Светлана Головкина /

В Бобруйске вынесли приговор 71-летнему Александру Коваленко, которого обвиняют в распространении наркотиков. Судья Ольга Головнева
посчитала вину пенсионера доказанной как минимум по одному из эпизодов, которые ему вменяли, и назначила ему наказание в виде лишения свободы на срок 6 лет в колонии усиленного режима.

Фото: Мирон Климович, TUT.BY
Фото: Мирон Климович, TUT.BY

Все о деле Коваленко можно прочесть здесь:

Пенсионера осудили по 3-й части ст. 328 УК — за «незаконный сбыт… особо опасных наркотических средств, психотропных веществ». Речь, напомним, идет о метадоне.

Во время чтения приговора стало понятно, что из обвинения исключен эпизод со смятой сигаретной пачкой — после которого пенсионера задержали. Суд посчитал, что по нему «невозможно сделать выводы о виновности».

По словам Александра Коваленко, в октябре 2019 года он вышел, как обычно, утром погулять, возле калитки увидел пустую скомканную пачку от сигарет, поднял ее, чтобы выбросить в контейнер возле магазина, но дойти до него не успел: мол, двое набросились на него со спины, скрутили и увезли в ИВС. В этой сигаретной пачке якобы нашли бумажку, пропитанную смесью метадона и димедрола — 0,0047 грамма.

Зато, как стало понятно из приговора, свидетель Бараненко (один из двух, какой именно — неясно), который в суд не явился и, похоже, именно его опрашивали онлайн в закрытом режиме, утверждает, что пять лет покупал у Коваленко метадон.

Материалы оперативного учета суду предоставлены не были.

По эпизоду с «контрольной закупкой» метадона суд посчитал вину пенсионера установленной. Ему назначено наказание в виде лишения свободы на срок 6 лет в колонии усиленного режима, суд обязал его вернуть 440 рублей, якобы полученные в ходе «контрольной закупки», и заплатить за экспертизу вещества 280,5 рубля. Под арестом оставили телевизор и два смартфона.

Напомним, что последние два заседания Коваленко в зал приходилось вносить: в знак протеста идти в суд самостоятельно он отказывался, мотивируя это тем, что здесь нарушаются его права.

После приговора обвиняемый заявил:

— Выносить из зала суда меня не надо, я хочу пройти через это беззаконие на своих ногах.

Родственники Коваленко уже заявили, что будут обжаловать приговор. У них есть на это 10 дней.

Фото: Мирон Климович, TUT.BY
Фото: Мирон Климович, TUT.BY

Напомним, гособвинитель Александр Дмитриев в прениях заявил, что считает вину пенсионера в сбыте особо опасных психотропов (ч. 3 ст. 328 УК) доказанной. По его мнению, она подтверждается «показаниями свидетелей и материалами проверочной закупки». Прокурор просил дать обвиняемому 6 лет усиленного режима и оставить под арестом ранее арестованное имущество — это автомобиль, телевизор, два смартфона. Также обвинение просило назначить ему штраф в 810 рублей и обязать вернуть 440 рублей, которые были якобы получены Коваленко во время «контрольной закупки» наркотиков.

Адвокат пенсионера Людмила Аднамах заявляла, что вина Коваленко не доказана, в деле есть много противоречий. Защита просила признать его невиновным и освободить в зале суда. В пользу обвиняемого, по ее словам, говорит отсутствие наркотиков в доме во время обыска, отсутствие их следов в смывах рук после задержания. По мнению защиты, не установлено, где и когда Коваленко покупал наркотики, а меры защиты свидетелей она считает необоснованными.

— Защита не исключает, что был факт оговора со стороны свидетелей.

Фото: Светлана Головкина, TUT.BY
Фото: Светлана Головкина, TUT.BY

Обвиняемый Александр Коваленко в последнем слове заявил, что «суд растоптал его право на защиту»: мол, ни одно его ходатайство не было удовлетворено.

Также он говорил, что «сомневается в наличии аудио- и видеоматериалов, которые подтверждают «контрольную закупку». Те, кто якобы проводил закупку, имели возможность, по его мнению, «манипулировать данными». «Пока они [данные] не будут обнародованы и исследованы, нельзя вести речь о вине человека», — заявил пенсионер.

— Я невиновен — меня подставили опера, — так закончил Коваленко свое последнее слово в суде.

С чего все началось?

В 2004 году по подозрению в убийстве военного пенсионера в Бобруйске был задержан 19-летний Игорь Коваленко. В 2005 году суд признал его виновным и назначил наказание в виде 25 лет лишения свободы. Родители в виновность сына не верили и начали бороться. После удовлетворения кассационной жалобы и амнистии срок заключения был сокращен до 17 лет — мужчина должен выйти на свободу через полтора года.
Отстаивая интересы сына, супруги несколько раз устраивали одиночные пикеты в Минске.

В 2006 году 58-летнего на тот момент Александра Коваленко задержали и обвинили в торговле наркотиками. Мужчина был осужден на 9 лет, пробыл в колонии 3 года и 2 месяца. Валентине Коваленко удалось добиться пересмотра дела, было несколько судов, которые каждый раз уменьшали срок заключения. В 2009 году Александр Яковлевич вышел, а в феврале 2010 года был признан незаконно осужденным из-за недоказанности в совершении преступления.

Сейчас во всех документах Александр Коваленко фигурирует как ранее не судимый.
Однако годы в колонии и переживания за сына не прошли даром: мужчина перенес два инфаркта. После второго Александр Яковлевич уже на акции протеста не выходил, Валентина Михайловна же в прошлом году дважды стояла у Администрации президента — в феврале и августе 2019-го. За последнюю акцию Валентину Коваленко оштрафовали на 510 рублей.

В октябре прошлого года Коваленко был повторно задержан сотрудниками милиции, пенсионеру вновь предъявлено обвинение в сбыте наркотиков.

Как следует из письма Александра Коваленко жене (ни одного свидания в СИЗО ей не дали), в октябре 2019 года он вышел, как обычно, утром погулять, возле калитки увидел пустую скомканную пачку от сигарет, поднял ее, чтобы выбросить в контейнер возле магазина, но дойти до него не успел.

— Пишет, что двое набросились на него со спины, скрутили и увезли в ИВС. В этой сигаретной пачке якобы нашли бумажку, пропитанную смесью метадона и димедрола — 0,0047 грамма. В постановлении указано, что при задержании эту пачку муж выбросил.

Больше при себе, как указано в протоколе задержания, у него ничего не было.

По словам жены Валентины, семья живет возле реки и мимо дома к берегу постоянно ходят отдыхающие, оставляют очень много мусора под забором. «Поэтому мы уже привыкли поднимать пустые бутылки, пачки, обертки, когда выходим за калитку, и выбрасывать в ближайший контейнер».

Жена Александра Яковлевича уверена, что дело о наркотиках сфальсифицировано, чтобы остановить активистов-правдолюбов.

Использование материала в полном объеме разрешено только медиаресурсам, заключившим с TUT.BY партнерское соглашение. За информацией обращайтесь на nn@tutby.com

-50%
-50%
-10%
-10%
-10%
-50%
-10%
-40%