Коронавирус
Выборы-2020
Коллапс с водой в Минске


/ /

Бывшего директора Житковичского моторостроительного завода Виктора Курьяновича задержали прямо в огороде осенью 2016 года, на тот момент он уже полтора года не возглавлял предприятие. Как отмечают его родные, «это дело как под копирку инженера МЗКТ Андрея Головача»: одни и те же взяткодатели, которые «вспомнили» через 7 лет как давали взятки, одни и те же следователи и отсутствие улик. Какое-то время дело Курьяновича и Головача было объединено в одно производство, потом их разъединили. Андрей Головач был оправдан, Виктор Курьянович за получение взятки в 149 500 долларов приговорен к 9 годам лишения свободы.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Виктора Курьяновича задержали прямо в огороде

«Мне почти 68 лет, и я сам себе в последнее время задаю вопрос: „Почему уже более двух лет нахожусь в тюрьме?“. Но ответа не нахожу. Неужели я, старик, настолько опасен для общества, что меня надо изолировать и посадить в тюрьму, а только потом разбираться?» — с этого обращения к суду Виктор Курьянович начал свое последнее слово. Это было осенью 2018 года, а через три недели ему вынесли обвинительный приговор по ч. 3 ст. 430 УК (Получение взятки в особо крупном размере), ч. 2 ст. 424 (Злоупотребление властью) — 9 лет лишения свободы со штрафом в 7350 рублей и конфискацией всего имущества.

Сейчас он отбывает наказание в исправительной колонии № 2 Бобруйска и, как говорят его родные, надеется, что на уголовное дело обратят внимание. С первого дня задержания бывший директор Житковичского моторостроительного завода Виктор Курьянович вину не признает.

— Почему я говорю об этом сейчас? TUT.BY — последняя надежда, что нас услышат, мы обращаемся от безысходности. До последнего верили, что папе огласят оправдательный приговор. Нет никаких улик, — у Елены Адамчик, дочки осужденного директора завода, даже после судебного разбирательства, которое длилось полгода, осталось много вопросов без ответов. Не дождавшись ключевых свидетелей по делу отца в суде, она пошла их послушать, когда шло разбирательство по делу главного инженера МЗКТ Андрея Головача, но взяткодатели снова не пришли.

«Оборудование работает прекрасно более 10 лет»

Наш разговор Елена Адамчик начинает с того, что ее отец не был знаком с Андреем Головачом. Она предполагает: их дела объединяли лишь потому, что в обоих случаях фигурируют одни и те же взяткодатели — представители компаний Degem Technologic&CNC Machines LTD, Doosan Андрей Ханавин и Тамара Рыбкина. Их фамилии прозвучали в прессе в мае 2019 года, когда началось рассмотрение дела Андрея Головача. Напомним, тогда главного инженера МЗКТ обвинили в получении взятки в 227 тысяч долларов, суд Первомайского района Минска его оправдал.

— Папа возглавлял завод 14 лет, вышел на пенсию, прошло полтора года, и его задержали прямо в огороде. Это было неожиданно. До этого про уголовное дело он не знал, его никуда не вызывали, — вспоминает дочка осужденного Елена Адамчик. — Надели наручники, увезли в Минск, в СИЗО № 1 на Володарке. Отец просидел там полтора года, пока шло расследование. Незадолго до суда его перевели в гомельский СИЗО.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Елена Адамчик рассказывает, что отец с первого дня задержания не признавал вину

Говоря, что эти два уголовных дела «под копирку», родные Виктора Курьяновича не преувеличивают. Как указано в приговоре Гомельского областного суда, Курьянович договорился с Андреем Ханавиным о том, что будет получать 5% от любой поставки оборудования на завод. Например, в 2010 году Doosan поставил 2 токарных станка на сумму почти в 700 тысяч долларов. За эту сделку директор завода, по данным следствия, получил взятку в 26 500 долларов, деньги ему передавали в Москве, когда приехал в командировку. Похожее обвинение (отличаются только суммы взяток, наименование оборудования и некоторые детали) было предъявлено Андрею Головачу.

«Я никогда не влиял на принятие решений конкурсной комиссии в пользу конкретного поставщика. (…) Время, прошедшее со дня первого приобретения оборудования в 2008 году, говорит о том, что были приняты правильные решения о победителях конкурсов, это оборудование работает прекрасно уже более 10 лет, легко в обслуживании, очень мало поломок и простоев, а по техническим параметрам превзошло все ожидания. (…) Почему меня обвиняют в том, что действовал вопреки интересам службы? Как раз все было наоборот и делалось в интересах завода. Я проработал на нем 32 года и всей душой болел за улучшение работы и развитие», — говорил в суде Виктор Курьянович.

Взяткодателей трижды вызывали в суд, они не пришли

Гомельским областным судом бывший директор Житковичского моторостроительного завода признан виновным в получении взятки на сумму в 149 500 долларов. По данным следствия, почти 100 тысяч ему передал Андрей Ханавин, остальные — Тамара Рыбкина. Сам экс-руководитель отрицал какое-либо лоббирование интересов коммерческих структур, поясняя: комиссия по закупкам выбирала лучшее предложение, лучшие условия поставки. Суд нашел эти доводы несостоятельными и сослался на слова Ханавина, который на допрос не явился, но давал показания во время предварительного расследования: «Курьянович был авторитарным руководителем, и на его решение никто из работников завода повлиять не мог».

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Родственники осужденного вступили в инициативную группу «Справедливый приговор», которая добивается помилования осужденных по экономическим делам

— Трижды Рыбкину и Ханавина вызывали в суд, они не явились. Писали, что не могут явиться в суд из-за загруженности. Судья даже говорил прокурору, чтобы ГУБОПиК обеспечил их явку, — продолжает Елена.

Это было в 2018 году. Когда через год этих же взяткодателей как ключевых свидетелей вызвали в суд по делу Андрея Головача, они снова не пришли. Ханавин ответил, что живет в Канаде, и готов давать показания на территории этой страны, Рыбкина — в Москве. Поэтому во время двух процессов зачитывались те показания, которые свидетели давали во время следствия.

— Ханавин и Рыбкина путались в показаниях, в первоначальных показаниях указывали, что давали папе 3% от сделки, потом 5%. Путали места передачи взяток, время. Например, указывали «весна — лето». Как можно забыть такие важные детали, но при этом помнить, что передал 35 тысяч долларов? — очередной вопрос дочки осужденного повисает в воздухе. — Время, место и способ совершения преступления являются обстоятельствами, которые подлежат доказыванию в уголовном процессе. Суд приходит к выводу, раз папа был в командировке в Москве и зафиксировано телефонное соединение с Ханавиным, значит брал взятку. Нет ни фото, ни видео, есть только слова человека, который даже не соизволил явиться в суд. И как Ханавин мог передавать взятку в 35 тысяч долларов «в период с 29.06 по 24.11.2011», если на тот момент его выгнали из компании за присвоение денег?

Как следует из приговора, 23 ноября 2016 года у Андрея Ханавина дома прошел обыск, в этот же день он написал заявление в СК на Курьяновича (директор завода уже месяц сидел в СИЗО № 1. — Прим. TUT.BY).

— А Тамара Рыбкина вообще была задержана 5 октября 2016 года с поличным при даче взятки директору завода «Агат», — уточняют родственники Курьяновича. — Мы считаем, что она оговорила папу, чтобы избежать уголовной ответственности за дачу взятки. Руководитель Рыбкиной подозревал ее в присвоении денег, она даже проходила проверку в своей организации с использованием полиграфа по данному факту.

«Нарисовал пальцем на столе 10%»

В приговоре указано: в показаниях свидетелей Рыбкиной и Ханавина «имеются отдельные неточности относительно времени и места передачи взяток, их размера, обстоятельств знакомств», но позже эти показания были уточнены, когда им предоставили документы. Рыбкина рассказывала следователям, что познакомилась с Курьяновичем в 2012 году, «он нарисовал пальцем на столе 10%», и сказал, это его личный интерес при заключении контракта. Деньги она ему передавала трижды: в 2013 году в кафе в Москве, в 2014 — на парковке возле кафе Enzo в Минске и в 2015 году в ЦУМе вручила 35 тысяч долларов.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Полтора года Виктор Курьянович просидел в СИЗО № 1 на Володарке. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— На тот момент отец уже полгода был на пенсии. Так за что ему давали деньги, если заводом больше не руководил и не был должностным лицом? В деле есть фотография той встречи, оперативники «вели» Рыбкину прямо из аэропорта. Папа и Рыбкина встречались в ЦУМе, чтобы обсудить его возможное трудоустройство в фирму, где она работала. В какой-то момент у Рыбкиной зазвонил телефон, он взял подержать ее пакет, пока она разговаривала, и на этом все, — делает на этих словах акцент Елена Адамчик. — В суде адвокат папы обращал внимание: на фото и видео нет передачи денег. Если бы отец брал взятку, оперативники сделали бы серию фотографий, как берет наличные в руки, как помещает в карман или сумку. Но этого нет. Как этот снимок можно расценивать как доказательство? Встреча с Рыбкиной длилась 25−30 минут, если бы отец взял 35 тысяч долларов, неужели стоял бы с такой крупной суммой под камерами? И почему тогда его не взяли с поличным?

В приговоре написано: если Курьянович не задерживался на месте с поличным, это «не свидетельствует о его невиновности и объясняется необходимостью продолжения иных оперативно-розыскных мероприятий, проведение которых в случае задержания обвиняемого стало бы известно иным лицам и было бы невозможно». Силовики задержат Виктора Курьяновича и проявят интерес к Тамаре Рыбкиной и Андрею Ханавину через год.

— Если бы на отца что-то было, расследование бы не длилось полтора года, как у Андрея Головача. Сразу бы судили. Кстати, его дело сперва вели те же следователи, что работали и по делу главного инженера МЗКТ, — добавляют близкие осужденного.

Гомельский областной суд пришел к выводу — все слова Курьяновича о его невиновности опровергают показания других свидетелей. Например, бывших подчиненных. В суде они рассказывали: директор вникал в процедуру закупок, давал распоряжение подготовить техническое задание под оборудование Doosan и, когда выиграла другая компания, сказал: «Так не пойдет». Как показал в суде председатель конкурсной комиссии: объективная картина по конкурсу Виктора Курьяновича не интересовала, он настаивал на победе Doosan. Эти заявления бывший директор завода прокомментировал следующим образом: подчиненные его оговаривают, чтобы избежать ответственности за ошибки во время торгов и составлении конкурсных документов. По словам Курьяновича, у Ханавина было лучшее оборудование и не было причин передавать взятки директору завода. Например, в 2010 году во время очередной победы Ханавина он вообще был в отпуске.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Вина папы была доказана так: суммы взяток вычислили из заключенных контрактов — это 5%, посмотрели по документам, когда он был в командировке в Москве. Раз был, значит, брал деньги, это якобы доказывается телефонными соединениями. Но в разговоре отец только договаривается о встречах. В феврале ему исполнится 69 лет… Папа заслуженный авиастроитель, по итогам работы в 2007, 2010 и 2012 годах Житковичский моторостроительный завод стал лучшим в номинации «Лучшая промышленная организация» и занесен на доску почета РБ. В надежде, что нас услышат, мы вступили в инициативную группу «Справедливый приговор» и собрали подписи в защиту нашего отца, — говорит наша собеседница.

Выступая с последним словом в суде, Виктор Курьянович задавался вопросом: почему в основу обвинения положен «безграмотный анализ следователя», который недавно стал работать в СК и не разбирается в машиностроении и металлообработке?

— Почему сторона обвинения абсолютно не учитывает, что в нашей стране тоже существует острая борьба за сферы влияния между производителями продукции из разных стран? И что в ходе такой борьбы используют все средства, как законные, так и противозаконные, откровенно лживые и преступные, — обращался к суду Виктор Курьянович.

Как указано в приговоре: деньги, полученные бывшим директором завода в качестве взяток, не были обнаружены, поэтому с него будет взыскано в доход государства 149 500 долларов. Вопрос о том, каким образом это будет сделано, еще решается. Не согласившись с обвинительным приговором Гомельского областного суда, Виктор Курьянович обратился с апелляционной жалобой в Верховный суд. Его жалоба была оставлена без удовлетворения, приговор без изменения.

-46%
-50%
-47%
-10%
-10%
-30%
-20%
-10%
-20%
-20%