/ /

Пластический хирург Дмитрий Ладутько показывает в своем Instagram видео. На нем женская рука, сгибаются и разгибаются пальцы. Сложно поверить, что когда пациентку привезли к врачам, кончики ее пальцев принесли отдельно от ладони — женщина резала мясо и отрубила их. Таких историй в практике врача много. О том, как восстанавливают грудь после удаления опухоли, как пришивают пальцы и руки, делают пластику носов и ушей, микрохирург Минской областной клинической больницы и пластический хирург клиники «АнтесМед» Дмитрий Ладутько подробно рассказывает в соцсетях. И публикует фото операций, чтобы «повысить осведомленность пациентов».

Предупреждение: в тексте есть слишком реалистичные фотографии операций.

Мы встречаемся с Дмитрием в клинике после работы, и он сразу вводит нас в курс дела, объясняя разницу между реконструктивной хирургией и эстетической. И если для реконструктивного хирурга важно восстановить отрубленную руку и сделать так, чтобы она работала, то есть не потеряла свой функционал, то в эстетической хирургии основной упор на красоту, хотя и здесь о функциях части тела никто не забывает. Микрохирурги помогают трансплантологам, онкологам, травматологам. Например, онкологи вырезали опухоль, но человеку сложно жить без нижней челюсти, плеча, руки. И задача хирургов, которые делают реконструкцию, эти части тела восстановить.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

«Женщине нижнюю челюсть сформировали из малоберцовой кости»

— Видела в вашем Facebook фотографии реконструкции нижней челюсти у пациентки после рака. Чем особенна эта история?

— В реконструктивной хирургии все операции сложные и высокотехнологичные. У этой пациентки был рак нижней челюсти, и после онкологической операции ей понадобилась помощь микрохирургов. Бывает, что такие операции делают за один раз: сначала онкологи удаляют опухоль, а затем мы реконструируем, но случается, что это и отсроченные операции — к нам пациенты попадают через некоторое время. Допустим, это бывает, когда у человека высокоагрессивный рак и после удаления опухоли нужна лучевая терапия, значит, к нам на реконструкцию он попадет через некоторое время.

Онкологи удалили пациентке нижнюю челюсть и сделали костную пластику, взяв участок крупной кости и сформировав из него временную челюсть. Но кость там не питалась сосудами и была инородным элементом. Мы же затем удалили эту мертвую кость, а нижнюю челюсть сформировали из малоберцовой кости, которая с помощью микрохирургии осталась с кровоснабжением. Малоберцовая кость — это маленькая косточка на голени, которая по сути не нужна человеку для опоры, он может ходить и без нее. Операцию мы делали вместе со стоматологом, который сразу же имплантировал пациентке зубы. У нее сейчас все в порядке, и ей очень повезло, что опухоль была неагрессивная.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— После какого рака чаще всего к вам попадают пациенты на реконструкцию?

— Это может быть рак любой локализации. Например, недавно мы оперировали молодого парня, ему 24 года. Онкологи удалили ему злокачественную опухоль кости в плече, а мы вместо удаленного элемента поставили малоберцовую кость.

— На какую реконструкцию могут рассчитывать женщины после удаления груди?

— Мы реконструируем молочные железы с помощью мягких тканей пациенток — это мягкие ткани живота, спины… То есть мы вырезаем ткани на животе и переносим их в область молочных желез: грудь выглядит красиво, она мягкая на ощупь, а не просто шарик под кожей. И такие операции женщинам после лечения рака молочной железы в Беларуси делаются бесплатно.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

👨🏼‍⚕ [Осторожно, контент в серии может шокировать!] История реплантации дистальных фаланг пальцев после травматической ампутации. Больше о реконструкции на моей отдельной страничке @dr.ladutko.rec ⠀ ❓ Опрос: Как думаете, что сложнее пришить: руку или палец? ⠀ 🔪 Предыстория: пациентка занималась приготовлением еды у себя дома. Во время готовки случайно отрубила себе 3 пальца на руке. Кончики пальцев были отдельно. К сожалению (или к счастью?), фото у меня не сохранилось. Совет хирурга: лучше не отвлекайтесь, когда работаете с острыми предметами. ⠀ 🚑 Если не изменяет память, она сразу обратилась в районную больницу. Там ей предложили сформировать культи либо попробовать обратиться к нам в областную. Она выбрала второе (хотя до нас нужно было еще ехать) и не прогадала! ⠀ 📸 Фото в серии в обратном порядке. Т.е., на первом видео результат через год после операции. а на последнем — сразу сразу после накладывания швов. ⠀ 🖐🏻 У получился отличный результат! Ну, а функция реплантированных пальцев всегда зависит не только от хирургов, но и от желания пациентов иметь хорошо работающие конечности. Для этого надо очень долго и усиленно работать. В этом случае всё сошлось 😉 ⠀ 🎈 Позже сделаю пост с ответом на вопрос о сложности, а также советами перед НГ, которые, надеюсь, никому не пригодятся. Берегите себя!

Публикация от Дмитрий Ладутько / Хирург (@dr.ladutko) 23 Дек 2019 в 9:29 PST

— В чем сложности этих операций?

— Технически эта операция похожа на ту, о которой я говорил раньше, когда пациентке восстанавливали нижнюю челюсть. Мы берем участок мягких тканей, например на животе, выделяя несколько сосудов, которые идут и питаются в один общий сосуд, и сшиваем их с сосудом в области молочной железы. Грудь формируется из этой мягкой ткани, она живая благодаря тому, что сосуды сшиты и кровообращение восстановлено.

— А что происходит с животом, откуда вы вырезали мягкую ткань?

— У пациенток часто есть избыток мягких тканей на животе, после операции все сшивается — и плюс ко всему женщина получает бесплатную пластику живота.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— После того как врачи восстановили пациентке грудь, сложнее ли выявить рак во время УЗИ?

— Нет, после того как молочную железу из-за рака удалили, врачи проверяют лимфоузлы, где могут быть метастазы. Рак не может возникнуть в органе, которого уже нет. И если говорить о пластическом увеличении груди, когда женщины делают это только с эстетической точки зрения, то и в этом случае импланты никак не влияют на диагностику рака. Импланты ведь ставят или под молочной железой, или под мышцей.

«Сейчас оперируем тех, кто в 1990-е закачивал в кисть вазелин»

— Я читала в вашем Facebook, что самая длинная операция по реконструкции заняла 15 часов. Что это за операция?

— Это экстренная реплантация кисти, когда привезли пациента с отрубленной рукой. В таком случае надо восстановить все структуры кисти, каждый сосуд и нерв. По сути, у нас есть одна часть руки и еще одна отдельно от нее — и все это надо сшить так, чтобы рука еще и работала. Технически пришить плечо гораздо проще, чем палец, но пациента с плечом сложнее выхаживать, у него ограничено время, когда он может успеть к нам приехать, чтобы результат был хорошим. Речь идет о трех-пяти часах.

Был случай с мальчиком, когда он открыл барабан работающей стиральной машины и у него выхватило руку. Ему нужно было пришить плечо, и мы его оперировали около пяти часов. Периодически он приезжает к врачам, и в целом у него все хорошо. Единственное — мы не смогли восстановить лучевой нерв, так как он был разволокнен, и сейчас кисть не сгибается. Но есть еще одна операция, которую в дальнейшем можно сделать — транспозиция сухожилий. Она может это исправить.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— А были еще запоминающиеся случаи из практики с детьми?

— Несколько месяцев назад вместе с нейрохирургами из РНПЦ неврологии и нейрохирургии оперировали девочку, у которой был врожденный дефект кости черепа и облысение в этой области. Это ситуация, когда нет части кости, мозг ничем не защищен и под кожей пульсирует. Сначала в голову пациентке мы поставили мешочки-экспандеры, раздули их, затем иссекли рубец, удалили экспандеры, поставили железную пластину на то место, где не было кости. И сейчас у нее все хорошо, и плюс ко всему решился вопрос облысения. Вся реконструктивная хирургия очень интересная!

Знаете, в 1990-е годы было популярно закачивать вазелин и гели в кисть. Это делали люди, которые любили драться, для того, чтобы было невозможно поломать кость. Но через 15−20 лет на этом месте возникают некрозы и нагноения, и все это надо убрать и заместить каким-то лоскутом с другой части тела, но лоскут не должен быть толстым.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Привет. Довольно специфические люди, которые делают себе инъекции в кисть. Особенно это было популярно в 90-е года. Но нагноения и некрозы встречаются и сейчас. Олеома кисти. Полностью удалена и аутотрансплантирован ALT flap. Так как тыл кисти имеет тонкую кожу, то лоскут мы забрали с истонченной клетчаткой и без фасции на 2-ух перфорантах. #пластическаяхирургия #реконструктивнаяхирургия #реконструктивнаяхирургияминск #dr #belarus #доктор #пластическийхирургминск #пластика #минск #minsk #реконструкциягруди #breastreconstruction #diepflap #diepflapreconstruction #пластическаяхирургия #реконструктивнаяхирургия #реконструктивнаяхирургияминск #dr #belarus #доктор #пластическийхирургминск #пластика #минск #minsk #drladutko #drladutkorec #reconstructivesurgery #breastreconstruction

Публикация от Dmitry (@dr.ladutko.rec) 31 Янв 2020 в 2:54 PST

Или, например, во время удаления молочной железы часто удаляют и лимфоузлы, и в руке возникает застой лимфы, она отекает. Многие не знают, что таким пациенткам можно помочь — сделать операцию и вшить сосуд в вену.

«Пластику ушей делают и детям, чтобы их не дразнили в школе из-за лопоухости»

— Можете описать средний портрет женщины, которая приходит увеличивать грудь?

— Это женщины в возрасте 20−40 лет. Их не устраивает размер или форма груди, они обеспокоены тем, что грудь опустилась после родов. Грудь чаще увеличивают, чем уменьшают, но и последних операций сейчас много. Большая грудь — это дополнительная нагрузка на позвоночник, женщины тоже часто из-за этого страдают.

Операция по увеличению груди длится 1,5−2 часа, но если мы еще и корректируем избыток мягких тканей, то она может занять и до трех часов.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Личная жизнь пациенток после этих операций улучшается?

— Сложно сказать, но полагаю, что да. Человек же делает такие операции, чтобы чувствовать себя увереннее.

— Пластические хирурги говорят, что чаще всего пациенты недовольны операциями по пластике носа, потому что нос меняет весь облик.

— Да, по статистике, треть или четверть пациентов делают вторичную пластику носа, так как первой операцией остаются недовольны. По сути, все хотят аккуратные стандартные носы, чтобы кончик был узкий. Вздернутые носы я принципиально не делаю, потому что не люблю «пятачки». Носы делают и женщины, и мужчины, но искривленная носовая перегородка, как некоторые думают, не показание для пластической операции. С этой проблемой в первую очередь нужно идти к ЛОРу. Однако если помимо искривленной перегородки волнует и эстетика носа, то во время одной операции можно решить две проблемы.

— А что происходит, если пациентке не нравится сделанный нос?

— Это нормально, что пациент может быть недоволен работой, но ей может быть недоволен и сам врач. И если я увижу, что есть дефект моей работы, например, нос будет смотреть в одну сторону, будет проступать хрящ, который не должен, я все переделаю. Но если я вижу функционально и эстетически хороший нос, а пациентке он не нравится — честно говоря, у меня таких случаев еще не было — то я не стану переделывать. Что я могу ей предложить? Я сделал тот нос, который для меня эстетически хороший, и это значит, что мы в чем-то ошиблись во время консультации.

После пластики носа пациенты восстанавливаются в течение семи-десяти дней, все это время нужно носить гипс и специальные силиконовые турунды.

— А уши кто переделывает?

— Уши часто переделывают из-за лопоухости, причем приходит много мужчин, у которых это более заметно из-за короткой стрижки. Также перед школой, в лет пять-шесть, приводят детей, чтобы из-за оттопыренных ушей их не обзывали в школе.

Пластика ушей занимает около часа, после операции две недели нужно ходить в повязке, затем ее снимают — и все.

«На 5-м курсе увидел, как пришивают пальцы — и меня это захватило»

— Почему вы занялись именно пластической хирургией?

— В университете я хотел стать нейрохирургом, но на 5-м курсе попал в отделение микрохирургии в Минскую областную клиническую больницу, увидел, как пришивают пальцы — и меня это захватило. Еще мне понравилось, что в микрохирургии мы делаем операции на теле человека от пяток до макушки, а это более широкий диапазон, чем если бы я стал нейрохирургом или кардиохирургом.

— Вы, наверное, очень хорошо учились в университете?

— Обычно учился, отличником не был. Но то, как ты учился, не влияет на то, каким врачом станешь. Последнее зависит от того, насколько ты трудолюбивый, насколько будешь стремиться постигать новое, часто недосыпая.

— Видела в ваших соцсетях, что вы увлекаетесь бегом. Как еще отдыхаете?

— На самом деле я не так часто бегаю, марафон пробежал — это ничего не значит. Отдыхаю, как и все, стандартно: в тренажерный зал хожу, в кино, могу сходить с друзьями в бар, на сноуборде катаюсь, мотоцикле.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Почему вы решили в своих соцсетях размещать фото и видео операций?

— У меня двоякое мнение по поводу соцсетей. С одной стороны, если врач публикует фотографии, применяя фотошоп, то это может стать дезинформацией для пациентов. Например, когда врач пишет, что на фото результат одной операции, а операция была совсем другой — это неправильно. Я так не делаю и фотографии не обрабатываю.

С другой стороны, Instagram позволяет общаться с пациентами, повысить их осведомленность об операциях. Вот вы же не знали, чем занимается реконструктивная хирургия, а зайдете в Instagram — и увидите. Для меня важно, чтобы люди понимали, что многие операции, за которыми они едут за границу, делаются и у нас. Например, многие годами мучаются из-за синдрома карпального канала, когда человека беспокоит онемение пальцев. А помочь таким пациентам можно во время фактически пятиминутной операции, когда рассекается связка.

-50%
-25%
-20%
-23%
-10%
-30%
-20%
-42%
-20%
-10%
0071356