/ /

До пандемии Михаил Панес — и.о. заведующего офтальмологическим отделением в 3-й клинической больнице имени Е.В. Клумова. Его жена Ольга — заведующая гастроэнтерологическим отделением 10-й больницы. Теперь оба инфекционисты — на время, пока коронавирус не отступит. Семья врачей рассказала TUT.BY, насколько они были готовы к смене специальности, что их радует на работе и могут ли доктора забыть про COVID-19, переступив порог дома.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Ольга и Михаил Панес

После окончания рабочего дня Михаил и Ольга едут не домой, а к Минскому морю. Говорят, здесь они могут расслабиться, посмотреть на красивый закат и почти не говорить о работе. Правда, так выходит не всегда — если у пациента с COVID-19 необычная клиническая картина или где-то в медицинской литературе встретился интересный факт о лечении коронавируса, то даже прогулка превращается в своеобразный консилиум.

— Мы живем по графику работа-дом-работа, последние недели были очень напряженными, а сегодня выдалась возможность побыть на природе. Нам очень захотелось посмотреть на солнце, уток и лебедей, — смеется Ольга Панес.

С 1 апреля 10-я клиническая больница полностью перепрофилировалась и стала принимать только пациентов с COVID-19. Как и многие профильные врачи в стране, заведующая гастроэнтерологическим отделением 10-й больницы Ольга Панес стала и инфекционистом, и пульмонологом.

— Естественно, как терапевт я изучала пульмонологию и инфекционные болезни, но сейчас эти дисциплины открываются с нового ракурса. При лечении пациентов с COVID-19 есть своя специфика, тактика лечения, стандартная тактика лечения при обычных пневмониях им не подходит, требуется введение дополнительных препаратов, — рассказывает она.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
С 1 апреля 10-я клиническая больница полностью перепрофилировалась и стала принимать только пациентов с COVID-19

Ольга вспоминает: сперва в больницу стали поступать люди с «не очень простыми пневмониями», позже результат теста показывал у них коронавирус. Таких пациентов переводили в другие больницы, в 10-й оставались только контактные, а позже вся клиника была отдана под пациентов с COVID-19.

По словам Ольги Панес, она не стала инфекционистом за один день, готовилась к этому.

— Нас собирали еще в марте, объяснили, какие средства индивидуальной защиты будем использовать, если это понадобится. Я надеялась, мы так и останемся обычной больницей, — улыбается Ольга. — Но инфекция распространялась быстро и масштабно, после перепрофилирования наши коллеги-инфекционисты дали рекомендации по лечению, основанные на мировой практике. Конечно, когда у пациента есть какие-то особенности, заболевание протекает иначе, нас консультируют коллеги-инфекционисты, приглашаем специалистов с кафедры и корректируем лечение. Не всегда понятно, как может «выстрелить» эта болезнь, какие органы заденет. В основном это легкие, но может поразить сердечную мышцу, почки, в меньшей степени — а это 3−4% — желудочно-кишечный тракт.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
«Если буду бояться, не смогу лечить людей»

Кто стал первым «ковидным» пациентом в отделении, Ольга Панес не помнит. Говорит, в один день сразу поступило 8 человек и началось лечение. Страха заразиться не было.

— Если буду бояться, не смогу лечить людей. У меня задача — оказывать медицинскую помощь. Конечно, не хочу заболеть коронавирусом, потому что на месяц придется выпасть из жизни, а еще возможны осложнения, — добавляет врач.

«У нас появилось больше определенности в выборе тактики лечения»

Те, кто носит обычные маски, часто жалуются: дышать нечем. А медики каждый день по 5−6 часов работают в противочумных костюмах, на их лицах остаются следы от респираторов, перчатки и фиксирующие резинки въедаются в тело. Как говорит Михаил, снимаешь костюм — и такое чувство, что сходил на тренировку в спортзал.

— Носить противочумный костюм не совсем удобно, а какой выход? Остается с ним подружиться и работать, это наша безопасность, — отмечает Ольга.

Пока она лечит людей с COVID-19, пациенты Ольги Панес ждут окончания пандемии и спрашивают, когда врач снова к ним вернется. Для нее же временное перепрофилирование — это опыт, она изучает публикации зарубежных коллег по ведению пациентов с коронавирусом, обсуждает тактику лечения со своими сотрудниками:

— Появилось больше определенности в выборе тактики лечения. Одно дело, когда поступает несколько человек с коронавирусом, другое дело — когда все отделение с такими пациентами.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
«У меня сейчас неоценимый опыт, но надеюсь, он больше в жизни не повторится»

— Вы помните, когда последний раз радовались на работе?

— Сегодня (в день интервью. — Прим. TUT.BY). К нам поступила тяжелая пациентка с низким уровнем кислорода, а потом он поднялся на фоне терапии, и женщина почувствовала себя легче. Конечно, меня это радует.

Если обычная пневмония лечится 10 дней, то коронавирусная — около трех недель. Доктор Ольга Панес опровергает теорию, что COVID-19 болеют в основном пожилые люди.

— Около 40% пациентов в нашем отделении — люди старшего возраста, самому младшему пациенту — 27 лет, — приводит цифры Ольга. — Заражаются те, кто игнорирует средства индивидуальной защиты, продолжает ходить в людные места. Некоторые посещают торговые центры, кафе, теннисные корты. Это только последнюю неделю в общественных местах не так многолюдно. А до этого люди жили обычной жизнью, думали, никогда не заразятся.

За все время пандемии у заведующей гастроэнтерологическим отделением 10-й больницы не было мысли уйти в отпуск. Объяснение простое: «Я врач и в университет поступала с посылом, что хочу помогать людям».

— У меня сейчас неоценимый опыт, но, надеюсь, он больше в жизни не повторится. На примере моего отделения могу сказать: все пациенты непростые. Например, наблюдаешь за пациентом, а через 4 часа его состояние уже меняется, кому-то становится лучше, другим — хуже. Если становится хуже — его забирают наши коллеги-реаниматологи.

Пандемия научила Ольгу не строить планы на будущее, скорее всего, про отпуск летом придется забыть. Но как только все закончится, она «спокойно выдохнет» и поедет к родителям, которых не видела уже два месяца.

— Мы, врачи, стараемся настроиться на позитив. Если жить в негативе, ничего хорошего не получится, — говорит Ольга.

«Самое сложное, как шутят офтальмологи: «Найти у легких глаза»

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Так выглядит Михаил Панес после смены в больнице

Супруги Панес, Ольга и Михаил, не изолировались, как некоторые их коллеги, живут они вдвоем, оба работают с «ковидными» пациентами, так что смысла в такой мере нет.

— Наше офтальмологическое отделение одно из последних перепрофилировали в инфекционное, мы понимали: это случится, хотя надежда была, что нас это не коснется. Сперва в клинику поступали люди с пневмонией, а с 6 апреля стало известно, что теперь все отделения инфекционные, — рассказывает Михаил Панес, заведующий офтальмологическим отделением в 3-й клинической больнице имени Е.В. Клумова.

Самое сложное время — первые дни, когда вся работа отделения перестраивалась, в штат ввели консультантов-терапевтов. Теперь Михаил Панес заведует двумя инфекционными отделениями, в одном госпитализированы 43 человека, в другом — 42.

— Что было самым сложным в работе, когда вы стали инфекционистом?

— Как шутят офтальмологи: «Найти у легких глаза». А если серьезно — смотреть на пациента с терапевтической точки зрения, не только на глаза, а на весь организм в совокупности. Но эта специальность очень интересная, постоянно узнаем что-то новое, самосовершенствуемся, опираясь на опыт других коллег. Уже есть с чем сравнивать, ведь однозначной терапии при лечении COVID-19 нет, вариации схемы разные. В данный момент мы используем французский подход в лечении — это сочетание различных препаратов.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Теперь Михаил Панес заведует двумя инфекционными отделениями, в одном госпитализированы 43 человека, в другом — 42

Даже в сложном графике работы, как признается Михаил Панес, он каждый день находит поводы для радости. Если удается выпить чай — это уже счастье. В первые дни работы с «ковидными» пациентами об этом можно было только мечтать.

— Сейчас работа в отделении налажена и нет легкой паники, что придется столкнуться с чем-то неизвестным, — отмечает Михаил. — А еще радость у всех врачей вызывает, когда пациент идет на поправку. Если больного приходится переводить в отделение интенсивной терапии, конечно, нас это огорчает.

Михаил понимает: риск заразиться коронавирусом есть, но думать про это 24/7 не хочет.

— Времени на страх нет! Нужно защищать себя, использовать средства индивидуальной защиты и следить за тем, чтобы они правильно были надеты. Помню, как первое время, когда COVID-19 только начинал распространяться, мы мониторили любую информацию от коллег, теперь в чате, где мои однокурсники, более тысячи сообщений, но я их уже не открываю. Телефон постоянно разрывается, прихожу домой и стараюсь ничего не читать, так что времени нет ни на страх, ни на мессенджеры. Дома хочется выдохнуть.

«Произошло переосмысление»

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Даже в сложном графике работы, как признается Михаил Панес, он каждый день находит поводы для радости

Михаил, как и Ольга, развенчивает миф, будто COVID-19 — это болезнь пожилых. В его отделении самому молодому пациенту 25 лет и достаточно тех, кому 30−40.

— По вашим наблюдениям, минчане выполняют рекомендации ВОЗ и Минздрава о том, что нужно оставаться дома, не посещать людные места, носить маски?

— Я практически не вижу пожилых людей в городе, но что касается молодежи, она считает: их это не коснется, COVID-19 заболевают только пожилые. Недавно заезжал на заправку, а там столько людей в придорожном кафе и многие без масок. Люди до конца не понимают всей картины происходящего. То, чем мы сейчас занимаемся в больнице, — тяжелая работа. От этого ведь и пошли все флешмобы врачей: «Мы работаем, а вы оставайтесь дома!» Сейчас важно минимизировать пребывание в общественных местах, не ходить по кафе и ресторанам, если хотите подышать свежим воздухом, выезжайте на природу на машине, соблюдая при этом дистанцию в 2 метра на прогулке.

— Симптомы коронавирусной инфекции — это высокая температура, потеря обоняния, кашель. За период вашей работы с «ковидными» пациентами вы заметили еще какие-то особенности?

— Недавно американская Академия офтальмологов описала, что одним из первых признаков при заболевании COVID-19 может быть офтальмологический симптом. Конечно, он должен быть в совокупности с респираторными проявлениями: кашлем, температурой. Как это выглядит? Это напоминает конъюнктивит, краснеют глаза. Ведь слизистая глаз является входными воротами инфекции, как и ротовая полость. Поэтому офтальмологи сейчас часто советуют людям отказаться от контактных линз и перейти на очки. Они могут стать легким защитным барьером между инфекцией и глазами. По этой же причине медики используют защитные очки вместе с респиратором, чтобы закрыть слизистые, — рассказывает Михаил и говорит, как только закончится пандемия, он вернется к любимой профессии офтальмохирурга. Про глаза «как зеркало души» он может рассказывать бесконечно.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Супруги Панес говорят, что лучшее средство отвлечься — это выехать на природу

Если раньше, по словам Михаила Панеса, врачи были как бы в тени, то сейчас чувствуют свою востребованность. Многие белорусы поддерживают медиков с первых дней пандемии: достают им противочумные костюмы, привозят горячие обеды и ужины, пишут слова благодарности.

— Произошло переосмысление, мы ощущаем поддержку волонтерского движения. Теперь медики не задумываются о ссобойках, нам привозят вкусную и горячую еду, а еще — нам передали необходимые защитные щитки (их печатают волонтеры на 3D-принтере. — Прим.TUT.BY). Мы понимаем, что не брошены людьми, и очень благодарны им за поддержку, — добавляет Михаил Панес.

Чтобы перезагрузиться после сложного рабочего дня, он каждый день 15−20 минут проводит на природе.

— Хочется смотреть, как она возрождается после зимы, как распускаются почки. Это успокаивает, думаешь о том, что все пройдет и наступят спокойные времена.

-10%
-50%
-10%
-15%
-10%
-9%
-20%
-50%
-50%
-20%
-50%
0070970