорусы дома.

Кстати, старший сын Андрея, четвероклассник Леша, тоже в деле: сортирует респираторы, жарит папе яичницу, поливает цветы на подоконнике и кормит хомячка.

Фото: Сергей Комков, TUT.BY

Сегодня в гомельскую областную больницу Андрей везет диски для КТ и респираторы. Часть грузим в машину, за второй направляемся в арт-пространство «Ковчег». Здесь теперь разместился своеобразный хаб, куда стекается вся помощь. А еще пошивочный цех: недавно волонтеры приобрели 4,5 тонны спанбонда и теперь отшивают одноразовые комбинезоны. Уже отправили в больницы 4,5 тысячи штук. Если не успевают своими силами — просят профессионалов: двумя этажами выше разместилось швейное предприятие «Шатон» — и его работницы тоже уже полтора месяца производят только одежду для медиков.

Фото: Сергей Комков, TUT.BY

Загружаем все в багажник и направляемся в областную больницу. Еще пару недель назад она функционировала в обычном режиме. Но теперь и сюда свозят «ковидных» больных. Говорят, что сейчас их здесь уже больше сотни.

Фото: Сергей Комков, TUT.BY

Нас встречает озадаченный начмед. На вопрос: «Как дела?» бросает кроткое: «Пока справляемся». И больше никаких комментариев. Медсестры принимают волонтерскую передачу, благодарят за помощь — но нельзя все это просто так отдать и уйти. Теперь у Андрея встреча с главным бухгалтером медучреждения. Ее задача — все правильно оформить.

Фото: Сергей Комков, TUT.BY

Вообще, оформление такой помощи — пожалуй, самая большая головная боль администраций больниц. Некоторые даже предпочитают от нее и вовсе отказаться — к счастью, таких единицы.

— Все сильно зависит от личных качеств администрации. Начмед и главная медсестра нередко понимают, что нужно, и буквально уговаривают главврача принять помощь. Но в целом могу сказать, что таких историй, чтобы совсем не брали помощь, мало — и связаны они больше с персоналиями, чем с какими-то системными проблемами. К счастью, в Минздраве у нас поддержка есть, — рассказывает Стрижак.

Фото: Сергей Комков, TUT.BY

Он и сам пока не знает, чем для него все это закончится.

— #Bycovid19 старается безупречно вести полную отчетность за каждую копейку: как она пришла и на что была потрачена. Наш бухгалтерский отдел сводит все наши затраты в единый документ, который будет доступен для всех жертвователей, волонтеров и общественности после того, как мы закончим нашу работу. Но помощь оформляется на физлиц, в частности, ее получаем я и Андрей Ткачев — и что делать, например, с налоговой, которая выставит нам счет на более чем 50 тысяч рублей, пока никто не знает.

Еще одна проблема, с которой сталкиваются волонтеры — неповоротливость системы.

— Первая и главная причина — тендерные ограничения, которые даже в этих условиях непоколебимы. Часть техники, аппаратуры, которая может быть поставлена в Беларусь, сейчас в подвешенном состоянии, так как нет регистрационных разрешений, сертификатов. Это не говорит о том, что техника некачественная. Она имеет сертификат в Евросоюзе и работает там — как, например, концентраторы кислородные большого объема. Или деконтамитатор, который уничтожает все вирусы и бактерии и при этом не вредит аппаратуре и пластику. Но в Беларусь они не могут быть поставлены. Вообще, жалко, что в таких ситуациях у большинства чиновников включается режим черепахи. Ведь это не государственные деньги, не бюджет — и вроде бы тут он защищен от интереса хотя бы Следственного комитета. Но у большинства срабатывает инстинкт самосохранения: лучше, мол, не надо, — делится наболевшим Стрижак.

Фото: Сергей Комков, TUT.BY

А мы уже у ворот гомельской детской больницы. Здесь тоже не откажутся от помощи.

Затем мчим в другую часть города: там на предприятии по продаже строительных материалов нужно купить и загрузить гибкий прозрачный пластик. Завтра он отправится в Минск на фирму, которая по символической цене раскроит материал, а после из него сделают для медиков защитные щитки.

Сколько у Стрижака и других волонтеров впереди еще таких поездок, встреч, передач — одному Богу известно.

Напомним, в Беларуси на 14 мая зарегистрированы 26 772 человека с положительным тестом на COVID-19. Прирост за последние сутки — 947 случаев. Выздоровели и выписаны 8168 пациентов (плюс 457 за последние сутки), у которых ранее был подтвержден диагноз COVID-19. За весь период распространения инфекции на территории страны умер 151 пациент (плюс пять человек за последние сутки).

Только на Витебщине за время распространения инфекции были заражены более 1,5 тысячи медиков — в том числе и потому, что не были обеспечены необходимыми СИЗ.

Берегите себя — оставайтесь дома.

Использование материала в полном объеме разрешено только медиаресурсам, заключившим с TUT.BY партнерское соглашение. За информацией обращайтесь на nn@tutby.com

-25%
-25%
-10%
-20%
-40%
-35%
-30%
-20%
-27%
-30%