/

Витебский дизайнер одежды, сотрудница мехового комбината Татьяна Ефремова в конце февраля ездила в рабочую командировку в итальянский Милан. Вернулась домой, сдала анализы — и ее срочно госпитализировали. Татьяна стала первой гражданкой Беларуси, у которой выявили коронавирус. С 29 февраля по 16 марта она лечилась в областной инфекционной больнице, затем ее перевели в отделение реабилитации «Крупенино» под Витебском. Там же были на карантине ее муж и четверо сыновей. О том, как проходило лечение и подвергалась ли она и ее близкие травле из-за того, что заболела коронавирусом, Татьяна рассказала TUT.BY.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Татьяна Ефремова — ведущий художник-модельер Витебского мехового комбината (кстати, она работает здесь всю жизнь, с перерывами на четыре декретных отпуска), основатель собственного модного бренда T. Efremova, член Белорусского союза дизайнеров и Белорусской палаты моды, победитель и лауреат различных конкурсов моды. Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

В «инфекционке» видела только врача и санитарок. И это были «космические» люди

20 февраля Татьяна Ефремова вылетела из Минска в Милан на специализированную выставку. Вернулась 23 февраля через Варшаву.

29 февраля Татьяна прошла обследование на коронавирус, и ее госпитализировали еще до результатов теста: врач обратил внимание на больное горло. А 1 марта Минздрав сообщил о новом случае коронавируса, и речь шла о витебском дизайнере.

Почти 2,5 недели — с 29 февраля до 16 марта — Татьяна находилась в изолированном боксе в областной клинической инфекционной больнице.

— У меня было состояние простуды: кашель, заложен нос, воспалились глаза, — вспоминает Татьяна Ефремова. —  Полоскала горло и нос, делала все, как при обычной ОРВИ. Сейчас у меня остаточные проявления: иногда кашляю.

В инфекционке пациентка находилась в полной изоляции:

— Это был бокс с отдельной вентиляцией и отдельным входом. Там были умывальник, туалет, душ. Лампа для дезинфекции. Еду мне передавали через двухкамерное окошко. За все 17 дней я видела только санитарок, которые убирали палату, и врача. И это были такие «космические» люди — в защитных костюмах, как на фотографиях в новостях про коронавирус.

После более чем двухнедельного карантина вечером 16 марта Татьяну перевели в отделение реабилитации «Крупенино» под Витебском.

— Здесь у меня больше свободы, чем в изолированном боксе в больнице. В палате есть балкон — и он с красивым видом на озеро. Я могу туда выходить и дышать воздухом. И это непередаваемое счастье! В больнице было окно, но там я могла только открыть форточку, чтобы проветрить помещение.

Однако и в «Крупенино» Татьяне тоже нельзя выходить из палаты.

— Ко мне приходят только медработники. Навещать меня нельзя. Сколько тут пролежу, не знаю, врачи пока не сообщают. Но уже один балкон с видом на озеро вселяет надежду на лучшее, — смеется женщина.

В больнице Татьяна могла видеть мир только из окна. Фото: архив Татьяны Ефремовой

«Муж и дети перенесли все героически»

По соседству с Татьяной в боксе в инфекционной больнице находилась ее семья: муж и четверо детей. Результаты теста у всех были отрицательные. На карантин определили и коллег Татьяны.

— Людей, контактировавших с работницей мехового комбината, можно было наблюдать и на дому, но пошли на вариант полной изоляции, чтобы исключить все возможные проблемы, — говорил начальник витебского облздрава Юрий Деркач.

— За неделю до поездки в Милан я лежала в инфекционной больнице с младшим ребенком. И по иронии судьбы моя семья оказалась в той же самой палате. Конечно, впятером находиться столько времени в одном боксе — невесело. Но мои мужчины — молодцы, перенесли это все героически. Пару дней они провели и в «Крупенино». Выписали их всех в воскресенье, 15 марта. Все это время мы общались с мужем и детьми по видеосвязи. И в такой ситуации интернет — конечно, спасение.

11 марта Тимофею, младшему сыну Татьяны, исполнилось 5 лет.

— В больницу привезли передачи. Муж и старшие дети постарались сделать Тиме праздник и в условиях карантина: зажгли свечу, подготовили поздравления. Мне же прислали фотографии. Вообще мы все праздники стараемся отмечать вместе. В этом году и 8 Марта получилось «заочным». Цветы мне передать не могли — это же инфекционная больница. Муж прислал поздравление, а также подарки от детей — рисунки.

День рождения младшего сына Тимофея на больничном карантине. Фото: архив Татьяны Ефремовой

Татьяну не смущало, что бокс — замкнутое пространство, говорит, что клаустрофобией не страдает. Но ее тяготили одиночество и физический отрыв от семьи:

— Я понимала, что пока должна тут находиться. Это новые ощущения: так долго я еще никогда не была совершенно одна. Я ведь все время в общении, движении, работе, переездах, заботах о большой семье. Но в таком вынужденном одиночестве есть и плюс: приходит переосмысление каких-то важных вещей. Видимо, это действительно нужный этап в моей жизни.

В больнице дизайнер тоже работала:

— Мы же ездили в Италию в рабочую поездку. И чтобы почувствовать отдачу от нее, я проработала новые идеи. Сняла эскизы на телефон, а потом оставила их в больнице для уничтожения. Ведь из инфекционки ничего выносить нельзя. Собираюсь быть на Belarus Fashion Week. Уже прошло 19 сезонов, и я во всех участвовала — в разных вариантах: и одна, и в дуэте с другими дизайнерами, и от своего предприятия. Надеюсь, что несмотря на коронавирус состоится и юбилейный, 20-й сезон. Пока известно только, что Неделю моды перенесли на 13−17 мая.

Как будет работать после выписки — дистанционно или нет, — Татьяна решит позже с руководством.

«Ходили слухи, что я умерла»

— В соцсетях поначалу заболевших едва ли не обвиняли в том, что они «завезли заразу в страну». Представители власти и промышленности рассказывали нам о том, что обвиняли даже их: мол, как пустили больных в Беларусь, как позволили их детям заражать в школах наших детей… Вы сами чувствовали травлю из-за того, что заболели коронавирусом? Или, может быть, с этим столкнулась ваша семья?

— Меня не травили, зато слышала, что я «умерла» и что меня «похоронили»! Слава Богу, об этом не писали в интернете, а только обсуждали. А вот фейковая новость про «смерть» одного из известных в стране людей попала в интернет. Я читала, и, конечно, это очень неприятно — и это еще мягко сказано. Такие вещи нельзя писать, не проверив тщательно информацию, потому что это добавляет еще больше паники. А у нас люди и так напуганы.

Старший сын Татьяны, Ян, учится в колледже, средние Николай и Стефан — школьники.

— В школе у Коли все — и классная, и дети, и родители — отнеслись к ситуации с пониманием. Никакой паники не было. В классе у Стефана родители поначалу заволновались, но я написала им, что результат теста у детей — отрицательный, что они в больнице. И меня все поняли. Сейчас детей выписали, они здоровы. Но я все же решила не отпускать их на занятия. Они будут какое-то время учиться дистанционно. Решаю все организационные вопросы, связанные с этим.

Татьяна говорит, что не в обиде на соотечественников, которые обвиняли ее в том, что, мол, «привезла в Беларусь коронавирус»:

— Люди просто столкнулись с тем, о чем не знали раньше: такая болезнь и такая ситуация в стране впервые. Это приводит к панике, а фантазия у каждого разыгрывается по-разному. И когда тебя в чем-то обвиняют, это неприятно. Но я не могу за это никого осуждать. Люди ведь беспокоятся за свое здоровье, срабатывает инстинкт самосохранения.

Татьяна признается, что и сама поначалу испугалась:

— Я особо ничего в этой жизни не боюсь. Но здесь у меня тоже сначала была паника. Потому что ситуация коснулась не только меня, но и всей семьи, а также многих людей, с которыми общалась.

Фото: архив Татьяны Ефремовой
Семья Ефремовых. Фото: архив Татьяны Ефремовой

«Меня пообещали искупать в шампанском, когда это все закончится»

Однако хорошего от людей Татьяна получила больше:

— Сплошной поток звонков, писем, сообщений с предложениями о помощи! Звонили знакомые не только из Витебска, но из разных других городов. Обо мне вспомнили даже люди, с которыми жизнь нас давно разбросала. И они тоже хотели помочь, как будто и не прошло столько лет, что мы не виделись. Запомнилось, как друзья из столицы сказали мне: «Таня, когда это все закончится и ты приедешь в Минск — мы искупаем тебя в шампанском!». Спасибо всем за поддержку! Ваши звонки и письма очень помогают. В такие моменты, как сейчас, особо остро понимаешь, насколько в жизни важно взаимопонимание. И ценными становятся самые простые, может быть, даже банальные в обычное время слова.

Татьяна говорит, что следит за новостями про коронавирус, «но без фанатизма»:

— Хорошо, что Минздрав и СМИ информируют людей. Должны быть приняты все необходимые меры, чтобы минимизировать последствия пандемии. Дай Бог, чтобы у нас в стране справились с этим как можно быстрее.

«Очень соскучилась по семье»

У Татьяны раньше хватало проблем и без коронавируса. Она — женщина с непростой жизненной историей. Ее муж перенес пересадку сердца — и не может работать. Он занимается детьми, домом, но в семье зарабатывает только жена. На пятом месяце беременности младшим ребенком Татьяна попала в ДТП. Осталась жива, беременность сохранилась.

Тимофей родился с синдромом Дауна.

— Когда у нас появился особенный ребенок, я прошла все стадии: шок, страх, отчаяние и принятие. Но сейчас я счастливая женщина. У меня прекрасная семья.

Сейчас многодетная мама больше всего мечтает поскорее оказаться дома:

— На такое долгое время я еще ни разу не разлучалась с семьей. Максимум могу быть в отъезде неделю. Поэтому хочу обычных человеческих радостей: семейный завтрак, семейный ужин, совместный просмотр фильма. Хочу почитать со Стефаном, позаниматься с Тимом. Хочу еще раз, уже всем вместе, отметить его пятилетие. А скоро, 11 апреля, у нас день рождения у Коли. Очень сильно по всем соскучилась, всех хочется обнять, поцеловать, просто посидеть с ними рядом. Надеюсь, это скоро случится. Слава Богу, мы все живы, здоровы. Берегите себя!

Использование материала в полном объеме разрешено только медиаресурсам, заключившим с TUT.BY партнерское соглашение. За информацией обращайтесь на nn@tutby.com

-15%
-40%
-40%
-30%
-10%
-10%
-10%
-20%
-30%
-23%
0071582