В январе этого года у 11-месячной Мирославы Дыдышко из Пинска обнаружили ВИЧ. После этого проверили всю семью: маму, папу и четверых братьев. У всех результат отрицательный. Мама девочки Светлана обратилась в Следственный комитет с требованием провести проверку. Сейчас в обстоятельствах заражения ребенка ВИЧ разбираются следователи и комиссия Минздрава.

Со Светланой Дыдышко мы встречаемся у нее в квартире в Пинске. В субботу днем дома были мама, бабушка и четверо пацанов, которые четвертую неделю ждут возвращения Мирославы домой. Она — самый младший ребенок в семье и единственная девочка. Самому старшему — Диме — 11 лет. Дальше идут девятилетний Сережа, восьмилетний Даник и Герман, которому 3,5 года.

— Они сестру очень любят. Она с ними играет. Только увидит кого-то из них и сразу ползет, — объясняет мама.

В просторном зале кроватка Мирославы стоит у стены. Она пустует с конца января, когда малышку госпитализировали в детскую инфекционную больницу в Минске. Первое время с дочкой лежала Светлана. Потом ее сменил муж, а мама вернулась домой смотреть за другими детьми.

Светлана каждый день созванивается с супругом и регулярно получает фотоотчеты по мессенджеру. На первых больничных фотографиях Мирослава выглядит немного растерянной, на поздних — улыбается.

— Мужу с ней легче, — рассказывает Светлана, — он ее видит. Когда он дома, он ходит и не знает, куда себя деть.

— Плачет, — подсказывает маме Даник.

— Как сейчас Мирослава?

— Лучше. Анемию уже вылечили. У нее еще отит был. Сейчас терапия. Ждем на следующей неделе анализы будут брать. Уменьшилась ли у нее вирусная нагрузка, помог ли ей препарат… Если помог, то, надеемся, выпишут. Уже дома будем лечиться.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY
Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

«С октября мы начали болеть, болеть и болеть»

Мирослава появилась на свет 28 февраля прошлого года. Роды были проблемные: малышке сломали ключицу, рассказывает Светлана. Девочку положили в городскую детскую больницу, а маму — нет.

— Ее перевели в детскую больницу. Там она пролежала три недели. Меня с ней не положили потому, что я городская. Госпитализируют с ребенком только районных, городских — нет, — рассказывает Светлана.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY
Кроватка Мирославы

Мама заходила к дочери через день. Чаще не могла, так как нужно было заботиться еще о мальчишках, объясняет женщина. Грудью мама дочь не кормила, так как плохо себя чувствовала.

— Она «искусственница». В роддоме я ее кормила, и она была у меня под присмотром, а в детской больнице — без. Я к ней ходила через день. Ее выписали, я посмотрела анализы, все хорошо, гемоглобин в норме. Нет проблем.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY
Мирослава — пятый ребенок в семье и единственная девочка

В августе девочку госпитализировали из-за сыпи. Ребенок прошел курс лечения. Когда состояние Мирославы улучшилось, ее забрали домой. На момент выписки анализы у нее были хорошие. Девочка побыла дома несколько недель, а потом вновь заболела.

— С октября мы начали болеть, болеть и болеть. У нее была анемия. Нас направили в Брест к гематологу. Там мы сдали анализы: гемоглобин низкий, СОЭ высокая, — рассказывает Светлана.

Мирославе назначили курс лечения и отправили домой. Лечение не помогало. По словам Светланы, в январе у дочери начались судороги. Мать вызвала скорую, и их опять забрали в больницу. Девочке сделали тест на ВИЧ, который показал положительный результат. На сегодняшний день девочка четыре раза сдавала анализы. Результат один и тот же.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY
Даник (слева) и Сергей

— Для нас это был шок, — вспоминает Светлана. — Дней пять не могли отойти. Муж вообще не ел, в истерике был. У меня тоже. Еще и судороги случились у Мирославы. Я вызвала скорую, потому что не знала, что с ней делать. В воскресенье нас положили в больницу, в понедельник мы пролежали в Пинске, дочь обкапали, а во вторник нас уже отправили в детскую инфекционную больницу в Минск.

После обнаружения ВИЧ у Мирославы тесты сдала вся семья Дыдышко. Однако ни у родителей, ни у четверых братьев Мирославы вируса не обнаружили.

— У меня муж каждый год сдает эти анализы на медкомиссии. Когда на учет по беременности становились, тоже сдавали тесты: и я, и муж. Все отрицательно. Дети все здоровы. Как такое могло произойти?! Дочь в роддоме я к груди приложила только на вторые сутки потому, что у меня состояние было тяжелое. И все. Я ее кормила только до больницы. Меня выписали на шестые сутки после родов, а ее уже увезли в больницу. Дальше она была только на искусственном, — рассказала Светлана.

Раньше в семье жила собака. После обнаружения ВИЧ у Мирославы Светлана решила ее отдать, так как им сказали, что наличие домашних животных нежелательно.

— Вот еще кошку нужно пристроить, — вздохнула мама.

— Нет… Кошку не надо, — запротестовал восьмилетний Даник.

— Не дай Бог она ее поцарапает… Сами поймите… Еще и эти четверо здесь.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY
Старший сын Дима — ученик пограничного класса, младший Герман еще ходит в садик

«Пускай придут и всех проверят»

Мама считает, что ее дочь заразилась ВИЧ в больнице. Об этом она написала в заявлении, которое направила в Следственный комитет с требованием провести проверку:

«Моя дочь, Дыдышко Мирослава Ивановна, получила диагноз "ВИЧ-инфицированная". Считаю, что это произошло по халатности врачей. Так как при проверке у всей моей семьи анализы были отрицательные. Дело в том, что моя дочь, Дыдышко Мирослава Ивановна, длительное время находилась на стационарном лечении в детской больнице города Пинска. Поэтому считаем, что заражение моей дочери ВИЧ произошло в больнице».

Бытовую версию заражения дочери Светлана исключает. У нее нет ВИЧ-позитивных ни среди друзей, ни среди родственников.

— Пускай придут и всех проверят. Ни у кого нет, — заявляет женщина.

Добиваться правды о заражении дочери родители намерены до конца:

— Мы не оставим это. Это произошло не по нашей вине. Мне просто дочку очень жалко. Она маленькая еще. Ходить даже не может… Может, мы все-таки добьемся справедливости.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY
Младший Герман

«Мы должны все обследовать»

Сейчас в обстоятельствах заражения Мирославы разбираются следователи. Возбуждено уголовное дело по ч.2 ст. 162 УК.

«В ходе расследования предстоит выяснить, при каких обстоятельствах ребенок был заражен указанным вирусом. Следователи допрашивают свидетелей, медицинских работников, изъята медицинская документация, которая будет детально проанализирована и приобщена к материалам уголовного дела», — сообщили в Следственном комитете.

В причинах произошедшего также разбираются городская и областная медицинские комиссии. С 17 февраля к расследованию подключатся специалисты Минздрава, сообщил на своей странице в соцсетях помощник заместителя председателя Брестского облисполкома Евгений Викторович.

«Пинск является территорией с повышенным уровнем заболеваемости ВИЧ-инфекцией. Показатель заболеваемости в Пинске в четыре раза превышает областной уровень», — добавил представитель облисполкома, отметив, что по результатам работы комиссий будут сделаны соответствующие выводы и приняты меры реагирования.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY
Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Ситуацию также прокомментировал и главврач Пинской детской больницы Николай Телятицкий. В беседе с порталом «Медиа-Полесье» он сообщил, что администрация больницы сама заинтересована в разрешении этой ситуации, потому что никому не хотелось бы пережить такое: ни сотрудникам учреждения, ни родителям других детей.

Он также рассказал «Брестской газете», что нельзя исключать социально-бытовые моменты и даже криминальный характер заражения ВИЧ.

— Поэтому мы должны все обследовать, чтобы объективно подойти к изучению вопроса, — сказал Николай Телятицкий.


«Без лечения смерть будет весьма неприятная». Понятным языком рассказываем о ВИЧ


В республиканском общественном объединении «Люди ПЛЮС», которое объединяет людей, затронутых проблемой ВИЧ, о случае Мирославы знают.

— Единственное отличие (детей с ВИЧ. — TUT.BY) заключается в том, что ребенок будет принимать необходимые препараты и проходить более тщательное обследование, чем остальные дети. Я знаю детей, которые рождены с ВИЧ, они занимаются спортом и даже мастерами спорта являются. У ребенка никаких не должно быть ограничений по его диагнозу. Если будет хорошо идти терапия и соблюдаться все рекомендации врача, то ребенок будет жить точно так же, как и все остальные дети, подростки, молодые люди и взрослые, — сообщила TUT.BY председатель правления РОО «Люди ПЛЮС» Татьяна Журавская.

Использование материала в полном объеме разрешено только медиаресурсам, заключившим с TUT.BY партнерское соглашение. За информацией обращайтесь на nn@tutby.com

0072330