WWW.TUTBY.NEWS - наш запасной адрес на случай, если TUT.BY не открывается


/ /

Месяц назад минский хакерспейс, где до пандемии делали роботов, дроны и разрабатывали разные технические проекты, превратился в мини-фабрику по сбору средств защиты для медиков. В свободное от дел время щитки здесь собирали люди разных профессий и возрастов. О том, почему после работы они приходят в мастерскую, чтобы волонтерить допоздна, мы с ними и поговорили.

Виталий Алейник, 36 лет, работает в сфере инвестиций

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
В хакерспейсе Виталий волонтерит практически с самого начала и, считай, каждый день. Иногда, делится он наблюдениями, человек приходит сюда на часок, потом смотрит на часы, а уже семь часов прошло

— Свой рабочий график я регулирую сам, поэтому могу прийти сюда, например, до деловой встречи или после, — легко объясняет он, почему собирает щитки в пиджаке. — Всегда стараюсь рассказывать партнерам про эту инициативу. Понимаю, даже если у кого-то не выйдет поучаствовать в проекте физически, они смогут поддержать финансово.

Сам Виталий говорит, что собирать щитки стал случайно.

— Когда в стране началась ситуация с коронавирусом и возникло понимание, что все развивается не очень хорошо, стал смотреть, что можно сделать, чтобы отреагировать на происходящее, — вспоминает собеседник. — В одном из блогов увидел информацию о хакерспейсе. Здесь предлагали заполнить форму и подождать ответ. Я не стал ничего заполнять, просто взял и приехал. Спросил, какая именно помощь нужна.

Помощь необходима была разная — от сборки до доставки. Виталий оценил ситуацию и для себя решил: больше всего рук потребуется для простой работы, поэтому подключился к чистке, сборке и упаковке щитков.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Мне нравится обстановка этого места, — продолжает Виталий. — Так сложилось, что с 9 или 10 утра, когда здесь все открывается, тут постоянно есть кто-то из волонтеров — одни приходят, другие уходят. Однажды мы работали до трех ночи. Отгрузка могла быть рано утром, поэтому сидели и доделывали. Думаю, врачам и медсестрам приятно ощущать, что где-то есть группа людей, которые хотят их поддержать и собирают для них средства защиты.

Алиса Усилова, 34 года, тренер по акробатике на воздушных полотнах

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Из наблюдений Алисы: волонтеров в хакерспейс приходит немало, но желающих помочь в разы больше. «Многие не решаются прийти, потому что боятся контактов: здесь ты хоть и в маске, все равно пересекаешься с большим количеством людей, — поясняет ситуацию собеседница. — Но я такой человек, который не умеет жить со страхами. Мне важно быть полезной, поэтому я здесь»

— Мой друг — автор этого щитка, — рассказывает Алиса. — Вместе мы занимаемся аргентинским танго. У нас очень дружное танго-сообщество. В пятницу, 3 апреля, мы с ребятами хотели встретиться, но друг-инженер предупредил: у него не получится. Сказал, занят хорошим делом — будет делать щитки для медиков. Я подумала, действительно, дело хорошее, почему бы и мне к нему не присоединиться.

График у Алисы относительно свободный, поэтому в хакерспейсе она бывает и после работы, и между тренировками. Говорит, здесь «переключается» и отдыхает.

— Акробатикой я занимаюсь с людьми разных возрастов. Многие из моих учениц, когда узнали про мое волонтерство, тоже захотели помочь. Школьниц я стараюсь держать в стороне, переживаю за их здоровье. Те, кто постарше, уже сами оценивают риски, поэтому кто-то из них собирает щитки вместе с нами. А еще попасть сюда мечтает мой 9-летний сын Миша. Все время спрашивает, когда я возьму его с собой. Но я пока не решаюсь, жду, когда пандемия пойдет на спад.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Щитки собирают люди разных возрастов — от студентов до пенсионеров. Волонтеры рассказывают, что одна из женщин приходит сюда втайне от дочки. Дочь запрещает ей посещать людные места, но маме важно в такое непростое время делать что-то полезное

Самая приятная часть волонтерства, продолжает Алиса, видеть глаза тех, кому ты помогаешь.

— Недавно мы с ребятами возили щитки в Витебскую область. В одной из сельских больниц познакомились с врачом, которая сама сделала себе щиток — приклеила пластик к оправе очков. Говорила, работать в такой конструкции неудобно, но это лучше, чем ничего. Было приятно, что мы могли ей передать качественные щитки, — описывает ту ситуацию Алиса. — Моя мама — медработник, все детство я провела у нее на работе в 10-й ГКБ. Я изнутри видела нелегкий труд медиков, поэтому ситуация, когда ты можешь поддержать врачей, меня особенно тронула. Сегодня мы заботимся о них, а, возможно, завтра они позаботятся о нас или наших близких.

Павел Гапоненко, 48 лет, предприниматель

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Павел Гапоненко

Павел и Алиса вместе ходят на танго. Алиса написала в фейсбуке пост о своем волонтерстве, Павел его увидел и тоже пришел помогать.

— У меня небольшая компания, занимаюсь поставками промышленного оборудования, — рассказывает о себе Павел. — Думал, во время коронавируса заказов будет немного, но ошибся, поэтому приходить сюда получается только после работы.

Зато сразу на 4−5 часов. И так уже практически месяц.

—  Если есть свободное время, почему не помочь? — рассуждает собеседник. — Все равно все на самоизоляции, пойти особо некуда. Сидеть без дела дома на диване я смог максимум три дня — и все, мне стало скучно. Нужно было чем-то себя занять. К тому же ситуация с коронавирусом серьезная, средств защиты не хватает. Медикам нужна поддержка.

Анна Бурак, 36 лет, сотрудница IT-компании SolarWinds

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
«Моя сестра и много друзей — медики, — говорит Анна Бурак. — Сестра живет в США. От нее я знаю, что даже у них ситуация со средствами защиты сложная, у нас — тем более. Поэтому, если мы можем чем-то поддержать врачей, нужно помогать»

— Мой коллега состоит в команде хакерспейс, от него мы и узнали про эту инициативу, — рассказывает Анна. — Все началось с того, что мы договорились с руководством, чтобы они выделили небольшой бюджет на обеды для волонтеров, а позже я и сама подключилась к помощи.

В команде Анна примерно неделю. Собирать щитки приезжает «по возможности».

— Я живу в противоположной части Минска, поэтому бываю здесь нечасто, — описывает она свою ситуацию. — В основном прихожу после работы, остаюсь допоздна, а потом еду домой на такси.

Самое необычное для меня здесь — было случайно встретить свою подругу Арину. Мы не рассказывали друг другу, что помогаем собирать щитки, поэтому, когда случайно тут столкнулись, от удивления у обеих глаза полезли вверх. Оказалось, Арина здесь регулярно. В тот день я уехала домой к полуночи, а она еще оставалась.

Зоя Галькевич, 31 год, временно безработная

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Зоя Галькевич

— До начала весны я отвечала за рекламную коммуникацию в одной из иностранных телекоммуникационных компаний, — рассказывает о себе собеседница. — В марте решила уволиться и сделать небольшой перерыв. Ничего не предвещало беды. Я планировала, куда бы слетать отдохнуть, а получилось, что я никуда не поеду.

С учетом того, как в Беларуси стала развиваться ситуация с коронавирусом, я подумала, что могу помогать. Работу я пока не ищу, свободного времени у меня достаточно, почему бы не посвятить его чему-то хорошему? Я зарегистрировалась в базе волонтеров и узнала, что есть инициатива, где люди собирают маски. Так недели три назад я сюда и попала.

В хакерспейс Зоя ходит через день, хотя планировала чаще. Но оказалось, когда собираешь щитки, начинают сильно болеть пальцы. И, если волонтерить ежедневно, руки не успевают восстановиться.

— Мне нравится, что в этой инициативе ты сразу получаешь наглядный результат. Видишь щитки и медиков, которым их отправляют, — говорит собеседница. — Моя сестра — терапевт в одной из поликлиник Минска. Во время пандемии она стала работать с пациентами с COVID-19 и контактами. На прошлой неделе она прислала мне фото, где она в нашем щитке. Для меня это было очень трогательно. А вдруг это та маска, которую собирала я.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Для себя Зоя решила: она здесь до последнего щитка.

— Иногда я рассказываю в Instagram о том, чем мы тут занимаемся, и вижу, что люди откликаются. Кто-то пишет: «Я перечислил деньги», кто-то рассказывает, как ездил в Гродно, отвозил медикам щитки, а кто-то, как моя сестра, показывает, что пользуется ими. Эта история стала хорошим примером того, как в случае общей проблемы люди могут объединяться. И это очень здорово.

P.S. 1 мая волонтеры работают в хакерспесе последний день. Изначально, когда все только начиналось, ребята планировали сделать 1500 щитков, но в итоге за месяц волонтеры напечатали на 3D-принтерах и собрали около 40 тысяч щитков, более 1200 масок для зараженных зон («снорков»), а швеи-добровольцы сшили 6600 защитных комбинезонов. Помощь получили 456 больниц и поликлиник в 142 населенных пунктах.

— Сейчас заявок от врачей стало в разы меньше. Собирать щитки и маски в том количестве, которое мы делали, уже нет необходимости. Да и волонтерам нужно отдохнуть. Поэтому минимум на неделю мы решили поставить проект на паузу. Если медикам снова понадобится наша помощь и пойдут заказы, мы возобновим работу, — говорит Антон Трифонов, один из руководителей проекта.

-50%
-15%
-80%
-10%
-30%
-20%