/ фото: Мирон Климович /

Раз в год деревня Навозы в Гомельской области оживает и становится похожей на себя образца пятидесятилетней давности — когда тут жили, работали, женились, учились около 200 человек. В этот день количество местных увеличивается с десятка до полусотни — увы, но всего на сутки. Остальные 364 дня в году в жлобинской глубинке из аборигенов вы встретите разве что 95-летнего Евгения Викторовича, его дочь Раису и еще несколько их соседей. Именно они и те 40 человек, которые не забывают корни, а еще пара новоселов не дают затерянной среди полей деревне сгинуть окончательно. Потому что тут живет история. Ее-то и пытаются восстановить и сохранить возможные потомки Кастуся Калиновского.

  • Анжелика ВасилевскаяЖурналист TUT.BY

На первый взгляд, история деревни Навозы выглядит типичной для Беларуси: до революции крестьяне арендовали землю у помещика, занимались земледелием. После революции тут создали колхоз, в котором и работали местные. А лет 50 назад новое поколение деревенских разъехалось учиться в крупные города и не вернулось. Так деревня начала умирать, и осталось в ней к 2020 году 6 жилых домов.

Но вы ведь уже поняли, что с Навозами все не так просто.

Фото: Мирон Климович, TUT.BY

То ли воз, то ли навоз

Чтобы попасть в Навозы, вам нужно свернуть с трассы М5 вглубь Гомельской области и ехать к границе Могилевской около 30 км. Сама деревня выглядит, как остров среди полей, пока еще вспаханных. Остров этот пока обитаем. Правда, на единственной его длинной и почти прямой улице жилых домов сейчас всего шесть. А когда-то было шестьдесят.

Урожденные навозовцы говорят, что есть две версии появления названия деревни. Первая связана с первыми же поселенцами, которые приехали сюда на возах. Вторая — с плодородностью земли, удобренной навозом.

В советское время не очень благозвучное название деревни хотели сменить на Вишневку, но этого не сделали. Возможно, потому что местным было все равно — ну, Навозы и Навозы, что тут такого.

Этим материалом TUT.BY продолжает свой проект «Я живу» — о деревнях, агрогородках, поселках с интересными (и порой даже смешными!) названиями, где нет гипермаркетов, парков, ресторанов и баров, порой — даже школ и рабочих мест. Зато есть люди — те маленькие и незаметные порой Личности, которые живут в нашей с вами стране: рождаются, женятся, растят детей, встречают гостей, ищут работу, хоронят стариков — и очень любят свою родину. Это проект не о попсовых и вылизанных турмаршрутах, это истории о настоящей Беларуси и настоящих белорусах, а еще — об искренней любви к месту, где родился, вырос и остаешься по какой-то причине или всему вопреки.

Название деревни не смутило и новоселов. Елена и Владимир Павлюковы из Жлобина всего две недели как купили дом в Навозах. Приводят его в порядок — собираются переехать сюда насовсем.

— Тут же все есть: дом крепкий, сараи, баня, электричество и вода, газ — в баллонах. И жена со мной — что еще на пенсии нужно? — говорит Владимир.

Фото: Мирон Климович, TUT.BY

Он рассказывает, что купил дом с постройками и огромным участком земли всего за полторы тысячи долларов — дешево!

— Дом лет 10 как пустой стоял, но я вот неделю езжу, печку топлю. Печь шикарная! И с домом все в порядке. Вот вырубаю все заросли, забор старый снял. Вы приезжайте к нам через полгода, как мы порядок наведем — тут же так красиво.

Это правда. Одни резные ставни с наличниками на хатах чего стоят! Но даже они меркнут в сравнении с историями семей, которые жили в Навозах, — католиков, православных, староверов и евреев: Калиновских, Литвинских, Манкевичей, Некрашевичей, Висаковичей, Федоровых, Абрамовичей, Прушановских и других.

При чем тут Кастусь Калиновский

70-летняя Жанна Палихова, урожденная Висакович, показывает фото навозовцев. Снимки старые, черно-белые, «фотоальбом» современный — галерея в мессенджере на планшете. В общем чате урожденные навозовцы поздравляют друг друга с праздниками, обмениваются снимками и данными, которые удалось найти в архивах или которые слышали от родителей, дедушек с бабушками. Так, онлайн, и собирают летопись деревни.

Фото: Мирон Климович, TUT.BY
Фото: Мирон Климович, TUT.BY

Летопись частично выкладывают в блог деревни. Эти и другие материалы, возможно, скоро войдут в книгу о Навозах. Ведь рассказать есть о чем, говорит Станислав Калиновский.

Он родился в Навозах, а сейчас пенсионер, он же бывший милиционер, живет в Мозыре. Его брат Александр служит ксендзом в Казахстане. Они, в сущности, и стали той движущей силой, которая побудила навозовцев собираться каждый год в деревне хотя бы на один день, посещать могилки родных, проводить службу на кладбище, а потом собираться в родительских хатах за столами офлайн.

Фото из чата навозовцев, предоставлено Жанной Палиховой.
Выходцы из деревни Навозы на ежегодной встрече односельчан. Фото предоставлено Жанной Палиховой

Встреча не привязана к каким-либо датам или праздникам. По факту, большинство выходцев из Навозов живут в южной и юго-восточной частях Беларуси, но все ориентируются на то, когда сможет приехать из Казахстана ксендз Александр Калиновский.

И да, их семью считают родней Кастуся Калиновского, но сами братья этого не утверждают: подтверждений пока нет, свою родословную они только составляют. Да, на перезахоронение останков Калиновского в Вильню, конечно, ездили.

— Ведаеце, я лічу, што факты павінны быць абгрунтаваны і пацверджаны дакументальна. Тое, што ў нашай сям'і казалі аб радстве з Кастусём Каліноўскім, гэта так. Але ж звестак аб гэтым у архівах я пакуль не знайшоў. Я грунтоўна займаюся зараз гісторыяй сваёй сям'і, мне ў гэтым вельмі дапамагае навуковец Васіль Манкевіч, — говорит Станислав Калиновский.

Фото: Мирон Климович, TUT.BY

Фото: Мирон Климович, TUT.BY

Пока точно он может назвать родственников до пятого колена. По архивам, в том числе хранящимся в Вильне, Александр установил, что его прапрапрадед — Абрагам Калиновский, который жил в 1792—1894 годах, похоронен на кладбище в Навозах. У Абрагама было три сына: Стэфан, Моисей и Эммануил, родной прапрадед Александра. А родом Абрагам — из-под Гродно, и был он обедневшим шляхтичем. В жены он взял дочь помещика Прушановского, которому тогда и принадлежали Навозы.

Проблема в том, что Станислав не знает отчества Абрагама. Но не теряет надежды его установить, ведь в их семье по католическому обычаю принято называть старшего сына в честь деда.

Фото: Мирон Климович, TUT.BY

Жанна Палихова рассказывает еще одну то ли теорию, то ли детские воспоминания из разговоров взрослых. Мол, первая семья Калиновских, которая поселилась в Навозах и чуть ли не основала их, переехала из поместья в Брянской области — из деревни то ли Калиново, то ли Калиновая. И это был вроде как дядя Кастуся Калиновского.

Как бы там ни было, имена жителей с фамилией Калиновских примечательны сами по себе: Петрунеля, Яня, Альбин, Ружа, Анеля. Эти имена, как и остальных жителей деревни, Станислав Калиновский хочет увековечить рядом с крестом, который навозовцы поставили на въезде в деревню как оберег и освятили по католическому обычаю.

«У шпакоўню не паеду. А як жа грыбы?»

Дом Евгения Висаковича — тоже своеобразный оберег и символ деревни, которая продолжает жить. 95-летнего ветерана войны в хорошую погоду можно встретить на лавочке у дома или гуляющим по улице — без киёчка!

Фото: Мирон Климович, TUT.BY

Фото: Мирон Климович, TUT.BY

Евгений Викторович под настроение расскажет и про хату, которую строил сам, и про службу в дивизии имени Тадеуша Костюшко в польской армии, и про фашистов, которых пережила его деревянная канапа. Но настроение у него есть не всегда.

— Годы берут свое, что поделать, — говорит его дочь Раиса.

Она переехала в Навозы 10 лет назад, чтобы присматривать за отцом. Ей тут нескучно — соседи еще есть, да и новоселы Павлюковы появились. Все время — в заботах по хозяйству. Когда приезжает сестра Жанна ее сменить, Раиса едет в Бобруйск «решать накопившиеся дела».

Фото: Мирон Климович, TUT.BY

Фото: Мирон Климович, TUT.BY

— Сколько отца ни уговаривали переехать в квартиру в Бобруйск — он ни в какую. «У шпакоўню вашу не паеду. А як жа грыбы?», — говорит женщина.

К отцу она обращается на вы — так в их католической семье заведено. А Евгений Викторович только улыбается:

— Люблю я гуляць. Лес люблю. А тут дома гаварят сідзець.

— Это вы про коронавирус? И что, сидели бы дома?

— Абы што! — улыбается пенсионер.

И все же уступает уговорам дочери зайти в дом присесть — мартовское солнце как-то уж сильно припекает. Медленно проходит мимо клумбы, где над первыми цветами уже жужжит пчела, и надеется, что никакой коронавирус не помешает в этом году навозовцам собраться.

Фото: Мирон Климович, TUT.BY

Использование материала в полном объеме разрешено только медиаресурсам, заключившим с TUT.BY партнерское соглашение. За информацией обращайтесь на nn@tutby.com

-80%
-50%
-50%
-15%
-40%
-35%
-15%
-50%
-90%
-10%
0070970