/ / / /

«Боюсь принести вирус в семью», — говорят они. Но каждое утро идут на работу, где мимо них проходят сотни людей. Мы немало рассказываем о врачах — а теперь истории обычных людей, которые тоже на передовой.

TUT.BY поговорил с курьером, кассиром, таксистом, инспектором службы безопасности в метро, а еще контролером — о том, как их профессии во время пандемии стали особенно рискованными.

«Две маски мне подарили покупатели. Одна с сердечком — было очень приятно»

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Наталья Кузнецова, 39 лет, работает кассиром-контролером в гипермаркете Green на Каменной Горке.

— Мое утро начинается с канала Euronews — видишь, что происходит в мире, как там защищены работники магазинов, аптек. Поэтому, когда и к нам в магазин привезли защитные экраны, я была очень рада, — рассказывает Наталья.

И объясняет, как оно работается, в амуниции.

— Ободок, который касается головы, обрабатываем антисептиком. На него крепится защитный экран: одноразовый, после каждой смены идет в утилизацию, наутро получаем новый. Как во всем этом дышится? Ну, в первый день покупатели спрашивали: «Почему вы такая грустная?» Я говорю: «Мне не до веселья, дышать тяжело — берегу кислород». А потом привыкла. Так чувствуешь себя в большей безопасности. А воздухом я надышусь во время обеда и на улице вечером. Каждый человек делает выбор, идти ли сейчас на риски — я иду и своей работой дорожу, она мне нужна.

Поначалу нам раздавали одноразовые маски — одну на два-три часа. Теперь есть выбор, появились тканевые. В них проще дышится и нет аллергии — у некоторых ведь есть реакция на искусственные ткани. Мы можем пользоваться и своими масками, у меня есть две, которые подарили покупатели. Одна из них с сердечком — было очень приятно! Вообще сейчас очень много от людей доброты. Спрашивают, как работается, здоровья желают.

Когда пандемия только пришла к нам, чувствовалось, что покупатели настороженные, задумчивые. А сейчас общее настроение улучшилось. Может, это весна. Многие приходят в магазин и надевают перчатки, обрабатывают антисептиком ручки тележек и корзин. А вот маски сразу все начали активно носить, а сейчас какой-то спад.

У нас, кассиров, перчатки грязнятся очень сильно — часто обрабатываю дезинфектором, если нужно, меняю на новые.

Очень хорошо, что я работаю в униформе. У нас оборудованы душевые кабины, так что перед уходом можно переодеться и идти домой уже в чистом. Но, конечно, я переживаю за семью. Дома у всех в карманах антисептики. И, знаете, такой чистой квартиры у меня, наверное, не было никогда — лишний раз стараешься сделать влажную уборку.

По выходным прогулки в центре, походы в кино и театр — сейчас этого нет. Во время пандемии я четче поняла, насколько все это ценно и какую же красоту Минск и другие города мира дают людям в обычные дни.

«Когда везу пассажиров, надеваю маску. Никому не разрешаю садиться впереди»

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Денису Алейникову 39 лет, он водитель службы «135». В такси парень работает уже 13 лет, хотя по специальности — врач-гигиенист.

— К сожалению, зарплата у медиков моего профиля около 500 рублей. За такие деньги семью не прокормишь. Поэтому, если раньше перевозки были для меня подработкой, то сейчас — основная работа, — говорит Денис.

— Из-за пандемии выходить на работу я не боюсь — как врач я знаю, что делать, чтобы обезопаситься в таких условиях. К тому же у меня нет денежной подушки безопасности, чтобы сидеть дома.

Антисептик и маски закупила организация, перед выездом на линию, после прохождения медика и механика, я обрабатываю салон своего Peugeot дезсредством: протираю все, к чему может прикоснуться пассажир — ремни безопасности, кожаные сиденья с подголовниками, ручки, свою часть салона тоже. Во время смены периодически тоже антисептиком все протираю. Когда везу пассажиров, то обязательно надеваю маску. Для большего дистанцирования я пододвинул свое сиденье максимально вперед, а на соседнее положил бустер — люди видят и без слов понимают, что садиться рядом с водителем не надо.

Хотя два раза были случаи, когда подвыпившие пассажиры настойчиво хотели сесть рядом со мной. Я просил их этого не делать ради безопасности. Увы, они меня просто не хотели слышать, в услуге им пришлось отказать. Думаю, если бы они были трезвы, то по другому оценили эту ситуацию.

Сейчас заказов у нас стало меньше. Исчезли вечерние и ночные пассажиры, которые ехали из увеселительных заведений. Остались дневные, которые ездят на работу, с работы. В поликлиники, больницы мало кто ездит. Помню, возил женщину в онкодиспансер, она сказала, что специально поехала на такси — меньше людей и риска заразиться «короной».

Если раньше в такси часто садились группами, все места были заняты, то сейчас ездят по одному-два человека. Большинство пассажиров садятся в салон в масках. Бывает, что кто-то из них покашливает или с насморком. Но я не делаю из этого трагедию — это ведь не обязательно значит, что они заражены коронавирусом. Да и после того, как закончится поездка, я открываю окна — проветриваю машину.

Когда возвращаюсь домой с работы, то ничего особого по дезинфекции не делаю — все, как и раньше: сразу в душ, а потом уже все остальное. Но если ребенок бежит меня к порогу встречать и обнимать, то жена просит: «Подожди немножко, папа сейчас руки помоет».

«Заказов больше — это деньги, но принести вирус в семью немного боюсь»

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Это Евгений Курбатский, ему 26. Уже 2,5 года работает водителем-экспедитором «Е-доставки»: забирает заказы со складов и развозит по адресам. Во время пандемии к такой услуге повышенный интерес.

— В будни в обычное время у меня бывает в среднем 30 заказов, в выходные — под 40. Сейчас больше: в понедельник был 41 заказ. Мой доход зависит от выработки, столько заказов — хороший заработок. И людям хорошо — им нужна доставка, и мне неплохо.

Средний чек стал выше, да и сами заказы солидные — люди стремятся купить побольше. Думаю, еще и из расчета, что в следующий раз может быть наплыв таких же желающих и они не смогут заказать доставку.

Гречка? Да, самый ходовой продукт (смеется), да и вообще любые крупы. Очень часто сейчас заказывают сахар — то ли про запас, то ли сезон начинается варенье варить. Еще картошка почти в каждом заказе!

Мне выдали около десяти масок: две многоразовые, остальные одноразовые. Антисептик, перчатки — это понятно, контакт с людьми есть и надо как-то остерегаться. Интересно, что покупатели часто спрашивают, почему я в маске: «Вы что, болеете?» Я объясняю, что если б кто-то из наших болел, он бы сидел дома, а не работал. Когда в машине еду один, маску спускаю на подбородок, чтобы нормально подышать. Перед заказом обрабатываю руки антисептиком, потом снова. Когда приезжаю на склад — иду руки мыть уже с мылом.

Когда пандемия только началась, чувствовалось, люди опасаются встречаться с курьерами. Активно пользовались бесконтактной доставкой — это когда покупатели оплачивают заказ онлайн, а я им оставляю сумку с продуктами в тамбуре, перед дверью. Те, кто пользуется контактной доставкой, старались все равно не пускать в квартиру, многие встречали в масках. А в последнее время я вижу перемены: почему-то большинство людей теперь не в масках и как будто стали меньше опасаться.

У моего коллеги однажды был бесконтактный заказ, когда женщина написала в примечании, что она контакт первого уровня, поэтому «звоните, оставьте продукты, потом заберу». У меня подобных выездов еще не было.

Нередко доставку продуктов заказывают матерям, бабушкам, которые никуда не выходят из квартиры — такое бывает.

Немного боюсь принести вирус в семью — поэтому все нужные меры соблюдаю. Живу с родителями, с сестрой — из них никто не контактирует столько с людьми, как я.

«Поначалу в маске было непривычно. Но это важно, приходится мириться»

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Павлу Швабовичу 30 лет, он — инспектор службы безопасности в Минском метрополитене. Во время пандемии мимо него проходит меньше пассажиров, чем раньше: поток людей существенно снизился.

— Наверное, люди стараются соблюдать рекомендации и ограничивают себя в наименее важных поездках, — рассуждает инспектор.

— Людей все равно в метро много, но мы хорошо защищены. У меня две маски, я стараюсь их сменять в течение дня. Потом забираю домой — стираю, утюжу. Поначалу носить что-то на лице было непривычно. Но раз это важно — приходится мириться. Если кто-то не может сразу привыкнуть к маске, мой совет такой: иногда выходить в безлюдное место, на свежий воздух — чтобы продышаться нормально кислородом. А потом уже и в маске дышится проще.

Руки постоянно в перчатках, дезинфицируем антисептиком. Большинство пассажиров видят все эти меры и нормально реагируют на досмотр. Ленты, на которые люди ставят сумки, обрабатываются дезраствором, как и другие поверхности, к которым можно прикоснуться. Многие сейчас в метро и сами в масках, у касс держат дистанцию.

Большой тревоги по ситуации у меня нет — надо просто соблюдать меры безопасности. Мне проще, потому что я живу один. Но у меня и дома есть антисептик, салфетки антибактериальные. Сейчас весна — для поддержания иммунитета можно и витамины какие-то покупать, помогать организму.

«Некоторые пассажиры боятся прикладывать проездной к терминалу — опасаются вируса»

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

А это Андрей Дрозд, ему 39 лет, семь из которых работает контролером «Минсктранса». Теперь он совмещает работу контролера и старшего смены на диспетчерской станции «Запад-3». Подчеркивает, что масок, перчаток и дезсредств хватает.

— Нам выдали маски, медицинской службой рекомендовано больше двух часов одну не носить — будь она одноразовая или многоразовая. Я сменяю их даже чаще. Собираю в пакеты, потом дома стираю, утюгом хорошенько проглаживаю, пропариваю — это моя безопасность.

Есть у сотрудников и свои маски, у меня тоже. Некоторые говорят: неудобно. Чтобы было удобно, надо доработать под себя, проявить смекалку. Натирает? Можно шнурки чуть расшить или обмотать их чем-то более мягким, той же марлей.

С перчатками — особая история, могу рассказать. Сначала обрабатываю руки специальным жидким мылом, которое не сушит руки. Потом — антисептиком, просушиваю. Потом надеваю перчатки, небольшое количество дезсредства наношу на них. Когда у меня технический перерыв и я приезжаю на станцию, то сначала мою руки в перчатках — с мылом, смываю грязь. Потом обрабатываю перчатки антисептиком, аккуратно снимаю. Обрабатываю руки, мою. Через какое-то время наношу детский крем — белорусский, недорогой. Очень полезная вещь, потому что, каким бы замечательным ни был антисептик, он подсушивает кожу.

Дома вещи, в которых был на работе, не несу сразу в шкаф, а отправляю в стиральную машину.

Людей в общественном транспорте стало меньше. Раньше в час пик иногда могли пропустить машину: наполняемость не позволяла войти. Сейчас даже в это время могут быть свободными сидячие места. Если есть возможность, пассажиры устраиваются подальше друг от друга. Многие ездят в масках, перчатках. На рейсах, которые вижу я, люди охотнее расплачиваются бесконтактными картами, чем талонами: за бумажным билетом ведь надо к киоску сходить или к водителю, а это общение.

Встречаются пассажиры, которые отказываются прикладывать БСК к терминалу: опасаются вируса. Хоть я терминал продезинфицировать могу несколько раз. Если такая ситуация, стараемся не идти на конфликт. Смотришь: есть проездной, просишь показать чек. Если по чеку месячный безлимит — идешь навстречу.

Сейчас мы вообще относимся к пассажирам лояльнее. Ведь у всех психологическая нагрузка, стрессы. Жесткости нет, даешь возможность расплатиться — не каждый, войдя в транспорт, хочет браться за перила, к чему-то прикасаться, так что теперь на все нужно больше времени.

Да, вирус есть, но я против лишних переживаний — от них ничего не изменится. Чем больше паники — тем больше ослабляется иммунитет. А если ты настроен на позитив — и организму проще переносить всякие неприятности.

-5%
-25%
-15%
-20%
-50%
-16%
0070970