Поддержать TUT.BY
68 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры


/ Фото: Сергей Комков /

В Брагинском районе на Днепре хотят построить порт. Зачем? Чтобы создать инфраструктуру для эффективных перевозок водным транспортом в южном направлении. Инвестиционный договор подписан в прошлом году. Выбрана и площадка под строительство — небольшая белорусская деревня в самой южной точке страны и всего в нескольких километрах от границы с Украиной — Нижние Жары. Теперь власти, особенно местные, в ожидании экономических перспектив, ведь если все пойдет по плану, порт вдохнет в регион жизнь и оживит торговые отношения между Беларусью и Черноморским регионом. Впрочем, не все считают проект удачным. TUT.BY съездил на место будущей большой стройки и узнал почему.

  • Елена БычковаЖурналист TUT.BY

Нижние Жары еще лет 60 назад были большой крепкой деревней — здесь, согласно переписи, проживали более 600 человек. Теперь же не наберется и тридцати — в основном пенсионеры.

Разбросанные по лесным опушкам домики с каждым годом все больше уходят в землю. Но есть и обновленные постройки. Это дачи: в Жарах в последнее время скупают участки приезжие горожане. Причем не только белорусы, но и соседи — украинцы. Вот и сейчас в условиях пандемии сюда приехала отсидеться пара киевских семей.

Фото: Сергей Комков, TUT.BY

Из благ цивилизации в населенном пункте магазин, который каким-то чудом до сих пор не закрыт, ФАП и самое высокое сооружение в округе — вышка-антенна сотового оператора: в пятистах метрах от деревни государственная граница, и мобильная связь пограничникам необходима.

Фото: Сергей Комков, TUT.BY

Большего проживающие здесь и не просят. По четвергам, в базарный день, местные женщины отправляются в Комарин, что километрах в пятнадцати от Жаров, а все остальное время проводят в сельских хлопотах — дел в деревне всегда хватает.

Кстати, до Чернобыля по прямой отсюда меньше 30 км, но здесь принято считать, что радиация Нижние Жары обошла стороной — деревню после аварии на ЧАЭС даже не отселяли.

Фото: Сергей Комков, TUT.BY

Главное же богатство сельчан — Днепр. У многих он прямо за огородами. Но теперь и реку, и дома у них хотят забрать.

Еще несколько лет назад прошел слух, в который местные сначала даже не поверили: прямо на месте Нижних Жаров собираются строить порт. Позже слух оформился в заметки в районной газете, затем — в официальные заявления властей разных уровней: мол, да, порту быть, и очень скоро.

И действительно, в 2011 году между Минтрансом и турецкой компанией «ТДМР ДЫШ Тиджарет Текстиль Санайи» был заключен инвестиционный договор, согласно которому турецкая сторона обязалась построить и ввести порт в эксплуатацию в течение 4 лет. Но по не зависящим от сторон причинам проект не был реализован.

Фото: Сергей Комков, TUT.BY

А года три назад в деревне вдруг устроили генеральную уборку: красили и ремонтировали заборы, стригли триммерами траву — оказалось, ждут гостей. Приехала турецкая делегация потенциальных инвесторов. Но и тогда дальше прогулки по Днепру у них дело так и не пошло.

А в сентябре 2019 года стало известно, что инвестиционный договор подписан между Минтрансом и компанией «Белпорт Нижние Жары». Его сумма на данный момент неизвестна. По разным данным, она колеблется от 20 до 64 млн долларов.

Фото: Сергей Комков, TUT.BY

Сперва для реализации задуманного нужно расчистить площадку — то есть снести 49 домов, которые окажутся на пути у строителей. Местным, чьи жилища подлежат сносу, обещают выплатить компенсации, либо предложат новое жилье в Жарах или в соседнем Комарине. Специалисты из Белгипрозема уже провели оценку земли и недвижимости. Но пока о том, кого, куда и когда будут переселять, ничего не известно.

Фото: Сергей Комков, TUT.BY

Николай Федоренко родился, женился и всю свою жизнь провел в Нижних Жарах. Тут до сих пор живут его родители. Дом на самом берегу Днепра, который мужчина построил собственными руками, пока оценили в 25 тысяч долларов. Хоть бы и в сто, говорит сельчанин, — менять свою такую привычную и понятную жизнь на берегу любимого Днепра он не желает.

— Жары фашисты не тронули, побоялись сюда соваться, радиация каким-то чудом обошла, хоть и рядом Чернобыль, а теперь кто-то придет и все загубит, — переживает мужчина.

Фото: Сергей Комков, TUT.BY

В перспективность проекта он не верит. Говорит, что Днепр знает как свои пять пальцев. По его наблюдениям, река в последнее время сильно изменилась: с каждым годом мельчает, а разливов все меньше.

— Вон там, — показывает он на береговую полосу, — вода была всегда. А теперь сухо. Прошлой осенью тут теплоход «Надежда» с баржей встал. Летом отправили ее из Мозыря до моря. Назад шла уже в ноябре — и встала. Вот и весь флот, вот и весь порт, — вздыхает Николай.

Рыбаки, которые едут сюда со всей Беларуси, тоже против нового проекта. У них свои аргументы: в Нижних Жарах всегда были самые рыбные места. Таких, говорят, нигде в области уже и нет. Появится порт — и о рыбалке даже мечтать не придется. Объединившись, люди пишут письма в Администрацию президента, в которых просят дать «дожить свой век на родной земле».

Фото: Сергей Комков, TUT.BY

Впрочем, есть в деревне и те, кого заинтересовали планы инвестора.

— Я не против переселиться в Комарин в квартиру. Там вода, отопление, удобства. Мы ведь не молодеем, — говорит женщина лет пятидесяти, которая не хочет называть своего имени.

В соседнем Комарине проблемы жителей Нижних Жаров не понимают.

— Любая стройка для нас — это прежде всего новые рабочие места. Мы за порт двумя руками, конечно, — рассуждают в агрогородке, где с работой, как и везде в таких местах, туго.

Фото: Сергей Комков, TUT.BY

Заместитель председателя Брагинского райисполкома Петр Романюк считает, что порт вдохнет в регион новую жизнь.

— Я сам местный, всю жизнь здесь живу, поэтому эмоции и тревоги жителей деревни я, конечно, понимаю. Но как чиновник скажу: для района, который 29 тысяч населения потерял после Чернобыля и сейчас по 400 человек ежегодно теряет, этот порт — спасение. Проект масштабный, по разным подсчетам, даст почти тысячу рабочих мест. Для работников будет построен рабочий поселок, сюда приедут их семьи. Представляете, сколько будет людей? Тут снова закипит жизнь. Порт для нас — второй шанс, и глупо от него отказываться.

Фото: Сергей Комков, TUT.BY

Романюк рассказывает, что уже подготовлены строительные паспорта на целых три земельных участка. И, по задумке инвестора, здесь будет не только порт. Так, на одном из участков, площадью почти 250 га, предусмотрено строительство мультимодального хаба и пристани для яхт-клуба с базой отдыха. Другой — почти 70 га — отведен под строительство непосредственно речного порта и всей инженерной и транспортной инфраструктуры. А еще выше — в деревне Верхние Жары — на площади в 41 га запланировано строительство глубоководного порта.

— Пока мы выполняем то, что просит инвестор: гипрозем занимается разработкой участка, мы решаем вопросы оценки объектов, находим собственников домов, бесхозные дома через суд признаем таковыми и так далее.

— А нельзя найти другое место для строительства и не трогать деревню?

— Это идеальное место для порта. Во-первых, здесь природная затока, так называемый старик Днепра. Ниже Припять впадает в Днепр, то есть не надо углублять реку. Вот если выше строить по реке, там могут быть проблемы. Здесь же глубины хватает, — объясняет Романюк.

Фото: investinbelarus.by
Ситуационная схема размещения земельного участка в Нижних Жарах, где планируется строительство порта. Фото: investinbelarus.by

А вот экологи переживают. Общественная организация «Багна», которая занимается охраной водно-болотных угодий, биоразнообразия и природных экосистем, считает, что строительство порта создаст немало экологических проблем.

— Пойма Днепра — одна из немногих сохраненных в естественном состоянии пойм крупных рек в Европе, охватывающая более 100 километров реки, включает пойменные луга и дубравы, старицы и озера. Пойменные луга в этой местности — «транзитный аэропорт» во время весенней миграции для многих птиц. Здесь останавливаются передохнуть тысячи водно-болотных видов, многие остаются на гнездование. Всего во время научных изысканий для этой территории было отмечено около 200 видов птиц, из которых около 140 непосредственно там гнездятся. Среди других редких видов там отмечены орешниковая соня, болотная черепаха и около 20 растений-краснокнижников, для которых решающим условием развития и распределения по пойме является мезорельеф и режим влажности почвы. Дноуглубительные работы и любая другая деятельность представляют угрозу для поймы Днепра, — убежден председатель «Багны» Константин Чикалов. Он также напоминает, что территория имеет международный статус Рамсарских угодий — и любой инфраструктурный проект здесь не может быть реализован без оценки воздействия на окружающую среду и положительного заключения госэкоэкспертизы. Которого пока нет — как, впрочем, и самого проекта.

Фото: Сергей Комков, TUT.BY

Заместитель директора Бизнес-союза предпринимателей и нанимателей имени профессора М. С. Кунявского Алесь Герасименко считает, что проект будет неоправданно затратным — и что белорусский водный транспорт не выдержит конкуренции с менее затратными железнодорожным и автомобильным.

— Идея использовать новый порт в Нижних Жарах для перевалки грузов с речных барж на суда типа «река-море» и обратно отягощена дополнительными этапами перегрузки товаров, а следовательно, и дополнительными затратами. К тому же особенность Беларуси (как и Украины) — низкие тарифы на железнодорожном транспорте, который является основным конкурентом для внутреннего водного. А если учесть, что в Нижних Жарах нет железнодорожного соединения — ближайшая белорусская железнодорожная станция примерно в 80 км от населенного пункта, — то все это достаточно фатально для порта, — считает эксперт.

Фото: Сергей Комков, TUT.BY

Гораздо разумнее, по его мнению, отказаться от планов по развитию грузового судоходства по Днепру и Припяти и сосредоточиться на иных значимых для страны и региона проектах — например, на дальнейшем развитии железнодорожных перевозок. Могут быть и альтернативные проекты, такие как водный туризм.

Фото: Сергей Комков, TUT.BY

В Минтрансе считают, что проект, о котором столько споров, нашей стране просто необходим.

— Строительство портовой инфраструктуры позволит в полной мере задействовать конкурентные преимущества водного транспорта при перевозках массовых грузов на большие расстояния, а также «дозарабатывать» при осуществлении внешнеторговой деятельности путем переноса на территорию страны части логистических операций, — уверены в министерстве.

Сейчас, говорят в Минтрансе, с украинской стороной обсуждают дноуглубительные работы, которые длительное время не выполнялись, — и теперь габариты судового хода не соответствуют проектным.

Когда появится объект, здесь сказать не могут: все зависит от воли инвестора. Изначально называли 2025 год, но сегодня не исключают, что все сместится еще на пару лет.

-17%
-10%
-10%
-20%
-50%
-30%