148 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры

опубликовано: 
обновлено: 
/

Где хоронили детей-сирот, на кладбище «Посеничи» найти сложно. У этих могил нет оград, венков и памятников. Маленькими бугорками они выступают над высохшей травой с одноразовыми ложками вместо крестов. На белом пластике красной акриловой краской выведены цифры, которые обозначают кладбищенский сектор, ряд, место и номер в списке умерших воспитанников Пинского дома ребенка, который составила волонтер Светлана Вдовина. Благодаря ей мы знаем, что под ложечкой с надписью «17 — 32.3.4», например, — то есть в 32 секторе, в 3 ряду на 4 месте — похоронена трехмесячная Полина, которая родилась в июле 2001 года, а умерла в октябре. На кладбище «Посеничи» таких ложечек 42. Каждую волонтеры хотят заменить на крест с табличкой, но для этого им нужно было собрать 2,5 тысячи рублей. И читатели TUT.BY за два часа помогли завершить сбор! Спасибо вам, люди!

Кладбище «Посеничи» — в нескольких километрах от Пинска. В 2015 году его закрыли для новых захоронений. Здесь покоится прах около 25 тысяч человек. Из них 43 — воспитанники Пинского специализированного дома ребенка, которые умерли в период с 1997 по 2013 год. В основном это «отказники» — дети с тяжелыми патологиями, от которых отказались еще в роддоме. Врачи помочь им ничем не могли — и в Пинский дом ребенка их привозили, будем откровенны, доживать.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY
На ложечке цифрами указана информация о секторе, ряде, месте могилы и номер ребенка в списке Светланы Вдовиной

Из 43 могил только над одной есть памятник. Его установили родственники умершего ребенка. Они же за ним присматривают. Другими занимаются все, кто может: родным они не нужны.

— Сами видите, в каком состоянии могилы, — вздыхает волонтер пинского благотворительного общественного движения «С добротой по миру» Мария Кольцына, которая ведет нас по кладбищу. — Тут непонятно, кто похоронен — и похоронен ли вообще.

Вместе с нами в «Посеничи» приехала сотрудница госучреждения, чье имя, должность и место работы называть нельзя. Не потому, что секретно, а потому, что «лучше не надо». Мало ли: вдруг она что-то не так скажет, мы что-то не так напишем, кто-то что-то не так прочитает, а если еще и пользователи форумов, не дай Бог, неправильно откомментируют… Нельзя, в общем. Не надо. А нам очень жаль. Потому что именно эта женщина сделала для этих безымянных детей очень много: лично знала и заботилась о многих из тех, кто здесь похоронен; после их смерти приходила и ухаживала, как могла, за их могилками, чтобы помнить и чтобы помнили. Обо всем этом она могла бы рассказать вам сама, но кто-то где-то решил, что «лучше не надо» — мало ли.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY
Мария Кольцына с коллегами-волонтерами приезжает на уборку сиротских могил

Мы проходим мимо деревянного креста с траурным венком. Это одно из поздних сиротских захоронений. Крест на нем еще не упал, искусственные цветы не унесли собаки, а золотые буквы на похоронной табличке, хоть местами и отклеились, все еще хранят информацию о том, что здесь лежит Дубай Илья Валерьевич. Мальчика, рассказывают волонтеры и причастные, в доме ребенка называли Ильюшкой. Говорят, был он хорошим и симпатичным, но страдал от неизлечимой болезни. Умер 23 декабря 2013 года, в полтора года.

— Об этих детках очень бы хотелось что-то запомнить и рассказать. Но о многих — нечего, они прожили очень мало, — говорит Мария. —  Пришли в этот мир никому не нужные, больные — и ушли.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY
Бугорки с искусственными цветами — сиротские захоронения

«Я зашла — и не знала, где могилы»

За могилой Ильюши над сухой травой возвышаются несколько бугорков с ветками выцветших искусственных цветов и пластиковыми ложками. Так, ложками, сиротские захоронения пометила коллега Марии Светлана Вдовина. Ее два года назад привела на кладбище одна из сотрудниц Пинского дома ребенка.

— Когда я первый раз приехала — шок, — вспоминает Светлана. — Ребенок умер, детская могилка — а все так неаккуратно, неухоженно.

— Состояние могил, конечно, плачевное. Даже несмотря на то, сколько работы уже проделано, — добавляет Мария.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY
Сиротские могилы на кладбище можно узнать по пластиковым ложкам и веткам искусственных цветов

По словам Светланы, два года назад эти могилы были вообще безымянными и ничьими. Поэтому первым делом она решила все систематизировать.

— Мне дали список умерших воспитанников дома ребенка — я пришла сюда. Где-то были какие-то ориентиры, где-то вообще ничего понятно не было. В одном секторе — просто поле.

Но потихоньку она по документам смогла установить точное месторасположение всех детских могил. В каждую Светлана пока вставила пластиковую ложку с координатами захоронения и номером в ее списке умерших детей. Так она знает, чей прах покоится под каждым безымянным бугорком, когда этот ребенок родился и когда умер.

— Сейчас я прихожу на кладбище как волонтер. Лет 15 назад, а может и больше, я как благотворитель, если можно так сказать, не раз была в Пинском доме ребенка. Мы на работе с каждой зарплаты собирали деньги для этих деток. В то время в Доме ребенка не было паллиативного отделения: все были вместе. Я видела этих больных деток. За ними хорошо ухаживали, заботились, все для них делали, но всем было понятно, что они долго не проживут. Это был всего лишь вопрос времени. Но понимаете: больные, умершие — это же дети! Это наши белорусские дети, это наши люди их родили и бросили. Почему они и после смерти никому не нужны? Нельзя так с детьми, — эмоционально говорит Светлана.

«Могилки с каждым годом все сложнее найти»

Несправедливо было бы сказать, что о сиротских захоронениях заботятся только волонтеры — нет, это делают все, кто может. Порядок на могилах наводят и работники Пинского дома ребенка, рассказывает TUT.BY его заведующая Анжела Коваль. Хотя формально в обязанности сотрудников учреждения это не входит, люди минимум раз в год приезжают на кладбище, чтобы убрать траву, сорняки, положить на холмики цветы и игрушки.

Коммунальщики, на балансе которых находится кладбище «Посеничи», говорят, что и они по возможности наводят порядок на сиротских могилках.

— Как правило, за могилами ухаживают родственники умерших. В этом случае [с могилами сирот] есть определенные вопросы. В принципе, все эти вопросы и затраты мы берем на себя. Учитывая ограниченность бюджета, уход выполняем к определенным датам. Например, ближе к Радунице наводим порядок на кладбище. Мы же понимаем, что все кладбище под нашей ответственностью, — говорит генеральный директор ЖКХ Пинска Юрий Рыбак.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Ну и волонтеры общественного объединения «С добротой по миру» убирают «Посеничи». В этом году они решили пойти дальше и открыли сбор средств на благоустройство сиротских могил. Деньги планируют потратить на изготовление и установку крестов с похоронными табличками, на которых будут указаны имена детей и даты их жизни.

«Это единственный способ сохранить память о некогда живших малышах. Мы не можем с равнодушием смотреть, как могилки с каждым годом становится все сложнее найти. Ведь опознавательные знаки, которые там есть сейчас, быстро приходят в негодность», — указано в объявлении о сборе средств на краудфандинговой платформе. Он уже завершен (благодаря читателям TUT.BY).

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Волонтеров поддержали в Пинском горисполкоме. Местные власти помогли распространить информацию о сборе средств и нашли предприятие, которое сможет быстро и гарантированно выполнить заказ, сообщила начальник отдела идеологической работы и по делам молодежи Пинского горисполкома Валентина Кулак.

Всего ребятам надо было 2,5 тысячи рублей. Городское предприятие, оказывающее ритуальные услуги, посчитало им смету: 42 креста — 1720 рублей, 42 похоронные таблички — 630 рублей. Комиссия краудфандинговой платформы с каждого платежа — 6%.

На момент публикации этого текста они собрали 855 рублей. Оставалось около 1700. Если бы каждый из тех приблизительно 100 тысяч человек, которые прочитают этот текст, дал ребятам хотя бы 2 копейки, то над могилками Полины, Ильюши и еще минимум 40 малышей появятся кресты с именами, а не ложки. Наши читатели справились за пару часов — спасибо!

— А вдруг их когда-нибудь будут искать родители или другие родственники? — все еще надеется волонтер Мария.

Использование материала в полном объеме разрешено только медиаресурсам, заключившим с TUT.BY партнерское соглашение. За информацией обращайтесь на nn@tutby.com

-20%
-21%
-20%
-30%
-30%
-20%
-30%
-25%