/

Главный удар в борьбе с пандемией пришелся на медиков. Некоторые из них сами заболели коронавирусом. Белорусский Минздрав не называет количество заразившихся COVID-19 (и даже умерших) медработников. Ранее говорили о том, что только на Витебщине их 38, нам известны факты заражений и в других регионах страны. По сообщениям из различных больниц, среди инфицированных пациентов медиков немало.

TUT.BY пообщался с тремя медиками из Витебской области. Все имена в публикации изменены по просьбе героев, их данные есть в редакции. Медработники рассказали, что почувствовали, когда узнали, что у них коронавирус, как их лечат, в каком положении больницы и каково сейчас приходится их коллегам.

Фото: Reuters
Иллюстративный снимок. Фото: Reuters

Александр, врач из Витебска

«Я заболел 23 марта. После работы почувствовал себя неважно, измерил температуру — 38,3. Пошел в поликлинику, там выдали больничный.

На следующий день сам поехал на машине сдавать мазок на COVID-19. Объяснил, кем и где работаю, и у меня его взяли. Сказали: если через три дня не позвонят из санэпидемстанции, значит, все хорошо. Если же будет звонок, то результат мазка положительный. Я отшутился: „Спасибо, звонка ждать не буду“.

Однако через три дня мне все-таки позвонил эпидемиолог и сообщил эту невеселую новость.

Я сказал маме: „Ну что, как я и чувствовал: мои опасения подтвердились“. Чего ожидать, если со средствами защиты была напряженная ситуация. Сейчас она улучшилась. Но улучшилась, по-моему, благодаря меценатам, людям, которые по всей стране собирают деньги в помощь медикам.

Скорая отвезла меня в областную клиническую инфекционную больницу.

Болезнь протекает довольно-таки неприятно. Была высокая температура на протяжении 8 дней, дикая головная боль и сильная боль в глазах, общая слабость. Из-за сильной интоксикации организма неделю есть не хотелось вообще. После того как поступил в инфекционную больницу, температурил еще дня четыре, состояние было средней степени тяжести.

Но лечат в „инфекционке“ очень хорошо. Все медицинские сотрудники очень приятные и высококвалифицированные. Они еще и улыбаются — и это несмотря на ту огромную нагрузку, которая на них свалилась. Я очень благодарен всем врачам, медсестрам и санитарочкам. Последние без конца обрабатывают комнаты, коридоры и т.д.

Я лежу в боксированной палате, поэтому не знаю о ситуации по всей инфекционной больнице. Но, пробив по своим источникам в медицинских кругах, знаю, что переполнена не только инфекционная больница, а все больницы в Витебске. Переполнены они пациентами с пневмониями. По поводу их мазков я не могу знать, но в сложившейся эпидемиологической ситуации можно предположить, что в большинстве это, конечно, пневмонии, вызванные коронавирусной инфекцией.

Нагрузка на медиков сейчас колоссальная! Они работают сутками — до изнеможения. Но что поделать, это наша работа, наш долг.

Считаю, что стране нужен карантин: изолировавшись и разобщившись, мы не дадим вирусу так быстро распространяться. Вы посмотрите, весь мир на карантине, а у нас по-прежнему „все хорошо“.

Хочется попросить людей соблюдать дистанцию в общественных местах, регулярно мыть руки, без надобности не выходить из дома. Если у вас повышенная температура, кашель и затруднение дыхания, сразу же вызывайте врача. Вместе мы победим!»

Фото: Татьяна Матвеева, TUT.BY
Инфекционная больница в Витебске. Фото: Татьяна Матвеева, TUT.BY

Виктория, медсестра одного из отделений БСМП в Витебске

«Когда в Витебск только „пришел“ коронавирус, особой паники у меня и коллег не было. В больнице ввели масочный режим, все было спокойно.

Но однажды к нам обратился пациент, мы отправили его на консультацию к терапевту. И у человека оказалась двусторонняя пневмония. Его забрали в больницу. Потом мы пытались узнать, какой у него результат теста на коронавирус. Но никто не дал нам такой информации: медицинская тайна.

И вот после общения с тем пациентом у меня стала подниматься температура. По горячим следам пошла сдавать мазок, так как у меня маленький ребенок и я опасалась за него. После сдачи мазка пришла на работу: температура 37,7, меня отправили на больничный. А через два дня позвонили и „обрадовали“: результат положительный.

Я была в шоке! Потому что знала ситуацию: больницы в Витебске забиты. По всему миру коронавирус — бич, умирают люди. За себя я не очень боялась — еще достаточно молодой возраст. Но за ребенка стало страшно. Хоть дети и переносят коронавирус легко, но меня беспокоил сам факт: вот, принесла с работы домой…

По симптоматике. Вначале была температура, слабость, озноб, ломота в теле. Потом появилась непонятная одышка, возник дискомфорт в легких — такое чувство, будто их что-то сдавливает и там лежит горячий камень. Просыпалась ночью — вся подушка и майка мокрые. Потели ладони.

Результат теста пришел в поликлинику по месту жительства. Со мной связался терапевт. Потом позвонили из санстанции, собрали контакты первого и второго уровней.

Мне сказали ожидать скорую и ехать в больницу. Но скорая приехала только на вторые сутки. Объясняли это тем, что нет мест в больницах, нет свободных машин скорой. Правда, ближе к ночи первого дня ожидания со скорой позвонили и спросили, как я себя чувствую, могу ли подождать до утра. Я сказала: „Вполне“. Утром никто опять не приехал. Стала звонить им сама. Во-первых, вокруг паника в связи с коронавирусом, и ты поневоле ей поддаешься. Во-вторых, опасалась, вдруг в легких идет какой-то процесс, а я сижу дома и теряю драгоценное время.

Приезда скорой смогла добиться только мой участковый терапевт, дай Бог ей здоровья. Она подняла всех на уши, почему меня до сих пор не забрали в больницу. В итоге к вечеру второго дня скорая меня ждала во дворе.

В скорой кроме меня сидели еще три человека с подтвержденным коронавирусом. Нас привезли в „афганский центр“ (Витебский областной клинический центр медицинской реабилитации для инвалидов, ветеранов боевых действий на территории других государств. — Прим. TUT.BY).

Здесь я уже полнедели. У меня и соседок легкое течение болезни, лечения мы не получаем никакого вообще. Наверное, легкое течение ничем и не лечится. В первый вечер, как я сюда поступила, никто из медиков не приходил. На следующий день доктор пришел только ближе к вечеру. Собрал анамнез, послушал. Позже измерили, как насыщается кислородом кровь. 99% — это значит, что все нормально. Сказали, что возьмут повторные мазки на COVID-19.

Все, с кем я контактировала, на самоизоляции. Тесты на коронавирус сдавали только двое — контакты первого уровня. Ребенку пока сдавать мазок не нужно, его состояние контролирует педиатр. Из коллег по работе сдала тест только одна девушка: у нее поднялась температура. Сейчас она тоже в больнице, ждет результата мазка.

Я не знаю, сколько коек в „афганском центре“. Но могу сказать, что он весь полный. И забился он буквально за пару суток. Здесь лежат и те, у кого коронавирус подтвержден, и те, кто контактировал с заболевшими. В тяжелом состоянии вроде нет никого.

Терапевтический корпус в БСМП был заполнен целиком еще тогда, когда я ходила на работу. А он довольно большой — на три этажа».

Фото: Татьяна Матвеева, TUT.BY
Больница скорой медпомощи в Витебске. Фото: Татьяна Матвеева, TUT.BY

Оксана, медсестра одной из районных больниц

«В нашей больнице был большой наплыв больных. С 31 марта стало поступать много пациентов с пневмониями. 11 человек, потом еще 5, потом еще… Я два дня работаю, два — дома. И вот за два рабочих дня поступило около 30 человек с пневмониями.

Когда переполнилась терапия, стали класть больных в хирургию. А сейчас уже перепрофилировали и гинекологию под отделение для больных с пневмониями.

У меня и некоторых других работников больницы взяли мазки. Хотя симптомов болезни лично у меня никаких не было. Только ринит и небольшой влажный кашель. Но кто сейчас обращает внимание на какие-то там сопли? И я надеялась, что у меня ничего нет. А тут бац — и положительный результат!

Говорят: собирайтесь, за вами приедет скорая. Через полчаса приехала. Меня и еще одну коллегу отвезли в больницу, в инфекционное отделение. Мы сейчас с ней вдвоем в палате. Никуда не можем отсюда выйти, туалет, умывальник — все на месте.

Когда мне сообщили про коронавирус, я не испугалась. Ничего неожиданного: я процедурная медсестра, все контакты пациентов напрямую со мной. Хоть у нас были и маски, и передники, респираторы… Но на нашей работе ты не можешь всегда на сто процентов соблюдать все меры профилактики. Где-то разнервничался — и почесал нос. Работы валом, только успеваешь крутиться. Вспотел — лоб вытер, хоть этого делать нельзя.

У нас также заболела и одна доктор, у нее не коронавирус. Но все равно, несмотря на самочувствие, ее оставили „на передовой“, она в отдельном кабинете и работает.

Здесь, в инфекционном отделении, нам измеряют температуру, кварцуют палату. В принципе, просто наблюдают за нами. Кормят хорошо. Чувствую я себя нормально. Снимок сделали: пневмонии нет. Сделают повторный тест, и если все нормально, отпустят домой.

Люди в райцентре перепуганы. Маски шьют уже и сами дома, и учителя, и в центре творчества. Я считаю, что маски и бахилы должны давать на входе в больницу бесплатно: не все жители маленького города могут позволить себе их купить. Если уж такая беда пришла, государство должно дать людям хотя бы самое необходимое.

Знаете, мы хоть сами и медики, но находимся в таком состоянии, будто все это происходит не с нами. Поскорее бы это закончилось. Все очень устали».

Использование материала в полном объеме разрешено только медиаресурсам, заключившим с TUT.BY партнерское соглашение. За информацией обращайтесь на nn@tutby.com

-51%
-10%
-10%
-10%
-40%
-5%
-30%
-20%
-21%
-10%
-40%
0070970