/ фото: Мирон Климович /

Сегодня, 18 марта, ровно в полночь Россия частично закрыла границу с Беларусью из-за коронавируса. Теперь до 1 мая пересечь ее с белорусской стороны могут только россияне и грузоперевозчики — так указано в постановлении правительства РФ от 16 марта. Его дословно и цитируют сотрудники пограничной службы ФСБ, которые разворачивают белорусов на границе — прямо через пешеходный переход в разделительной полосе. TUT.BY своими глазами посмотрел, как происходило закрытие на границе Дубровенского и Смоленского районов, и поговорил с первыми опоздавшими белорусами.

За 3 часа до объявленного закрытия границы на трассе М1 все спокойно. Белорусских пограничников нет — только российские. Их двое, они молоды, суровы, половину лица закрывают медицинские маски. На вопросы отвечают коротко и емко:

— Комментарии не даем. Никакие.

На попытку фото российские пограничники с суровой вежливостью отрезают: «Нет, запрещено. Будете снимать — задержим».

Фото: Мирон Климович, TUT.BY

У них есть на это право: мы уже метров 500, как на территории России. Тут нет шлагбаумов, будок КПП или каких-то опознавательных знаков. Только пешеходный переход через проезжую часть и разделительную полосу с ограждением, светофор и полосатые колпаки в полосе разгона.

Пока все идет как обычно. Легковушки проходят таможенный контроль на пути из Беларуси в Россию секунд за 10 каждая, а то и меньше. Показываешь паспорт — проезжаешь. Никакой очереди.

— После того как объявили о закрытии границы, поток легковушек со стороны Беларуси в Россию увеличился, может, процентов на тридцать, не больше. И то — только в последние сутки, наверное. Количество фур обычное, — делится наблюдениями работник страховой фирмы на российской стороне. Его рабочее место — практически напротив стоящих на контроле российских пограничников.

Мужчина говорит, что водители легковушек — это большая часть его клиентов. Фуры заезжают редко. И если границу действительно закроют, работы не будет.

— Что буду делать? Видимо, просто сторожить. Ну и ждать кого-нибудь, кто заедет застраховаться. Какие будут от этого убытки, не знаю, да и не мое это дело — это пусть там, наверху, считают.

Фуры с белорусскими, российскими, польскими, украинскими, литовскими номерами выстраиваются друг за другом в крайней правой полосе. Их максимум штук сорок, и это ближе к полуночи, когда количество грузовиков достигает пика. Но ситуация привычная.

— Часа два, может, постоим или того меньше — это же граница с Россией, тут к нам относятся лояльно, — говорит водитель Виктор Голешов.

Он белорус, но работает дальнобойщиком на российскую фирму. Едет из Голландии в Россию. И считает, что закрытие границ — правильный шаг.

Фото: Мирон Климович, TUT.BY
Виктор Голешов.

— Польша вся закрыта: в кафешке не поесть, только если с собой что-то взять. Люди, конечно, ходят, но на улицах их мало — все боятся. Я вам больше скажу: я сам перепугался, когда в Голландии у меня подскочила температура и открылась рвота. Я знаю, что это не симптомы коронавируса, что это ротавирус какой-то, но я столько информации в интернете прочитал, пока два дня болел. Ну, думаю, все, приплыли! Позвонил сестре, она у меня врач и объяснила, что я зря волнуюсь. Я в Германии таблеточки купил, выпил — все нормально, отпустило.

В Литве, говорит Виктор Голешов, для грузоперевозок в сторону Польши открыты только два перехода. И у поляков сам процесс прохождения таможни долгий — проверяют не только груз с документами, но и водителям температуру измеряют.

— Я когда выезжал, очередь на литовско-польской границе была 27 км. Так что тут, на белорусско-российской границе, ситуация сейчас нормальная. Бывало, и по 5−6 км стояли.

Фото: Мирон Климович, TUT.BY
Шакир

Водитель фуры с узбекскими номерами Шакир про коронавирус «что-то слышал», про закрытие белорусско-российской границы — нет. Он извиняется, что плохо говорит по-русски и с трудом объясняет, что едет по маршруту Беларусь — Россия — Казахстан — Узбекистан, возит лес. Наниматель об изменениях в пересечении границ ему ничего не говорил. Узбек спокоен до флегматичности:

— Приеду в Узбекистан, если что-то изменится, скажут.

Житель Витебской области Александр едет в Россию на работу. Так совпало, что вахта у него закончится в мае, когда ограничения на пересечение границы Беларусь — Россия должны снять. Мужчина не волнуется, говорит, домой обратно он точно попадет. А вот что будет делать, если ограничение продлят, когда придет срок снова ехать в Россию на работу, не знает.

Фото: Мирон Климович, TUT.BY
Александр.

— А наниматель вам по этому поводу ничего не говорил?

— Говорил. Но что именно — не скажу.

Бобруйчанин Евгений едет в Россию по делам и очень спешит. Настроен оптимистично.

— Я вернусь через 2 дня. И вернусь в любом случае — этим путем или другим, — смеется он.

Фото: Мирон Климович, TUT.BY
Бобруйчанин Евгений

За 15 минут до полуночи легковушки, кажется, заканчиваются — но нет. За пару минут до наступления 18 марта проезжают еще две. А на белорусской стороне появляются сотрудники ГТК Беларуси. Фотографировать тоже запрещают, но улыбаются и говорят, что приехали «проконтролировать ситуацию» — и не только: мол, «есть у них и другие задачи».

А на пункте пропуска на территории России — уже другая смена сотрудников пограничной службы ФСБ. Они настроены более дружелюбно и с ходу понимают, что тут делают белорусские журналисты.

Уточняем:

— И что, ровно в полночь начнете разворачивать белорусов обратно?

— Конечно. Вы же читали постановление правительства Российской Федерации от 16 марта?

— Значит, мы тут с вами вместе застанем историческое событие через… уже. Ноль-ноль ноль-ноль!

Пограничники поднимают светящиеся жезлы — и движение на границе замирает. Легковушка одна — с российскими номерами, остальные — фуры. На обочине припаркованы две «Шевроле Нива» пограничной службы ФСБ, рядом с ними — около десятка сотрудников.

«Начальство, — поясняют пограничники. — Совещаются».

У кого-то из «начальства» наши паспорта: взяли «переписать данные».

Фото: Мирон Климович, TUT.BY

Совещание длится еще пару минут, все расходятся и разъезжаются, нам возвращают паспорта и объявляют: да, въезд закрыт. И цитируют постановление правительства РФ о том, что до 1 мая временно ограничен въезд в Россию иностранцам, в том числе «прибывающим с территории Республики Беларусь, а также гражданам РБ». Ограничение не касается дипломатов, водителей авто международного сообщения, тех, кто получает частную визу, выданную в связи со смертью близкого родственника.

— А в Беларусь со стороны России въезд открыт?

— Пока да.

Больше российские пограничники ничего не говорят.

В 00.10 они разворачивают первую машину белорусов — прямо через пешеходный переход в разделительной полосе с ограждением: ближайший на трассе разворот — метрах в трехстах от пункта пропуска. Водитель быстро уезжает.

Следующие опоздавшие — минчане Иван и Дмитрий.

Молодые люди говорят, что о закрытии границы слышали, потому и спешили ее пересечь, но, видимо, задержались на заправке. Они расстроены: говорят, подвели заказчика, который строит дом, и теперь ему придется ждать минимум до мая.

— Что будете теперь делать?

— Поедем обратно. Эх, и на топливо тоже потратили, — молодые люди стараются сохранять спокойствие, но заметно, что они расстроены.

Фото: Мирон Климович, TUT.BY

Белорус на грузовом микроавтобусе останавливается около российских пограничников на пути в Беларусь, открывает окно:

— А что, границу все-таки закрыли? — изумленно спрашивает он.

— Да, — отвечает пограничник.

— Серьезно?! Надолго?

— Проезжайте, — устало говорит сотрудник ФСБ и поворачивается лицом к ожидающим проверки фурам.

Напоминаем, вернуться на родину из России после 18 марта и далее может любой белорус.

Фото: Мирон Климович, TUT.BY

Использование материала в полном объеме разрешено только медиаресурсам, заключившим с TUT.BY партнерское соглашение. За информацией обращайтесь на nn@tutby.com

-10%
-20%
-20%
-20%
-50%
-20%
-15%
-40%
0069185