/ / /

Каждый день мы проходим или проезжаем по улицам Минска, названным в честь героев Великой Отечественной войны. Героев, чьи судьбы и дела, несмотря на массовые празднования, понемногу стираются из коллективной памяти. Далеко не всегда даже те, кто живет на «военных» улицах, знают о подвигах людей, чья фамилия указана как адрес регистрации в паспорте.

Редакция TUT.BY решила приблизить прошлое к настоящему дню. Мы попросили родственников героев прийти на улицы Минска, названные в честь их знаменитых предков, и самим о них рассказать в День Победы.

Улица Коржа

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Ольга Николаевна, внучка Василия Коржа, госслужащая, ее дочь Василина, а также праправнучки Василия Захаровича Диана и Ольга

В семье Коржей в Великой Отечественной войне участвовал не только легендарный партизанский командир Василий Захарович Корж, герой Советского Союза, но и его дети.

— Дедушка работал в обкоме партии в Пинске и в первые дни войны занимался эвакуацией, — делится Ольга Николаевна, внучка Василия Захаровича. — В тыл отправил жену с детьми, но их эшелон попал под обстрел. Началась суета, а когда поезд тронулся, то бабушка с сыном успела вскочить в поезд, а моя мама Зина — нет. Ей было 15, она осталась и помогала медикам перевязывать раненых, прибилась к ним, приписала себе два года и всю войну провела сестрой милосердия. Получила награду «За отвагу»: подорвала немецкий танк. А ее подруга получила медаль «За боевые заслуги». Помню, как она рассказывала: «Сижу, плачу, злюсь. Как так? Почему ей сразу медаль за „Боевые заслуги“, а мне только такую…». Об этом узнал командир, рассмеялся и говорит: «Зина, ты что! Твоя награда намного важней».

Родственники помогли Зине найти маму, сестру Ольгу (она тоже была сестрой милосердия) и брата. А вот Василия Захаровича Коржа отыскать долго не получалось: он партизанил под псевдонимом Комаров.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Легендарный партизан Василий Корж

— Про дедушкину деятельность написано много: опытный боец, участвовал в Гражданской войне, воевал в Испании, сидел в тюрьме по обвинениям в шпионаже. Вообще, на дедушку очень много доносов писали. Из-за характера. Он мог любому начальству, не скрывая, сказать правду. Очень прямой человек, поэтому и звезду Героя Советского Союза ему дали только в 1944-м, после нескольких лет успешных боевых операций. В Великую Отечественную собрал 15 человек и ушел с ними в лес: знал, как организовывать такую работу, потому что проходил спецобучение еще до войны. В конце июня они разбили колонну боевой техники, которая шла на Минск, причем у них-то и оружия особенно не было, в основном винтовки. Этот бой считается первым в истории партизанского движения Великой Отечественной.

Из эпизодов, которые мне запомнились: дедушка и его заместитель переоделись в немецкую форму и пошли за полицаями. Корж немецкого не знал и говорил на тарабарщине, имитируя немецкий, а помощник прекрасно говорил на этом языке и делал вид, что переводит. Выдавая себя за немецкое начальство, в одной хате они собирали старост и требовали переходить на сторону партизан, а иначе — смерть.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Улица Коржа, недалеко от станции метро «Грушевка»

— Дедушка очень плохо относился к мародерству и тех, кто забирал последнее у мирного населения, расстреливал. Меня спрашивают: «Ну как он так мог?». Отвечаю: «Да, мог. У него было принципиальное отношение к этому вопросу». Дед считал, что только с поддержкой людей они могут партизанить.

После войны мы часто бывали в Хоростово, родной деревне дедушки и окрестностях, где он воевал.

На 9 Мая обычно все собирались после парада в ресторане «Журавинка», там уже вспоминали все военные истории. Я была маленькая, гордилась дедом и мамой, но воспринимала все очень по-детски. Уже потом, когда училась на историческом факультете, осознала, что дедушка делал в военное время, в большей степени.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Документ о присвоении звания Героя Советского Союза Василию Захаровичу Коржу. Это копия — оригинал находится в музее

— Сейчас нам сложно понять эти условия жизни: как вообще можно существовать в лесу, в холод, когда нет припасов, а кругом опасность. А как это объяснить тем молодым поколениям? Не знаю, я и моя дочь уже моим внучкам передаем память про Василия Захаровича и Зинаиду. Они интересуются, в школе рассказывали про Василия Коржа другим детям, сейчас на выставку отправили фотографии. Перед 9 Мая ходим на кладбище к маме и дедушке, а потом собираемся все вместе за столом. Уходят ветераны, к сожалению, скоро рассказывать будет некому.

Улица Чижевских

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Елена Антоновна, филолог, лингвист. Сестра подпольщицы Елены Чижевской

Улица Чижевских в Лошице — одноэтажная, по генплану ее застроят высотками, тогда прошлого здесь останется еще меньше. Пока что воспоминания можно ухватить. Возле деревянного дома № 40 — небольшая стела, с памятника смотрят на прохожих три женских лица. Елена Чижевская объясняет, кто это:

— В центре — Мария Павловна Чижевская, первая жена моего отца. Слева — Лиля, это домашнее имя моей сестры Елены. Справа — Надя Моисеева, подруга Лили. Когда в 1981 году поставили этот памятник, я первым делом посмотрела, узнаваемые лица или нет, сравнила их с людьми с фотографий. Нашла, что скульптор поработал неплохо.

Как раз на этом месте 25 декабря 1943 года повесили минских подпольщиц. Они собирались взорвать генерального комиссара Беларуси Курта фон Готтберга (его предшественника Вильгельма Кубе убила другая подпольщица Елена Мазаник). Новая операция не удалась: взрывчатку нашли. Чижевских и Моисееву пытали, а потом убили. Это не просто история о патриотизме из учебника, за ней прячется семейная трагедия.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Мария Чижевская с дочкой Еленой. В войну были подпольщицами, обеих убили в 1943-м. Мать была удостоена ордена Отечественной войны I степени, дочь — II степени, посмертно

— Мой отец потерял жену и дочку. После войны он вернулся в Минск и обо всем узнал, это был страшный удар. Но жизнь берет свое — через несколько лет у Антона Чижевского появилась вторая семья и родилась я, в 1953-м.

Отцу тогда было уже 60 лет. Сам из дворянской семьи, мальчиком застал русско-японскую, потом участвовал в Гражданской войне, молодым офицером, пришедшим с Первой мировой. Потом был репрессирован, сослан. Во время Второй мировой был уже не призывного возраста, но служил интендантом — занимался снабжением армии. Представьте, сколько он пережил. Когда отец приходил на родительские собрания в школу, мне всегда говорили: «Это что, твой дедушка пришел?». А я с гордостью даже отвечала: «Нет, это мой папа».

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Улица Чижевских в Лошице

Елена Антоновна Чижевская — полная тезка своей старшей сестры. И ее домашнее имя тоже было Лиля.

— Думаю, меня назвали так не случайно. Но о прошлом отец много не говорил, — стирает слезы. — Он был очень любящим, заботливым, но свои тяжелые воспоминания никогда не выплескивал на близких. Да и вообще мы часто слышим: то поколение не любило рассказывать о войне, слишком все еще было близко и тяжело.

Елена Чижевская вспоминает, как в 10-м классе написала сочинение про свою сестру-героиню. Поставили пятерку.

— А до этого особенно не рассказывала. Не принято было в нашей семье этим бряцать.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Блокнот Елены Чижевской, в нем — стихотворение, посвященное старшей сестре. Вот несколько строк: «Сестра — ее я знаю лишь по фото./ Я знать ее живой, конечно, не могла./ Во мне и в ней отцова кровь одна / И в этом есть таинственное что-то, / Я словно ей на смену рождена»

К 9 Мая семья Чижевских всегда приезжает к памятнику на улице Чижевских.

— Замужем 40 лет, дружно живем, но фамилию не меняла, — рассказывает Елена Чижевская. — И мой сын почему-то в 16 лет, когда получал паспорт, тоже взял мою фамилию. Хочется ее сохранить.

Улица Лобанка

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Андрей Валерьевич Гурин, внук Владимира Елисеевича Лобанка, медик

— Я не часто бываю здесь, — рассказывает Андрей Гурин, медик по образованию, внук Владимира Елисеевича Лобанка. — Но, конечно, испытываю гордость за деда, человека по натуре очень скромного.

В начале войны Владимир Лобанок стал одним из организаторов партизанского движения в Витебской области, командовал Лепельской партизанской бригадой имени И.В.Сталина. События военных лет в семейном кругу вспоминал нечасто, но собирал информацию о партизанах, их рассказы, заказывал документы из архивов и библиотек.

Владимир Елисеевич после войны опубликовал книги «Партизаны Витебщины в боях за Родину» и «Партизаны принимают бой». Третью книгу, про летчиков, издать не успел.

Внук говорит, что его дед мало вспоминал о событиях до апреля 1944-го.

— Но знаю, что бригада имени И.В. Сталина постоянно вступала в бои с немцами. Из эпизодов, которые запомнились, помню рассказ, как дедушка из засады бросил гранату-«лимонку» в проезжающую машину с гитлеровцами, она попала прямо в кузов, но не взорвалась. Тут же в ответ прилетели две немецкие гранаты с длинными ручками. Дед мгновение подумал, схватить их и бросить обратно или скатиться вниз в укрытие. Скатился, гранаты взорвались, но его все равно ранило.

Еще одна одна история, которая отражает характер деда. Шел по деревне — как оказалось, там были немцы. У дедушки был с собой маузер, вещь заметная. Вышел из-за угла — а совсем недалеко четыре немца с автоматами… Дед просто двинулся им навстречу как ни в чем не бывало. Прошел мимо. Если бы начал стрелять — шансов бы не было. Человек невероятного самообладания.

Андрей Гурин рассказывает: Владимир Лобанок писал в дневнике о своей бригаде до 1943 года. Вести дневник было нельзя, но он все равно делал записи. Благодаря этому можно по дням узнать, когда и что бригада делала.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Владимир Елисеевич Лобанок, Герой Советского Союза

В том же году ему вручили звезду Героя Советского Союза.

— В марте 1944 года дедушку назначили командовать соединением из 17 бригад. Партизаны контролировали большую территорию, которая в историю вошла как Полоцко-Лепельская партизанская зона. В апреле 1944 года захватчики начали карательную операцию против соединения. Силы, конечно, были неравными (60 000 против 17 000 партизан. — Прим. TUT.BY). Больше трех недель шли жестокие бои. Кольцо все сужалось, партизанам пришлось отступать и прорываться. Это были самые крупные столкновения партизан с немецкими захватчиками в годы Великой Отечественной войны на территории бывшего СССР. На месте прорыва установлен мемориал.

Дед часто вспоминал это время, его легко контузило во время прорыва. Считал, это было большое достижение, что они смогли выйти из окружения и вывести местное население. Сейчас к этим событиям относятся по-разному, некоторые блогеры пишут, что это был разгром партизан, но я считаю: если бы это было поражением, дедушка бы о тех днях умалчивал. Больше того, у меня остались копии донесения командиров партизанских бригад после прорыва. Безвозвратные потери были такие, что не смогли повлиять на боеспособность большинства бригад.

В 1970-е годы про оборону Полоцко-Лепельской зоны и прорыв сняли художественный фильм «Пламя». Там есть эпизод: немецкие танки натыкаются на минное поле. У них нет саперов, а надо быстро пойти в атаку. Немцы собирают местное население и пускают его по минному полю впереди себя. Хорошо помню: дедушка смотрел этот фильм, а бабушка, его жена (а она была в оккупации) вошла в комнату. Спрашивает: «Володя, ну разве такое было?». И он отвечает: «Было! Сколько хочешь». Это к слову о методах ведения войны.

Меня огорчает, что сейчас на форумах и в блогах можно встретить рассказы, что партизаны только и делали, что забирали вещи и продовольствие у мирного населения, а немцы, наоборот, чем-то делились. Да, немцы были разные, были и лжепартизаны. Моя бабушка и мама сами столкнулись с такими… Маме было четыре года, когда она запомнила оружие, которым угрожали бабушке. Но говорить, что все партизаны повально мародерствовали… Не думаю, что на нашей территории было бы такое мощное партизанское движение, если бы не поддержка местного населения. Партизаны бы просто не смогли так успешно воевать. В советские годы Беларусь не случайно называли партизанской республикой!

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Для дедушки день освобождения Беларуси значил, может, даже больше, чем День Победы. Так совпало, что Беларусь освободили в его день рождения, 3 июля. Конечно, 9 Мая мы тоже праздновали: собирались семьей, отмечали. Он ходил на разные мероприятия, звездочку Героя СССР вешал на пиджак, остальные награды — нет. Все награды — только на 40-летие освобождения Беларуси. В 1985-м собирался поехать в Москву на 40-летие Победы, но за полгода его не стало.

На 70-летие Победы я прошел с его портретом по Красной площади в «Бессмертном полку». Мне представляется, что это хорошая инициатива. На 70-летие Победы в Москве собралось больше 400 тысяч человек с портретами своих родственников. Масштаб впечатляет. Подобные мероприятия хорошо было бы проводить и у нас.

Ветераны уходят — это естественный ход истории, память стирается. Но простой формулы никто не отменял: чем лучше общество знает об ошибках прошлого, тем меньше оно склонно повторять их в будущем.

Улица Заслонова

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Иза (Ирина) Заслонова, художник-акварелист, писатель. Дочь Героя Советского Союза Константина Заслонова

У Изы Заслоновой отчество — Константиновна. Она одна из двух дочерей того самого легендарного партизана — железнодорожника Константина Заслонова. Он был сначала командиром бригады, потом командовал партизанскими силами Оршанской зоны.

Иза родилась в декабре 1939-го, отец погиб в ноябре 1942-го — младшей дочке еще не было и трех.

— Но, знаете, настолько были живописующие рассказы о нем, что, кажется, я его помню. А может, это и правда. Например, осталась такая сценка. Мы выходим на дорогу в Орше и встречаем отца, который идет с работы. А он, заметив нас, издалека еще, становится на руки — и так, на руках, идет к нам! Он вообще обожал такие штучки. Прямо так его и вижу.

Военное время Иза Константиновна не особенно любит вспоминать: что хотела, описала в своей книге «Повесть об отце».

— А так — может, и не надо войну вспоминать? Да ну ее к черту!

Семья партизана Константина Заслонова была в эвакуации. Что говорит об этом времени его выросшая дочка?

— Помню: бежали, бежали, неслись, неслись. Через какой-то вокзал, городок толпа несется — и вдруг я вижу открытку. Да такую красивую! Останавливаюсь и пытаюсь ее поднять, отколупливаю от земли. Хорошо, сзади бежали родственники, они меня подтолкнули — иначе могла бы отстать, а я ведь должна была держаться за мамин чемодан. Еще помню, как меня заталкивали в поезд через окно. Я ревела, казалось, что жизнь кончена, что все меня бросят. Но меня благополучно приняли с той стороны.

О том, что муж и отец погиб, семья узнала от его хорошего знакомого — журналиста газеты железнодорожников «Гудок».

— Мы не верили, пока не пришло извещение. Но мы, дети, сначала не понимали этой потери. Только потом, потом. Знаете, у нас всегда стоял его портрет. Я росла и, проходя мимо, проникалась чувством, что вот, это мой близкий человек. Потом стала реветь: «Почему его нету? Почему он не приходит, а мы его так ждем?!».

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Константин Сергеевич Заслонов, Герой Советского Союза, посмертно

Именем Константина Заслонова названы больше 60 улиц и переулков в разных странах. Каково это — носить настолько громкую фамилию?

— Сейчас я уже привыкла, а раньше бывало тяжеловато. После войны мы жили на еще маленькой улице Толстого. Когда мимо нашего дома проходили, говорили: «О, это Заслоновы!». Меня ужасно это коробило — не люблю всеобщего внимания, когда ни шага влево, ни шага вправо. В школьные годы и в институте я должна была соответствовать. А это ж ребенок — ему хочется и пошалить. Что бы я ни сделала, где бы ни споткнулась, все время тыкали в нос: «А, тебя не наказывают, потому что ты Заслонова!». А знаете, бывают совпадения, что не наказывают. Но это приятно — носить такую фамилию и знать, что сделал твой отец.

Думаю, я на него похожа. Еще я трудоголик, как он. А он такой трудяга был: человек ни секунды не мог сидеть на месте. На работе пропадал сутками: сначала был заместителем начальника паровозного депо, потом — начальником. И это время, когда не так уж много прошло после Первой мировой войны, когда столько надо было поднимать!

Он придумывал всякие усовершенствования для паровозов — например качающиеся колосники (элемент топки. — Прим. TUT.BY), чтобы не скапливался шлак. Официально внедрить не получилось, тогда он стал внедрять их просто у себя в депо — за такие паровозы машинисты дрались, чтобы на них ездить.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Улица Заслонова, неподалеку от улицы Волгоградской

Семья Константина Заслонова еще после войны отдала его вещи в музей.

— Музеем в Орше тогда заведовала Цингалева — она была настойчивая. Приехала к нам в Минск и сказала: «Забираю все!». Мама согласилась: так эти вещи увидим не только мы. Но кое-что было особенно жалко отдавать — кресло отца. Потому что это было единственное наше кресло сразу после войны.

Иза Заслонова не любит официальных способов отмечать День Победы. Но память о героях важна и проявляться может во многом. Музей Заслонова в Орше долгие годы был в аварийном состоянии, а в 2016-м ураган сорвал часть крыши — и решили снести весь дом. Новый до сих пор не построили.

— Безусловно, День Победы — наш праздник. Мы отмечали его в семейном кругу и после войны. Потому что были те, кто вернулся. Брат матери — летчик, раненный в бою, с простреленными руками и ногами. Друг Константина Заслонова дядя Миша Петуланин. Мы всегда с удовольствием встречались в День Победы. Собиралось много народу, звучала музыка, прекрасное танго. Я даже выпросила у мамы однажды в День Победы велосипед — я так мечтала об «Орленке». И мне подарили его 9 мая.

Улица Талаша

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Александр Леонидович Дриго, прапраправнук Василия Талаша, инженер-разработчик

Со дня рождения Василия Талаша, который живет в народной памяти под именем Дед Талаш, прошло 175 лет. Участника гражданской войны и героя повести Якуба Коласа «Дрыгва» называют одним из самых пожилых участников Великой Отечественной войны.

—  Между нами очень много лет и поколений, — рассказывает Александр Дриго, прапраправнук. — Лично Деда Талаша, конечно, я не знал, но моя бабушка, в девичестве Талаш, про него много говорила. Из ее рассказов я понял, что Талаш коласовский и реальный — совершенно разные люди. Якуб Колас, как и многие писатели того времени, ставил перед собой идеологическую задачу — показать не простого человека, а героя. Когда я учился в школе, в перестройку, и мы проходили «Дрыгву» — я спорил с учительницей, рассказывал, что все было иначе.

— Память — очень зыбкая вещь, — делится мнением Александр Леонидович. — Даже причину начала партизанской деятельности в войну с белополяками вспоминают по-разному. Кто-то говорит, что Талаш стал партизанить из-за конфликта с офицером из-за стога сена, другие говорят, что это был солдат и поругались они из-за коровы. Но факт в том, что после стычки он ушел в лес и там встретил таких же.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Василий Исаакович Талаш, участник партизанского движения сразу в нескольких войнах

В начале боевых действий Дед Талаш был арестован, потом сбежал от немцев к партизанам.

— Чтобы понять, почему его в таком возрасте в лес занесло, нужно понимать, кто такие полешуки. Это невероятно свободные люди, радеющие за справедливость. Ему особенно не давали воевать, хотя он рвался. Но имя Талаша уже к тому времени было овеяно легендами, и его использовали как ролевую модель.

В 1943 году Деда Талаша самолетом переправили в Москву, там он занимался агитацией: рассказывал на фабриках и заводах о подвигах белорусских партизан. После освобождения Беларуси вернулся на родное Полесье, где прожил до конца своих дней. Умер в возрасте 101 год.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Улица Талаша недалеко от станции метро «Михалово»

Александр Леонидович рассказывает, что его дядя, художник Валерий Дриго, более 50 лет собирает архив Василия Талаша.

— Разбирается в его жизни очень хорошо, взаимодействует с музеем Деда Талаша в Новоселках. Недалеко от деревни в Петрикове стоит памятник настоящему деду Талашу, а вот скульптура в Минске на площади Якуба Коласа — литературный персонаж. Не могу сказать, что я чувствую тесную связь со своими далеким предком, но прийти на улицу Талаша сегодня — интересное чувство.

-20%
-14%
-20%
-10%
-25%
-30%
-20%
0069509