В Витебске за неполную неделю от пневмонии умер бывший следователь по особо важным делам Витебской областной прокуратуры, полковник в отставке, 58-летний Анатолий Высоцкий. Эту информацию «Нашей Ниве» подтвердила жена умершего.

Фото: Reuters

Бывшие коллеги рассказали «Нашей Ниве», что в понедельник, 30 марта, он открыл больничный, а уже в пятницу, 3 апреля, им сообщили о запланированных на воскресенье похоронах.

В результате публичного прощания не будет, так как пришел посмертный анализ на коронавирус — положительный.

— Как стали известны результаты — позвонили из санэпидемстанции. Нам сейчас тесты эти сделают: сейчас приедут обработать квартиру, тесты — и на изоляцию. Мы же не могли даже подумать, что у него положительный результат! И откуда же я знаю, где он мог заразиться?

Мы же не ездили никуда, на месте были. Я на работу и с работы, ну в магазин зайду. Он тоже в магазин мог зайти, на рынок, на дачу — все. А так он дома сидел, пенсионер, никуда не выходил, не ездили никуда.

Начиналось с температуры, три дня потемпературил — 38. Он сам связывал это с простой простудой, мол, был на даче, как он говорил, дрова складывал, протопил, выбежал на улицу — ну, может, продуло, простыл да простыл… Подумать не могли, что у нас может быть какой-то коронавирус, — рассказала «Нашей Ниве» жена.

Очередная жертва — в Минске

4 апреля, в 20.00, в Минской инфекционной больнице скончался 69-летний бывший сотрудник Национального банка Юрий Осипов. У него была пневмония, вызванная коронавирусом, сообщает «Радыё Свабода» со ссылкой на дочь умершего Анну.

Фото: Reuters

В этой же больнице с аналогичным диагнозом лежат дочь и жена мужчины.

— Папа заболел чуть больше двух недель назад. Думали, обычная простуда. Через несколько дней вызвали доктора, тот сказал, что это обычный ларингит, и выписал таблетки, — рассказывает Анна. Мужчине лучше не становилось, подобные симптомы также проявились у его жены, а потом и у дочери, которая живет отдельно, но посещает пожилых родителей.

— Ясно, что стали подозревать коронавирус. Температура у нас с матерью поднялась до 38−39. Я пошла в 3-ю поликлинику, попросила тест. Говорила, что по работе общаюсь с иностранцами. Тест не сделали, так как сама за границу я не выезжала, — говорит Анна.

К концу недели выяснилось, что у всей семьи пневмония. Семью госпитализировали в 10-ю больницу, когда коронавирус подтвердился у родителей и дочери, их перевели в «инфекционку».

На тот момент у Юрия Осипова уже была очень низкая сатурация — насыщенность крови кислородом (только 83%), нужен был аппарат искусственной вентиляции легких.

— Мы с матерью лежим в одной двухместной палате, отец — в другой. Вчера позвонили из милиции, сказали, что отца больше нет. Как хоронить — не представляю, мы с мамой в тяжелом состоянии, положительной динамики нет, согласились на экспериментальное лечение препаратами, которыми лечат малярию. Хорошо, что у отца много друзей, погребением они будут заниматься, — рассказывает Анна.

Женщина рассказала, что врачи в инфекционной больнице очень стараются, делают все возможное. Средства личной защиты тоже есть — это и специальные комбинезоны, и щиты, и очки, но у санитарок только обычные маски из ткани.

Анна добавила, что она очень благодарна врачам Минской инфекционной больницы: «Они делают все возможное, я никогда не видела, чтобы врачи так сражались за пациентов».

По данным на 4 апреля, число зараженных коронавирусом в Беларуси достигло 440 человек. Минздрав подтвердил смерть 5 человек.

-10%
-25%
-40%
-10%
-25%
-5%
-35%
-17%
-5%
0069984