TUT.BY в Telegram
Выборы-2020
Коронавирус


/

В середине января 2020 года под Гродно неизвестный расстрелял 55-летнего Александра Пресняка, бизнесмена, одного из акционеров гродненской перчаточной фабрики «Акцент», а также владельца различной коммерческой недвижимости в областном центре. Насколько известно TUT.BY, личность нападавшего пока не установили и никого не задержали. Гродненцы же сразу вспомнили о другом дерзком убийстве, которое произошло в Гродно в 1993 году. В сентябре около своего дома на улице Островского был убит первый губернатор Гродненской области в независимой Беларуси 60-летний Дмитрий Арцименя. Убийство чиновника такого ранга — событие громкое и резонансное. Ни раньше, ни позже ничего подобного в новейшей истории нашей страны не случалось. Убийство председателя Гродненского облисполкома не раскрыто до сих пор — ни исполнитель, ни заказчик так и не были найдены.

Фото: ostrovets.by
Дмитрий Арцименя. Фото: ostrovets.by

Дмитрий Арцименя родился 28 сентября 1932 года в крестьянской семье в деревне Стайки Барановичского района. Окончил Пинский гидротехникум, потом — Минскую партийную школу. Работал старшим раймелиоратором, затем на комсомольской и партийной работе. В 1964 году переехал в Свислочь, избирался председателем Свислочского райисполкома, затем — первым секретарем Островецкого райкома партии, в 1977−1981 годах — заместитель председателя Гродненского облисполкома, в 1981−1983 годах — секретарь Гродненского обкома КПСС, с 1983 года — председатель Гродненского облисполкома. 4 марта 1990 года Дмитрия Арцименю выбрали народным депутатом. 20 сентября 1993 года Арцименя был убит.


Политолог Александр Федута в своей статье «Провинциальные саги: Гродно» писал, что Арцименя пользовался большим авторитетом среди депутатов Верховного Совета Беларуси 12-го созыва.

«Члены проправительственного объединения „Беларусь“ ласково называли его „батькой“. Когда он подходил к микрофону, парламентское большинство затихало и вслушивалось в смысл сказанного его скрипучим резким голосом», — писал Федута.

Арцименю даже рассматривали, как одного из кандидатов на пост председателя Верховного Совета Беларуси вместо Станислава Шушкевича. Не вышло.

20 сентября 1993 года Арцименя был убит. У него осталось двое сыновей и вдова — Галина Афанасьевна.

Фото: TUT.BY
Газета «Пагоня». Фото: TUT.BY

«Горад поўніцца чуткамі па самыя берагі»

О том, что в Гродно произошло убийство губернатора, гродненцы узнали сразу: поползли слухи, а версии произошедшего множились день ото дня.

«Горад поўніцца чуткамі па самыя берагі. Пацьвердзіць альбо абвергнуць іх пакуль немагчыма і ці будзе магчыма наогул. Пра злачынства гавораць у крамах, кабінетах, у тралейбусах, на кухнях. Гісторыя вымалёўваецца надзвычай дэтэктыўная з белым альбо чырвоным БМВ, альбо „Мэрсэдэсам“. Аднак трэба прызнаць, што сёння зразумела толькі тое, што справа гэтая вельмі і вельмі цёмная», — писала 25 сентября 1993 года гродненская оппозиционная газета «Пагоня».

Чуть более подробно о том, что произошло около дома губернатора 20 сентября 1993 года, писал Александр Федута в своей статье «Его звали Батька» («БДГ. Для служебного пользования», № 4 за 03.05.2002 года).

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY
Дом, где жила семья губернатора. Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Вечером того дня Арцименя собрался на дачу, которую строил за городом уже несколько лет.

«Он спешил, словно чувствовал, что времени осталось мало. Воскресенья проводил там. В отпуске разрывался между дачей и работой. <…> В воскресенье вечером, 20 сентября, Арцименя снова собрался на дачу: „Мать, давай рассаду отвезу!“ Взял ящик с рассадой, вышел во двор. Долго возился. Жена, которая обычно провожала его до калитки, в этот раз из дома не вышла: невестка ждала ребенка, и вся женская работа легла на плечи Галины Афанасьевны. И вдруг услышала стук в дверь, и страшный тяжелый стон за ней. Открыла дверь. Захлебывающийся кровью гродненский губернатор рухнул в дом. Скорая приехала не сразу. Представители следствия, снимая на пленку место происшествия, старались, как вспоминает семья, снимать не столько двор, где все произошло, сколько шкафы и серванты в жилых комнатах. Ящичек с рассадой, который Дмитрий Константинович поставил рядом с калиткой (не для того ли, чтобы поздороваться с кем-то и поговорить?), в суматохе сдвинули с места…»

Фото: TUT.BY

Дмитрий Арцименя был убит из пистолета иностранного производства одним выстрелом. Пуля пробила легкое, задела сердце. Губернатор умер через несколько минут. Было 21.10. Убийца скрылся.

Дом, где жил председатель облисполкома, находится в тихом старом районе города. Никто из соседей ничего не слышал, вроде бы кто-то заметил убегающего мужчину. Другие говорили, что от коттеджа отъехала иномарка. Однако момент самого убийства никто не видел, киллера точно описать тоже никто не смог: в то время улица Островского была тихой, с большими деревьями, вечерами здесь было очень темно.

На похоронах присутствовали первые лица государства

Попрощаться с покойным губернатором люди смогли 23 сентября в здании областного совета депутатов. Соболезнования выражали митрополит Филарет, воевода Белостока и его команда, глава белорусского правительства Вячеслав Кебич, спикер парламента Станислав Шушкевич, а также представители различных белорусских министерств, хозяйств и предприятий.

Фото: TUT.BY

Печальное событие осталось в памяти многих горожан. Гроб с покойным губернатором пронесли по Советской улице, где заранее выстроили школьников из близлежащих школ, вручив им гвоздики, которые дети должны были бросать на брусчатку перед процессией. Сотрудники организаций, располагавшихся на главной улице города, наблюдали за всем сверху — с балконов старых зданий. За гробом шли представители местной власти и организаций, траурные мелодии играл оркестр.

Чтобы попрощаться с губернатором, горожане выстраивались в очередь. Очень быстро около здания облисполкома собралось достаточно большое количество людей.

На похоронах присутствовали Вячеслав Кебич, Станислав Шушкевич, депутаты Верховного Совета и другие должностные лица.

Похоронили Дмитрия Арцименю на городском кладбище «Секрет» на проспекте Космонавтов.

Фото: TUT.BY
Газета «Гродненская правда». Фото: TUT.BY

Тем временем следствие по факту убийства губернатора продолжалось. Сразу же было возбуждено уголовное дело по статье «Терроризм».

В государственной прессе расследование не освещалось. Зато в газете «Пагоня» через месяц после трагедии появилась большая, почти на полосу, статья «Палітычнае забойства ці ахвяра мафіі», где автор попытался разобраться в причинах случившегося.

Во-первых, он упомянул о том, что в домашнем сейфе покойного следователи нашли около 30 тысяч долларов. На одном из заседаний Станислав Шушкевич, говорят, очень удивился такой сумме и заявил, что ему надо было бы работать около 30 месяцев, чтобы собрать такие деньги.

Во-вторых, автор статьи анализировал слухи, которые тогда циркулировали по городу. Говорили, что Арцименя якобы разошелся с женой и откупился от нее, подарив ювелирный магазин на улице Карла Маркса. А еще, якобы у Арцимени была недвижимость в Польше и шикарная вилла под Гродно (наверное, та самая недостроенная дача, куда собирался перед своей смертью губернатор). Еще при жизни губернатор судился с местными изданиями, которые опубликовали статьи о том, что в собственности у губернатора есть недостроенный роскошный коттедж. Доказывал, что кроме старого дома на Островского, ничего у его семьи нет.

В интервью газете «Пагоня» в 1993 году вдова Дмитрия Арцимени опровергала слухи.

— Не было никакого развода, — говорила она изданию. — Мы вместе прожили 36 лет, и все у нас было хорошо. 22 сентября планировали вместе с мужем поехать во Францию. Но вместо Парижа он оказался на городском кладбище. Да и ювелирным магазином не владею — только работаю там.

В подтверждение своих слов женщина показывала журналисту документы, по которым ювелирный магазин и правда принадлежал российскому бизнесмену. А роскошная дача оказалась небольшим деревянным домиком в одной из деревень около Гродно. Его и строил Дмитрий Арцименя. Туда он собирался 20 сентября 1993 года.

Уже после смерти вдова Дмитрия Арцимени обменяла дом на четырехкомнатную квартиру — и переехала туда.

Сын губернатора рассказывал изданию, что после смерти отца семья живет в страхе — спят в одежде, прислушиваются к каждому шороху. Младшему сыну пришлось на время оставить учебу в медуниверситете: надо было обеспечивать семью.

Версии: «фосфорное дело» и спорный никель

Тем временем в городе упорно ходили слухи, что поводом для заказного убийства стало так называемое фосфорное дело: якобы губернатор не пропустил российский транспорт с фосфором через границу — и поплатился жизнью.

Фото: TUT.BY

Об этом в своей книге «Узники Пищалова замка» упоминал и бывший пресс-секретарь Верховного суда Беларуси Славомир Антонович.

«Следователи сразу же вытащили из архива „фосфорное дело“. Еще за два месяца до убийства в Свислочском районе Гродненской области на границе с Польшей было задержано 20 железнодорожных цистерн с желтым фосфором стоимостью более миллиона долларов США. Груз был конфискован, и „принципиальный“ губернатор якобы решил, что дальнейшую судьбу товара должен определить суд Октябрьского района Гродно. Действительно, по слухам, за это мафия могла рассчитаться с председателем облисполкома. Но уже после убийства Арцимени стало известно, что акция по вывозу желтого фосфора за границу была тщательно подготовлена в Минске людьми, имевшими связи в тогдашнем правительстве всесильного Вячеслава Кебича, с которым Арцименя вряд ли бы стал ссориться», — написано в книге.

Кстати, груз все-таки вывезли за границу. Областные власти передали фосфор одному гродненскому совместному предприятию, у которого была лицензия на экспорт такого сырья.

Славомир Антонович также упоминает другое дело — никелевое:

«В начале лета из Санкт-Петербурга в Калининград отправились четыре грузовые машины со 134,5 тонны листового никеля. Отправитель — частное предприятие „Дубль“, получатель — частное предприятие „Джанис“. Сопровождал груз, оцениваемый в 700 тысяч долларов, коммерческий директор совместного предприятия „Евро СПВ“ И. Ганжа».

Машины ехали через Беларусь. Въехали в нашу страну в Витебской области и должны были выехать через «Котловку», однако здесь их задержали. Таможенники выяснили, что фирм, которые были указаны в накладных, якобы не существует. Суд Островецкого района вынес решение никель конфисковать. Сопровождающие с этим не согласились и подали заявления в Гродненский областной суд, который оставил решение нижестоящей инстанции без изменений. Дело дошло до Верховного суда Беларуси — и было направлено обратно в Островец. Там выяснилось, что российские фирмы все-таки существуют, никель принадлежит России, а транзит через Беларусь проходил по правилам. Представители российских фирм через два дня после решения суда появились в Островце. Но на базу, где хранился спорный груз, приехали сотрудники милиции и запретили забирать металл, хоть россияне показывали и документы, и решение суда. В итоге гостям из соседней страны пришлось подчиниться. Дальше были жалобы и заявления, груз то решали вернуть россиянам, то прокуратура писала протесты. В итоге никель из Островца доставили в Гродно — однако за время споров куда-то пропало чуть больше тонны металла.

«Владельцы, посредники, адвокаты пытались пробиться на прием к председателю Гродненского облисполкома Дмитрию Арцимене. Ему, а также в столицу Беларуси, руководству республики, якобы звонил мэр Санкт-Петербурга Анатолий Собчак. Тем не менее прошения о возврате груза владельцам настойчиво отклонялись. Обьяснялось это тем, что судебные решения будут пересматриваться. И, наверное, нервы у „хозяев груза“ не выдержали…» — пишет Славомир Антонович.

О перевозке цветных металлов упоминает и Александр Федута:

«Тормознули на границе эшелон с цветным металлом. Шел он из Петербурга, документы были оформлены ненадлежащим образом. Из Питера позвонил Собчак, долго отчитывал гродненского «коллегу». Арцименя выслушал, ответил что-то резкое, положил трубку. Потом написал письмо зампреду белорусского Совмина Станиславу Брилю с просьбой часть средств от данного конфиската передать для реконструкции «Азота».

Связаны ли истории с фосфором и никелем с убийством губернатора, проверяло следствие.

Подозреваемые: борисовский «авторитет», адвокат россиян и бизнесмен

Оперативно-следственную группу возглавляли начальник УВД Гродненского облисполкома генерал-майор милиции Федор Гудей и начальник областного управления КГБ Леонид Терещенко. Следствие велось по нескольким версиям.

Например, сначала выдвигалась политическая версия. На допросы вызывались представители оппозиции.

Потом следователи разрабатывали коммерческо-криминальную, согласно которой Дмитрий Арцименя стал жертвой мафии.

По подозрению в преступлении был задержан один из адвокатов россиян — тех, что были участниками «никелевого дела». Но через шесть суток он был отпущен на свободу.

Также следователи вышли на след одного из предполагаемых убийц. Подозревали одного из борисовских «авторитетов» Олега Гуриновича, который якобы в сентябре 1993 года был в Гродно. Задержали его в Санкт-Петербурге, однако доказать причастность к убийству гродненского губернатора не смогли. Выпустили через полтора года, так и не предъявив обвинение.

В книге российского журналиста и главного редактора информационно-аналитического Агентства журналистских расследований (АЖУР) Андрея Константинова «Коррумпированный Петербург: документальные очерки» говорится еще об одном подозреваемом в убийстве Арцимени, вернее — в его организации.

Так, автор книги рассказывает, среди прочего, о контрабанде того самого никеля, автомашины с которым шли через Беларусь. Приводит и имя хозяина того груза — некий капитан третьего ранга Евгений, который в лихие 1990-е организовал не совсем законную перевозку никеля. Его арестовали в Петербурге через два месяца после убийства гродненского губернатора. Подозреваемый провел в следственном изоляторе 10 суток и также был отпущен.

«Работники петербургских правоохранительных органов описывают эту историю так. <…> Некая петербургская фирма «Дубль» регулярно отправляла автоколонны с цветными металлами в Калининград через Белоруссию в Литву. Понятно, что до Калининграда ничего не доходило, металлы неизменно растворялись в Литве. <…> В июне 1993 года одна из колонн была целиком задержана работниками Гродненской таможни. Контрабанда была налицо, металл решили конфисковать. Однако Женя обратился в суд города Гродно, у него были хорошие адвокаты, и все шло к тому, что металл будет обращен в пользу Жени, а не белорусского бюджета. И тогда председатель Гродненского облисполкома Дмитрий Арцименя стукнул кулаком по столу и принял волевое решение металл не отдавать, а реализовать его, как и предполагалось, в пользу бюджета. <…> Тем самым Дмитрий Арцименя подписал себе смертный приговор. Впрочем, у нас имеется информация о том, что его волевое решение было не более чем вспышкой эмоций: гродненский суд к моменту убийства уже принял решение о возврате металла Жене и его коллегам. Однако заказ был сделан, а оперативной связи с киллером у контрабандистов не было. После этого случая данный контрабандный канал перестал действовать, потому что моряк Женя и его люди старались больше на территории Белоруссии не показываться».

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY
Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Убийство Гродненского губернатора вот уже 27 лет остается нераскрытым. Кто и за что убил Дмитрия Арцименю — по-прежнему тайна. Идет ли сейчас какая-то работа по делу об убийстве гродненского губернатора — неизвестно. В Следственном комитете нам рассказали, что эта структура, созданная в 2011 году, не является преемником по данному делу.

Семья Дмитрия Арцимени отказалась встречаться с TUT.BY.

Использование материала в полном объеме разрешено только медиаресурсам, заключившим с TUT.BY партнерское соглашение. За информацией обращайтесь на nn@tutby.com