/ Фото и видео: Катерина Гордеева /

Почему у деревни Няньково, что на Гродненщине, такое необычное название, местные, говорят честно, не знают. Зато очень гордятся тем, что их населенный пункт громко вошел в историю: местный 99-летний Иван Комар с 50-х годов прошлого века фотографировал соседей — и вдруг со своей фотохроникой одного поселка стал знаменитым. Недавно в Национальном историческом музее в Минске открылась его персональная выставка, основой которой стали снимки, которые мужчина делал на протяжении всей своей жизни.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

А еще Иван Игнатьевич всю жизнь вел летопись деревни, записывая в старенькую тетрадку основные события населенного пункта: кто родился, кто женился, кто умер. И может быть, в национальной статистике эти данные и теряются, но для жителей Няньково тетрадка — важный и очень грустный документ, по которому можно проследить, как с годами пустело местечко. Последний няньковский ребенок — и это записано в тетрадке Ивана Игнатьевича, — давно вырос и уехал из родных мест.

— Какое у нас красивое и мягкое название, да? Ня-я-я-нько-о-о-во-о-о, — нараспев говорит одна из жительниц деревни. Женщины стоят около автолавки на краю населенного пункта. В Няньково давно уже нет ни почты, ни магазина, ни клуба, да и людей здесь осталось совсем немного — всего около 15 жилых хат.

Этим материалом TUT.BY продолжает проект «Я живу» — о деревнях, агрогородках, поселках с интересными (и порой даже смешными!) названиями, где нет гипермаркетов, парков, ресторанов и баров, порой — даже школ и рабочих мест. Зато есть люди — те маленькие и незаметные порой Личности, которые живут в нашей с вами стране: рождаются, женятся, растят детей, встречают гостей, ищут работу, хоронят стариков — и очень любят свою родину. Это проект не о попсовых и вылизанных турмаршрутах, это истории о настоящей Беларуси и настоящих белорусах, а еще — об искренней любви к месту, где остаешься по какой-то причине или всему вопреки.

Раньше на окраине местечка стояла усадьба Раевских, где жил белорусский ученый и исследователь белорусской природы Владислав Дыбовский. Также он изучал флору и фауну восточной Сибири, Камчатки и Байкальского озера. Читал в Императорском Дерптском университете (Россия) лекции по палеонтологии.

В 1863 году за участие в восстании Калиновского Владислав был приговорен к тюремному заключению. Его брат Бенедикт также был осужден за участие в восстании, приговорен к 15-летней каторге и сослан в Сибирь. После освобождения Владислав приехал в Няньково, где жил долгие годы. От усадьбы, к сожалению, ничего не осталось. На ее месте сейчас находится мемориальный камень.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Няньково, как и многие белорусские деревни, находится на равнине, однако местные говорят — «за гарамі, за горкамі». И правда, если ехать в Няньково со стороны Новогрудка, открываются какие-то фантастические виды — очень похоже на предгорье Татр или Карпат. Потом высокие холмы заканчиваются, и начинаются привычно белорусские поля и леса.

В Няньково тихо и безлюдно. Мокрая серая дорога, автолавка на обочине, погост на краю местечка и деревянные хаты. Те, что поярче — жилые, те, что серые и с темными старыми окнами — уже нет.

Летописца и фотографа Ивана Игнатьевича в Няньково мы не застали. Местные сразу доложили: временно переехал жить в Новогрудок.

 — У доме прэстарэлых ён. Цяжка стала. Еле калдыбаў. Мо і мы на наступную зіму туды паедзем, — рассказывают женщины около автолавки. О выставке Ивана Игнатьевича в Минске они, конечно, слышали — уже прочитали в газетах и интернете. С другими-то развлечениями в Няньково не очень. Вернее, их нет совсем.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

 — Ой, раней былі і танцы, і маладзёж, і ў госці хадзілі, а зараз адныя па хатам сядзім, — говорит 85-летняя тетя Маруся (сама так попросила себя называть).

Об одиночестве говорит и ее «трохі маладзейшая» соседка Мария. Вон раньше, говорит, на поле около деревни паслось 90 хозяйских коров, а сейчас нет ни одной. В округе были фермы — и была работа. Потом, говорит, все начало закрываться. И вот теперь местные жители встречаются «там, дзе быў магазін» и в церковь ездят в соседние населенные пункты — а ведь раньше был свой храм. А еще рядом с местечком шла узкоколейка, которой охотно пользовались местные жители. Сейчас же в деревню автобус ходит только три раза в неделю.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

— Царква тая недзе ёсць на фотаздымках Ігнаццевіча. І мы ўсе таксама ёсць. И тыя, хто памёр, таксама. У нас жа на кладбішчы больш людзей, чым у вёсцы жывых. Вось жа як атрымалася: засталася наша вёска жывая толькі на яго карцінках, — вздыхает тетя Маруся.

Фото: novgazeta.by
Церковь святых апостолов Петра и Павла в Няньково, которой уже нет. Фото: novgazeta.by

А мы едем в Новогрудок — там ждет Иван Игнатьевич. Встречает гостей в хорошем расположении духа. Сразу говорит: известность — дело волнительное, а ему нельзя, себя надо беречь, сохранять бодрость и не нервничать. Но как тут не поволнуешься, если вот только что знакомые прислали фотографии с открытия выставки.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

 — Вот какая там публика была, — с гордостью говорит Иван Игнатьевич и показывает изображения на компьютере. С современной техникой 99-летний деревенский житель на ты. И вообще следит за техническим прогрессом: зарегистрировался в социальных сетях, научился переустанавливать операционную систему на ноутбуке, закупился самоучителями по компьютерной грамоте, приобрел смартфон с хорошей камерой.

Фото: histmuseum.by
Фото: histmuseum.by
Фото: histmuseum.by
Фото: histmuseum.by
Фото: histmuseum.by
Фото: histmuseum.by

Игнатьевич очень старается не унывать и быть на позитиве. Говорит, что в этом и есть главный секрет долгожительства. Хотя, признается, дело еще и в генетике — в его роду было много долгожителей. В последнее время все дается тяжелее: глаза стали плохо видеть, ходить стало тяжело. Но Иван Игнатьевич уверен: если судьбой назначено прожить так много лет — значит, надо что-то делать и не сидеть на месте.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

А вот управляться по хозяйству в Няньково стало нелегко, поэтому на зиму мужчина переехал в Новогрудок — в дом престарелых. Говорит, что здесь тепло, хорошо кормят и отличные условия для зимовки.

— А там што? Астаўся без жонкі, дзяцей не імею. Што я там еў? На кофе адным сядзеў. Вот мне і прапанавалі пасяліцца тут. Я падумаў ды сагласіўся, — говорит Иван Игнатьевич.

По родной деревне и своему дому он, конечно, скучает. О тех местах может говорить долго. Так же долго, как и о фотографиях.

В архиве Игнатьевича более двух тысяч негативов. Снимать он начал в 1958 году, когда сложил две зарплаты да купил малоформатный фотоаппарат «Зенит-С». С ним и не расставался на протяжении 50 лет. И, сам того не ожидая, стал летописцем родной деревни.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Иван Игнатьевич родился в 1920 году и практически всю жизнь прожил в Няньково. Приходилось, конечно, уезжать — в школу «пры Польшчы» ходил в Любче, на портного учился в деревне Ракевичи.

— Какой-никакой, а был портной, — улыбается, вспоминая, мужчина.

В 1944 году его мобилизовали в Советскую Армию. Служил в Украине, Венгрии и Австрии. В 1946-м вернулся в родную деревню. Потом работал в колхозе, а позже трудился по специальности — шил одежду в местном быткомбинате.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Параллельно фотографировал односельчан, природу и даже делал свои портреты. Изучал книги по фотоделу. Снимал на пленку, сам проявлял ее и возил печатать негативы в город. Это сейчас специалисты музея говорят о том, что у Ивана Игнатьевича цепкий глаз, совершенные композиция и чувство кадра, а еще редкое умение выбрать нужный момент съемки. Герой же только скромно улыбается, говорит, что ему было просто интересно сохранить на память жизнь вокруг. И он, конечно, никогда не думал, что станет знаменитым.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Для того, чтобы ничего не забыть, он аккуратно и скрупулезно вел «хронику событий»: в тетрадочку записывал каждую пленку, расписывал, что изображено на том или ином кадре. Все эти негативы, а также личные вещи, старый фотоаппарат и даже школьные тетради с прописями он сейчас отдал в Национальный исторический музей. Цифровые же варианты снимков хранятся у племянника.

— Мне ж паміраць, дык я заранее ўсё рашыў. Бо будзе жалка, што яно ўсё прападзе. Доўгі быў мой шлях да фатаграфавання. А марыць аб гэтым я пачаў гадоў у 14, калі да нас у школу прыйшоў мясцовы фатограф Савва Сіўко. Вось глядзіце — на адным з яго фотаздымкаў я стаю сярод іншых школьнікаў. Я тады глядзеў на гэта ўсё і думаў: вось бы і мне фотаапарат! Але змог купіць яго сабе нашмат пазней, — рассказывает Иван Игнатьевич и показывает ту самую фотографию. Она есть в книге Надежды Савченко «Савва Сивко. Фотограф Любчанского края».

Но Савва Сивко и Иван Комар оказались причудливым образом связаны не только той фотографией.

Можно сказать, что благодаря Сивко-то и Иван Игнатьевич стал знаменитым. Дело было так. Как-то к сотрудникам Национального исторического музея попали негативы неизвестного фотографа. По снимкам стало ясно, что сделаны они где-то в Любчанском крае. Историки в 2017 году отправились сюда в экспедицию. И познакомились с Иваном Игнатьевичем, который, рассматривая фотографии, вдруг увидел свой класс. И сразу же назвал имя автора — Савва Сивко. Ну и заодно о своем фотоархиве рассказал — и в итоге получилась выставка фотографа из Няньково в столице.

Вот только попасть на мероприятие Иван Игнатьевич не смог. Говорит, здоровье уже не позволяет, тяжело добраться. А очень, конечно, хотелось бы.

TUT.BY обязательно что-нибудь придумает.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Использование материала в полном объеме разрешено только медиаресурсам, заключившим с TUT.BY партнерское соглашение. За информацией обращайтесь на nn@tutby.com

-20%
-10%
-40%
-50%
-10%
-50%
-15%
-10%
-40%
0068422