TUT.BY в Telegram
Выборы-2020
Коронавирус


/ Фото: Сергей Комков /

«Дорогущие памятники на кладбищах родителям поставили, а хатки забыли: погляди, как попроваливались — нехорошо это», — вздыхает Геннадий Шевко. Мы идем по деревенской улице, и сегодня из-за зарослей на нас удивленно таращатся лишь окна заброшенных жилищ. В воздухе тишина, вокруг — ни души. Деревня Беседки, в которой когда-то насчитывалась чуть ли ни тысяча жителей, теперь пытается совсем умереть — но Геннадий пока не дает. При этом прописан, живет и работает мужчина в другом населенном пункте, но каждый день приезжает сюда. Не поностальгировать и поохать, а сделать еще хоть что-то, чтобы спасти родные места.

  • Елена БычковаЖурналист TUT.BY

Мы уже полчаса бродим по Беседкам, но так и не встретили ни одного человека. Ходить по деревенским улицам здесь особо и некому: 45 оставшихся здесь жителей — уже глубокие пенсионеры. А дачники пока не приехали.

Фото: Сергей Комков, TUT.BY

Геннадий — он сам уже тоже пенсионер — любит Беседки не за просто так: здесь он родился, вырос, женился. Потом, как и многие в те времена, уехал подальше от родных мест. Затем была многолетняя служба в армии. А после — развал Союза и возвращение на родину.

Только вернулся Геннадий уже не в Беседки, а в соседнюю Мышанку, где была работа: Геннадий с женой Тамарой устроились в амбулаторию врача общей практики. Он — завхозом, она — медсестрой. До сих пор, кстати, работают.

Этим материалом TUT.BY продолжает проект «Я живу» — о деревнях, агрогородках, поселках с интересными (и порой даже смешными!) названиями, где нет гипермаркетов, парков, ресторанов и баров, порой — даже школ и рабочих мест. Зато есть люди — те маленькие и незаметные порой Личности, которые живут в нашей с вами стране: рождаются, женятся, растят детей, встречают гостей, ищут работу, хоронят стариков — и очень любят свою родину. Это проект не о попсовых и вылизанных турмаршрутах, это истории о настоящей Беларуси и настоящих белорусах, а еще — об искренней любви к месту, где остаешься по какой-то причине или всему вопреки.

Сначала Геннадий ездил в Беседки по выходным, чтобы проведать родителей. А когда стариков не стало, мужчину еще больше потянуло в родные места. Говорит, это сложно объяснить. Да и не все теперь поймут.

Фото: Сергей Комков, TUT.BY
Фото: Сергей Комков, TUT.BY

В итоге завел здесь «худобу» — так мужчина называет свое хозяйство из восьми коров и бычков, — и окончательно прикипел к Беседкам. Теперь он здесь каждый день — и не просто так, а с каким-нибудь важным делом: то соорудит из досок остановку, то озадачится уровнем воды в колодцах, то удумает почистить от хмызняка заросшую дорогу.

С тех пор Мышанский сельсовет потерял покой: что еще придумает Шевко? с какой еще инициативой выступит?

Фото: Сергей Комков, TUT.BY

Но в последнее время Геннадий местные власти старается не тормошить — просит, чтобы просто не мешали делать то, что он в очередной раз задумал.

— Они [представители власти] когда академии свои при президенте позаканчивают, как «кодированными» становятся. Я ему говорю: я век прожил в деревне — я больше твоего знаю. А он мне заученные какие-то фразы «толкает» и не достучаться до него. Будто я что плохое делаю, — пожимает плечами Геннадий.

Фото: Сергей Комков, TUT.BY

Вот, например, несколько лет назад Геннадий установил в Беседках крест с памятной плитой в честь погибших земляков: с фронта в деревню не вернулись 62 жителя.

— Раньше сюда бы и не поехал никто. А так некоторые потомки хоть раз в год да приезжают к погибшим предкам. Видите, цветочки лежат? Значит, снова кто-то был, значит, Беседки наши на слуху и пока о них помнят.

А пять лет назад Геннадий надумал возвести в родной деревне церковь.

— Как зачем? — недоумевает мужчина. — Души человеческие пробудить надо. Вокруг ни одного храма.

Фото: Сергей Комков, TUT.BY

До войны на этом месте стояла известная на всю округу Димитровичская церковь. Ее построили почти 250 лет назад — такая информация сохранилась в церковных архивах. Но в 1944-м ее сожгли. И до этой поры храма в Беседках не было. Кстати, у Геннадия даже есть ключ от сожженной во время войны церкви — его ему передал Михаил Каменский, приезжавший в родную деревню из Днепра. А тому реликвию оставил отец, который после Чернобыля перевез семью на Украину.

Для своей, новой, церкви Геннадий сначала выкупил старый дом. Точнее, уже только его стены: крыша у строения к тому времени провалилась, пол сгнил. Но несмотря на то, что работы было много, строительство продвигалось быстро — на все ушло чуть больше года.

Конечно, одному, без поддержки неравнодушных людей, говорит Геннадий, пришлось бы туго. Помогали отовсюду — кто стройматериалами, кто инструментом, кто своими руками. А сколько чудес происходило на стройке — не счесть!

— Ехали мы через лес на кране, чтобы купола установить. Кран в багну ка-а-ак сел!.. Саша водитель кричит: «Гена, срочно вызывай „амкодор“, не вытащим!». А я в грязь по колено залез — и откуда тая сила взялась, сам не знаю, — и вытолкнул. Саша выходит из кабины с круглыми глазами: «Гена, вот я не верил раньше, а теперь верю!»

Фото: Сергей Комков, TUT.BY

Иконы, рассказывает Геннадий, в новый храм несли со всех домов. А одна, самая дорогая сердцу, приплыла к нему прямо в руки. И это, уверен мужчина, был знак.

— Стою у реки, прибило черную дощечку какую-то, я беру — икона. Посмотрите: дерево потемнело, а лики светятся и сейчас, — выносит из алтаря святыню Геннадий.

Фото: Сергей Комков, TUT.BY

Храм Геннадия не найти ни на одной православной карте — официально его не существует, строение нигде не зарегистрировано. По этому поводу мужчину даже «вызывали в район, в большие кабинеты».

— Говорят, по закону не положено — не зарегистрировано у вас. Я отвечаю: «У меня таких грошей нет, регистрировать». А они: мол, незаконные строения сносу подлежат. Я им говорю: «Сносите, раз 37-й вам не был уроком!»

Фото: Сергей Комков, TUT.BY

Церковь работает не по расписанию, а по надобности. Где ключ — местные знают. Прихода и батюшки у храма нет, священники официально сюда не ездят. Но иногда, по просьбе местных, все-таки наведываются.

— Правда, на Пасху к нам никто не приехал. Люди просят: «Гена, благослови нас». А как я благословлю? — пожимает плечами Геннадий.

Он признается, что уже не раз местные предлагали ему стать священником. Но это, говорит мужчина, очень ответственный шаг: «А я еще не все грехи поборол».

Фото: Сергей Комков, TUT.BY

Использование материала в полном объеме разрешено только медиаресурсам, заключившим с TUT.BY партнерское соглашение. За информацией обращайтесь на nn@tutby.com