опубликовано: 
обновлено: 
/

В Витебске 28 марта умерла работница закройного цеха фабрики «Красный Октябрь» Галина Шастовская. Ей было 54 года. Дочь женщины рассказала TUT.BY, что ее мама «буквально за пять дней сгорела от пневмонии», у нее «был подтвержденный коронавирус». Галина ушла из жизни на два дня раньше витебского актера Виктора Дашкевича, у которого были и пневмония, и положительный результат на COVID-19.

Фото предоставлено семьей Галины Шастовской
Галина Шастовская. Фото предоставлено семьей Галины Шастовской

— 26 мая у мамы был бы юбилей — 55 лет. Она не жаловалась на здоровье, на проблемы с легкими. Ни кашля, никаких других симптомов у нее не было. Беспокоило ее только повышенное давление. С ним она и пошла в поликлинику. Это было 23 марта. Мама была на приеме у терапевта, и ее отправили на флюорографию. Выяснилось, что у нее — пневмония правой верхней доли легкого. Ей дали направление в противотуберкулезный диспансер. Мама позвонила мне, сказала, что ложится в больницу, — рассказывает TUT.BY дочь умершей женщины Анна Соловьева.

В противотуберкулезном диспансере не оказалось мест, и Галину Шастовскую отправили в кожвендиспансер, который перепрофилировали для госпитализации пациентов с вирусными инфекциями и пневмонией.

— В палате, по словам мамы, лежали 7 человек. Палата небольшая, и все пациенты — рядом. Тумбочка — и сразу же следующая кровать. То есть все полностью забито. Маме назначили антибиотики и капельницы. Она рассказывала, что все было так перегружено, что даже не хватало штативов для капельниц. Из палаты можно было выйти только в туалет.

С 24 на 25 марта у Галины начался кашель, возникли проблемы с дыханием.

— В четверг, 26 марта, врач сообщил нам, что у мамы — двусторонняя пневмония. А 27 марта она сказала нам, что ее перевезли в противотуберкулезный диспансер, в реанимацию — ей нужен кислород. И что по телефону она будет уже недоступна, — воспроизводит хронологию событий Анна.

Родственники узнавали про состояние Галины от медперсонала:

— В пятницу нам сказали: состояние тяжелое, ваша мама — под аппаратом, но в сознании. А в субботу, 28 марта, врач общался уже неохотно, вздыхал: «Ничего хорошего сказать вам не могу». После десяти вечера мне позвонили и выразили соболезнование. И сообщили, что в понедельник, 30 марта, мне нужно связаться с областным патологоанатомическим бюро.

— Я туда позвонила. Мне сказали привезти одежду, специальные принадлежности, антисептики. Я спросила: можем ли мы попрощаться с мамой, есть ли свободный ритуальный зал. Ответили: нет, и зачем вам это надо, сразу же забирайте тело.

Родственники Галины Шастовской пошли в противотуберкулезный диспансер. Забрали ее вещи. И поинтересовались у врача в ординаторской: делали ли пациентке тест на коронавирус.

— Он сообщил, что делали. 29 марта пришел результат — и он положительный.

В свидетельстве о смерти Галины Шастовской, как и у умершего 30 марта витебского актера Виктора Дашкевича, стоит код J18.9 («пневмония неуточненная»).

Фото предоставлено семьей Галины Шастовской
Фото предоставлено семьей Галины Шастовской

— Я спросила в морге: «А что вы напишете в посмертном эпикризе?» — «То, что и написано: «пневмония неуточненная». — «А то что положительный результат на коронавирус — с этим как быть?» — «Нам никаких распоряжений на этот счет не давалось». Я настаивала, чтобы в документы внесли и сведения про результат теста на COVID-19. У меня спросили: «Зачем вам это?».

Семья занялась похоронами.

— У специалиста в морге я спросила: «А как вы вскрываете такие тела — с подтвержденным коронавирусом?». — «Ну как-как? У нас же официально на руках результата такого нет». — «Так я же вам уже сообщила: врач в тубдиспансере сказал: результат теста — положительный». В ответ на меня в морге все смотрели большими круглыми глазами. Я спрашиваю: «Как нам хоронить маму, что говорить людям, которые захотят прийти попрощаться? Вообще — какие мои действия?». Сотрудник сказал: «Все делайте, как обычно. Только не целуйте, не обнимайте маму».

С Галиной прощались в закрытом гробу, на кладбище поехали лишь самые близкие родственники.

Анна говорит, что до сих пор не верит в то, что произошло:

— Мама сгорела буквально за пять дней. В понедельник ушла в поликлинику на своих ногах, была в хорошем настроении, шутила со мной. А в субботу человека не стало!

Анна и ее муж последний раз видели маму и тещу 8 марта. Напомним, к врачам Галина Шастовская пошла 23 марта, умерла 28 марта.

— Прямых контактов у нас с мамой не было две недели, — утверждает дочь. — Со стороны поликлиники, санстанции не было никаких действий по отношению к нам — потенциальным контактам первого уровня. Мне только позвонили из милиции. Спросили: «Анна Юрьевна, а вы же в самоизоляции?». Я спрашиваю: «А с какого числа мы должны быть на домашнем карантине, если нас никто на него официально не отправлял?».

Анна говорит, что семья решила сама предпринять меры безопасности:

— Мое руководство сразу же пошло мне навстречу — и я работаю дистанционно. Муж взял отпуск на две недели, находится дома. Мы с супругом чувствуем себя хорошо, но я беспокоюсь за 74-летнюю бабушку — потому что она жила с мамой. Мы ее еще раньше, как только мама попала в больницу, возили к врачу. Пока все, к счастью, хорошо.

Анна Соловьева говорит, что семья намерена получить в противотуберкулезном диспансере документ, в котором зафиксирован положительный тест на коронавирус.

23 марта, когда работница «Красного Октября» Галина Шастовская пошла к врачам, она находилась в отпуске.

— Если не ошибаюсь, сотрудников фабрики отправили в отпуск за свой счет с 13 марта. Позже мы узнали, что это был карантин.

Напомним, на обувной фабрике «Красный Октябрь» карантин ввели с 14 марта, а на соседнем «Белвесте» — с 12 марта. Павел Мартынов, возглавляющий первое предприятие, находился на больничном.

Фото: Сергей Серебро
Фото: Сергей Серебро

В феврале работники нескольких витебских предприятий — мехового комбината, фабрик «Белвест» и «Марко» (а «Красный Октябрь» входит в холдинг «Марко»)
— ездили в рабочую командировку на выставки в итальянский Милан. 1 марта Минздрав сообщил, что в Витебске — первый больной коронавирусом, им оказалась дизайнер мехового комбината.

Гендиректор «Белвеста» Юрий Суманеев рассказал TUT.BY, что на международных выставках в Милане в феврале было три десятка сотрудников холдинга «Белвест». 11 непосредственно от «Белвеста», 19 — от компании «Лацит».

По возвращении в Беларусь, узнав о появлении первых случаев заражения коронавирусом в Италии, все они посетили инфекционную больницу и сдали анализ на коронавирус, ни у кого он не подтвердился.

Юрий Суманеев отметил, что все сотрудники, которые были в командировке в Италии, находились на карантине, хотя тесты на коронавирус показали отрицательный результат.

На «Красном Октябре» в марте журналистам отказались комментировать ситуацию по карантину. Гендиректор «Белвеста» Юрий Суманеев тогда отмечал:

— Больше всего нас беспокоит ситуация у соседей (на «Красном Октябре»), с которыми мы находимся на одной территории. Надеемся, что руководство страны предпримет дополнительные меры по ограничению распространения вируса

Дочь умершей работницы «Красного Октября» говорит, что ее мама рассказывала, что на фабрике в марте было тревожно:

— По маминым словам, у них болели сотрудники администрации, нормировщики, дизайнеры. Позже, когда маму хоронили, ее коллега сказала мне, что одна работница фабрики — в тяжелом состоянии в больнице. У нее, как я поняла, тоже была пневмония.


По данным на 5 апреля, число зараженных коронавирусом в Беларуси выросло до 562 человек. Минздрав подтвердил смерть 8 человек.

Использование материала в полном объеме разрешено только медиаресурсам, заключившим с TUT.BY партнерское соглашение. За информацией обращайтесь на nn@tutby.com

-25%
-20%
-10%
-20%
-50%
-21%
0071356