/

Пятница. На часах 21.30. Солнце упало за горизонт, по небу разбросали звезды. Старенькая Mazda сворачивает с трассы М1 на парковку придорожного кафе «Ампир» под Березой и паркуется между двух иномарок. На переднем пассажирском сиденье сидит уставший тренер по кикбоксингу Саша, за рулем — его друг, обладатель черного пояса по тхэквондо Андрей. Саня провожает взглядом парочки, которые идут через стоянку ко входу в кафе. У них впереди — «пятница-развратница», которая плавно перейдет в «субботу-беззаботу», у него планы попроще — отоспаться, а в субботу — опять на работу. В воскресенье — тоже. Саня не в обиде. Его все устраивает. Устал? Да. Зато сегодня благодаря ему маленькая Эвелина в агрогородке Малеч научилась бить джеб левой, студент Артур в Шерешево отвлекся от работы, пробивая хуки и фронт-кики, а школьница Влада из Пружан теперь знает, как пробивать вертуху. Дети счастливы, что к ним приехал Саня. Саня счастлив, что к нему пришли дети. Все рады. Все довольны. День прожит не зря.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY
Александр Ничипорчик

28-летний тренер центра единоборств «Торнадо» Саша Ничипорчик родом из Белоозерска, города энергетиков и белорусских креветок. И первые, и вторые тут все еще есть, мы проверяли. Местные рыбаки поговаривают, что в обводных каналах ГРЭС даже осетра пару раз ловили. Но это так, случайность. По легенде, рыбный экзот в белоозерские воды попал из местного рыбхоза стараниями браконьеров. В общем, креветки — это наше все, а осетр — пока не очень.

Этим материалом TUT.BY продолжает проект «Я живу» — о деревнях, агрогородках, поселках с интересными (и порой даже смешными!) названиями, где нет гипермаркетов, парков, ресторанов и баров, порой — даже школ и рабочих мест. Зато есть люди — те маленькие и незаметные порой Личности, которые живут в нашей с вами стране: рождаются, женятся, растят детей, встречают гостей, ищут работу, хоронят стариков — и очень любят свою родину. Это проект не о попсовых и вылизанных турмаршрутах, это истории о настоящей Беларуси и настоящих белорусах, а еще — об искренней любви к месту, где остаешься по какой-то причине или всему вопреки.

С Сашей мы встречаемся днем в пятницу на парковке «Ампира». Солнце в зените, ветер по полям гоняет песчаные вихри, старенькая Mazda Андрея подруливает с трассы и паркуется на полупустой стоянке. Открывается передняя пассажирская дверь, выходит Саша в черном спортивном костюме с белыми лампасами и кепке. Здороваемся, знакомимся, пакуемся в Mazda и едем на первую тренировку Саши в агрогородок Малеч, на западной границе Березовского района.

Пятничный выезд мог не состояться, объясняет тренер. Его машина — старенький Golf — сейчас на ремонте. Проблема с порогами: с водительской стороны еще более менее, а с пассажирской — проржавели так, что кулак пролезет. Саша по специальности — инженер-механик. И, как у любого уважающего себя инженера-механика из Белоозерска, у него есть свой гараж. Там он не раз перебирал двигатель своей «ласточки», а пару дней назад решил еще и кузовными работами заняться.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

— Я по специальности двигателями больше занимаюсь, кузовщина — не мое. А тут попробовал, начал варить и зафанател. Две ночи варил, но сделал. Пока стоит — надо еще собрать, — объясняет Саша, потягивая энергетический напиток из банки, чтобы вернуть себе тонус перед работой.

К счастью, друг Саши Андрей согласился на день стать его водителем. В противном случае тренировки пришлось бы перенести. График в пятницу у тренера плотный: по одному занятию в агрогородках Малеч и Шерешево, а еще в Пружанах. Объехать их все за день на общественном транспорте просто невозможно.

— Стала машина — пропала работа, — лаконично объясняет нехитрую математику тренер.

«Иди лучше на завод работай»

Мы выезжаем с парковки на трассу, доезжаем до Березы, минуем город и гоним дальше на Малеч.

— Вот мы сейчас едем в никуда. Можем приехать, там будут два человека стоять. А может — никого. Потому что кто-то — на самоизоляции, кто-то решил пока не ходить. Нормальных тренировок сейчас нет, — рассказывает Саша по дороге.

От Березы до малечской средней школы, в которой тренер арендует зал, около 25 километров. Путь коротаем за разговором о раннем периоде жизни Саши, когда он только пришел в тхэквондо. На дворе стояли поздние 90-е, школьники собирали фантики от Turbo, «старшаки» зависали на боевиках с Ван Даммом, Сталлоне, Шварценеггером, мамы с папами возили товар в Польшу.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

— В 90-х у нас стояло в одном зале человек минимум 60. Сейчас дети не такие. Это мы росли на улице, и нам это было интересно. Сейчас компьютерное поколение, которое лучше посидит дома, в «варик» [компьютерная игра Warcraft] погоняет, — вздыхает спортсмен.

— Тхэквондо помогало белоозерскому школьнику в 90-х?

— Тхэквондисты у нас в школе считались элитой. Мы вместе держались. Все знали: тронешь одного — придут все и тебя на место поставят. Поэтому ты мог ничего собой не представлять, но тебя никто не трогал. Вот Андрей как к нам попал? — кивнул Саша на водителя. — Пошел на дискотеку — и ему «настреляли» тхэквондисты. Он решил, что больше так не хочет, и пришел к нам. Теперь тоже с черным поясом.

Первым тренером Саши стал Вадим Войтюк, который с напарником открыл в Бресте центр единоборств «Торнадо»:

— Он ездил в Белоозерск тренировать детей. Я к нему попал — и как-то зацепило. Ходил постоянно. Потом поступил в универ в Брест и продолжал тренироваться параллельно с учебой. Получил черный пояс, ушел в армию, вернулся в Белоозерск. С моим дипломом инженера-механика работу у нас на периферии особо не найдешь, я устроился на фирму окна ставить, дурью всякой занимался для поддержки штанов. А мне тренер все говорил: «Давай, открывай уже группу». Я открыл в Белоозерске — и пошло. Сначала одна была, потом вторая. И все. Через некоторое время вступил в центр «Торнадо» уже на правах тренера. Тогда понял, что спорт — это мое. Сидеть где-то в кабинете или цеху мастером, я бы не смог. Мне нужна движуха.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Группа Саши в Белоозерске занималась два дня в неделю. В то время это было для него приработком. Днем он устанавливал окна, а вечером тренировал местных пацанов. Все тренерские заработки откладывал на покупку экипировки. Со временем открыл вторую группу в Ивацевичах, бросил окна и перешел полностью на спорт:

— У меня в то время девушка была, мы уже вместе жили даже. Она все говорила, что ее не устраивает мой график: «Мне не нравится твоя работа, тебя по вечерам никогда нет дома, иди лучше на завод работай». Мы с ней в прошлом году разошлись. Я после этого открыл группы в Малече, Шерешево и Пружанах. Сейчас у меня около 100 детей.

«Если не придешь, все остальные будут отжиматься по 50 раз»

Подъезжаем к малечской школе. Андрей паркуется у забора. Саша достает из багажника спортивную сумку, две макивары для отработки ударов и идет в зал.

— Пришли мои? — спрашивает тренер у женщины на входе.

— Да ждут уже!

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Дети, услышав голос тренера, высыпают из раздевалок в коридор. Каждый отбивает Саше кулачок в знак приветствия и убегает в зал. Группа собралась небольшая: три мальчика, четыре девочки. Размялись, побегали, поприседали, отжались, потренировали растяжки и пошли отрабатывать удары: с тренером, в парах, двойки, тройки, джебы, хуки, сайд-кики, фронт-кики. Маленькая София, которой на вид лет семь, порхала по залу, как бабочка, и жалила макивары, как оса, всем своим видом показывая, что шутить с ней не стоит — в честном кумите любого ушатает.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

— Ярик, давай договоримся. Если на следующей тренировке ты не бьешь мне правильный джеб, то Катя, Егор и Эвелина отжимаются по 50 раз, — бросает на прощание Ярославу Саша.

— Договорились, — хитро улыбается Ярик.

— А если не придешь, то все остальные будут отжиматься по 50 раз, — наседает тренер.

— Приду, приду, — обещает пацан и убегает в раздевалку.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

«Не стерпел и в печень с одного удара „просадил“»

Парни и девчонки после тренировки разбегаются по домам. На дворе уже не 90-е, драки «улица на улицу», «район на район», «деревня на деревню» канули в Лету, поэтому тренер за своих воспитанников не волнуется — они не из драчливых.

— Ко мне один раз учительница приходила по одному моему парню. У него мамы нет, а папа ушел в другую семью. Его бабушка воспитывает. Учительница мне говорит: «Вот он побил кого-то». Начали разбираться. Оказалось, что дети дразнили, что у него родителей нет. Потом кто-то начал его толкать, подж… пник дали. Он не стерпел и в печень с одного удара его «просадил». Учительница ко мне с претензиями. Я ей говорю: «А почему у вас дети на перемене дерутся? Я свою работу выполнил, научил за себя постоять, и не он первый драку начал». Это был единственный случай, — рассказывает Саша.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY
Александр Ничипорчик

Мы возвращаемся в Mazda и едем в Пружанский район. В Шерешево Саша открыл секцию, когда туда уехали два его воспитанника из белоозерской группы.

— Я группу в Пружанах открыл с сентября прошлого года. Туда ехать от Белоозерска километров 70. И обратно столько же. Я каждый раз через Малеч проезжал и думал здесь группу тоже открыть. Приехал, поговорил с директором, договорились — и в апреле открылись. Шерешево захватил из-за двух парней, которые у меня занимались, когда учились в колледже в Белоозерске. Их отправили в Шерешево на практику и они попросили открыть группу. Я поехал туда ради двух этих пацанов. Они взрослые, толковые, да и от Пружан это всего километров 20, — объясняет Саша.

Учащихся белоозерского колледжа, которые ходят к нему на тренировки, Саша любя величает «хабзайцами». От сленгового «хабза» — так раньше называли все средние специальные учебные заведения.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

К парням из колледжа у тренера свой подход.

— У меня был такой парень один. С ним в хабзе никто совладать не мог. Я его один раз в два часа ночи забирал из милиции, когда его где-то выпившим словили. Я ему тогда сказал: «Приходи на тренировку — и ты за свое отгребешь». Пришел, отгреб. Потом мама приходила, спасибо говорила — повернулся в нужную сторону: закончил учебу, уехал в Минск, нашел работу и там пошел дальше тренироваться. Не где-то калдырить под забор, а спортом заниматься. Для меня это важно: вырастить не просто бойца, а человека. У меня есть такой парнишка — мы с ним много тренировались. Он поступил и уехал в другую страну. И через три года он прислал мне на день рождения поздравление. Написал: «Саша, большое спасибо. Помню, как ты нас в детстве гонял. Мы тогда этого не понимали, а сейчас я понимаю. Правильные мысли ты мне в голову вложил». Я прочитал — и глаза на мокром месте. Приятно, когда человек, в которого ты столько времени вкладывал, говорит тебе спасибо.

— А если бы ты в свое время не попал в тхэквондо, как твоя жизнь изменилась бы?

— Вот это дело, — Саша бьет пальцами по горлу, — было бы сто процентов. Потому что в Белоозерске больше некуда себя деть. А потом где-нибудь залетел бы: подрался, разбился. У нас таких историй хватает. Мне повезло, что я попал туда, где мне мозги вставили и развернули куда надо.

«Будешь делать нормально упражнения?»

Подъезжаем к шерешевскому Центру культуры и досуга. У входа стоят припаркованные велики: с рамой, без рамы, побольше, поменьше. Внутри тренера уже ждет ребятня. Тех двух «взрослых, толковых», ради которых Саша открыл группу, в строю нет. Они влетают в зал через пять минут после начала тренировки.

— Почему опаздываем? — спрашивает Саша у опоздавших белоозерских пацанов.

— Сколько? — сразу переходит к делу Артур.

— Пятьдесят, — говорит тренер — и Артур с Серафимом падают на пол отжиматься.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY
Дети на занятии у Саши в Шерешево

Группа разновозрастная. Старшие молча выполняют указания тренера, младшие хитрят, ищут возможность филонить.

— Ксюша, нормально работай, — предупреждает Саша девочку с личиком Гайки из «Чипа и Дейла», которая не хочет делать упражнение на пресс в паре с мальчиком.

Ксюша упирается, стоит на своем, отказывается слушать тренера, а затем демонстративно встает и отходит от группы, чтобы отработать типичное в такой ситуации наказание за непослушание — приседания.

— Ксюша, садись. Все остальные — приседаем, — командует тренер.

Ксюша садится в кресло, а 13 человек перед ней приседают. Девочка пытается не смотреть, закрывает глаза, отворачивается, закрывает уши, но на счете 40 сдается.

— Будешь делать нормально упражнения? — спрашивает Саша.

— Буду, — бурчит Ксюша и ложится на пол качать пресс.

Ближе к вечеру тренировка заканчивается, велопарковка у входа в ЦДК пустеет, Саша садится в машину — и мы едем в Пружаны.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

«Сан Саныч, меня мама не пускает»

— Ксюша — это приколюха ходячая, — рефлексирует тренер по дороге на последнее занятие. — С такими весело работать. Она потом успокоится. На таких можно воздействовать только коллективом. У нас в армии так наказывали. Кто накосячил, тот сидит и пьет чай, а остальные — отжимаются. Вот и здесь такой же принцип. Она сегодня накосячила и задумалась. В следующий раз, если накосячит, опять будет сидеть, пока другие отрабатывают. Так быстрее всего доходит. У меня были пацаны, которых можно было наказывать как хочешь. 100 раз присесть? Они 100 раз присядут. А вот когда из-за тебя наказали группу, то щелкает в голове.

В Пружанах на занятие пришло пять человек. Перед входом в зал тренера встречает еще одна воспитанница, которая пятничное занятие пропускает.

— Сан Саныч, меня мама не пускает, — мурлычет школьница.

— Ясно, — бросает тренер на ходу.

— Сан Саныч, подождите, — останавливает Сашу девочка и протягивает отбить кулачок на прощание.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY
В Пружанах

Через час занятие заканчивается. У входа в школу Сан Саныча встречает та же школьница. Она опять протягивает кулачок то ли поздороваться, то ли еще раз попрощаться. Саша и его отбивает — нельзя оставлять кулачок неотбитым, это все знают.

— Сан Саныч, а я уже больше вас бегаю, — хвастается «прогульщица».

— Ты? Серьезно? — не верит тренер.

— Ну честно, Сан Саныч.

«Мне было жалко и своего труда, и своих пацанов»

Школьники уходят в темноту, мы занимаем места в Mazda Андрея и едем домой. Энергетик в банке закончился, батарейки тренера садятся, Саша медленно затухает, но пока держится.

В таком режиме он работает понедельник и пятницу. В остальные дни у него тренировки в Ивацевичах, Белоозерске и Иваново. Выходной один — вторник.

— Самый напряженный день у меня — воскресенье. В 10.30 у меня первая тренировка в Белоозерске. Потом в Ивацевичах две подряд: сначала в одной школе, потом во второй. Из Ивацевичей выезжаю в Иваново. Домой приезжаю в 21.30.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Работа приносит молодому тренеру около 700 рублей в месяц. В той же Москве он мог бы со своим дипломом инженера-механика зарабатывать в разы больше, но уезжать из Белоозерска пока не хочет. Пробовал раз — вернулся.

— Я прошлым летом, когда были каникулы, работал в Москве, в фирме, которая занимается электромонтажом. Вариант неплохой, перспективы хорошие: можно было от рабочего перейти на мастера, а потом доучиться на вторую «вышку», стать инженером-наладчиком и остаться на работу в Москве. Классно, деньги неплохие… Я тогда позвонил второму тренеру из нашего центра, сказал, если ты заберешь все мои группы, то я готов остаться. У него не получалось. А оставить своих парней, среди которых уже были чемпионы республики, я не смог. Было жалко и своего труда, и своих пацанов. Ради них и вернулся.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Использование материала в полном объеме разрешено только медиаресурсам, заключившим с TUT.BY партнерское соглашение. За информацией обращайтесь на nn@tutby.com

-25%
-50%
-20%
-10%
-23%
-20%
0070970