/

Климат меняется, среднегодовая температура растет. При этом, говорят ученые, осадков в Беларуси больше не становится. А это — плохо. Чтобы спасти территорию от засухи и помочь сельскому хозяйству, специалисты Академии наук разработали и представили в правительство доклад с рекомендациями. О том, какие регионы нужно спасать и как, TUT.BY рассказал директор Института природопользования НАН Беларуси Сергей Лысенко.

Что происходит?

В Беларуси отсчет регионального потепления климата идет с конца 1980-х. По данным Института природопользования НАН, 1989-й был самым теплым за весь предыдущий период метеонаблюдений. В тот год средняя температура января и февраля превысила норму на 7°C.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Сергей Лысенко, доктор физико-математических наук, профессор. Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Особое опасение вызывает то, что при постоянном повышении температур среднегодовое количество осадков в стране остается почти неизменным, — очерчивает проблему Сергей Лысенко. — А в вегетационный период в отдельных регионах даже снижается. Из-за этого ухудшается гидрологический режим территорий и возрастает риск потери урожая.

К тому же, продолжает специалист, из-за интенсивного потепления увеличивается влагоемкость атмосферы. Если проще: она впитывает все больше влаги, а это может привести к иссушению пахотного слоя почвы. «Что мы сейчас и наблюдаем в южных регионах Беларуси», — отмечает собеседник.

Больше других в зоне риска — Гомельская область, восток Брестской и Могилевской областей.

— В последние годы здесь происходит значительное ухудшение гидрологического режима. Особенно это проявилось в засушливые 2014−2015 годы. В Гомельской области, например, среднегодовое количество осадков в тот период было на 20% ниже нормы, — говорит Сергей Лысенко. — В итоге уровень грунтовых вод в регионе упал на 1−1,5 метра. Это самый низкий показатель с 1985 года. К тому же, почти на половину обмелели многие реки.

Кроме того, отмечает профессор, уменьшение водных ресурсов приводит к снижению урожайности, массовому усыханию деревьев и их поражению короедом.

— По данным спутниковых наблюдений, с 2001 по 2018 годы Беларусь потеряла 770 тысяч гектаров леса, это 8,4% леса (без учета деревьев, которые заново посадили), — продолжает ученый. —  Значительные потери, примерно по одному проценту в год, наблюдались в 2016−2018 годах — после засушливого 2015-го.

Что предлагают ученые?

Чтобы спасти ситуацию, ученые на примере Гомельской области разработали доклад с «водными» рекомендациями для этого региона.

— Наша основная задача — чтобы при неблагоприятных изменениях климата снизились потери в сельхозсекторе, — продолжает ученый. — В целом, по всем регионам урожайность сейчас медленно, но повышается. Во многом это происходит из-за того, что появляются новые сорта растений, удобрения, улучшается техника. Однако если ничего не менять с гидрологической ситуацией, то к 2050 году продуктивность выращиваемых культур во многих регионах страны может снизиться более чем на 20% в сравнении с началом 2000-х.

Основных идей, которые предлагают ученые, три: обводнение и облесение территорий, а также научное планирование посевов.

Что даст обводнение?

Первое, что предлагают ученые для накопления влаги, — это создавать крупные водохранилища и использовать разные мелиоративные системы.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY
Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

— На Полесье в годы осушительной мелиорации строили мелиоративные системы одностороннего и двухстороннего регулирования. Первые работали только на сброс воды в реки. Весной с помощью вторых часть воды закачивалась в водохранилища. А летом эти ресурсы использовали для орошения и для того, чтобы поддержать оптимальный уровень грунтовых вод, — рассказывает Сергей Лысенко. — На Полесье построили десятки таких водохранилищ. Однако с начала 1990-х по экономическим причинам эти мелиоративные системы работают только на сброс. Из-за чего сейчас в регионе наблюдаются наиболее экстремальные в стране условия по засухам и заморозкам.

Ученые подсчитали, что создание и восстановление крупных водохранилищ на территории Гомельской области поможет увеличить количество осадков. В апреле-мае, например, на 5−10%, а в июне — на 5−8%.

При этом, продолжает Сергей Лысенко, важно учитывать расположение водохранилищ и направление преобладающих ветров. Так, например, на пашнях и лугах эффект водохранилища максимален.

— Летом 2017-го мы зарегистрировали ситуации, когда воздушные потоки переносили влагу из Гомельской области более чем на тысячу километров. И в виде осадков она выпадала у границ Казахстана.

Если же, допустим, объект будет находиться в лесу, радиус его «водного влияния» уменьшится в 1,5−2 раза.

Что даст облесение?

Леса, говорит Сергей Лысенко, влияют на формирование облаков и способствуют пополнению грунтовых вод. К тому же, при достаточном доступе солнечной энергии леса могут насыщать атмосферу влагой более эффективно, чем, например, реки или озера.

— Глубокая и разветвленная корневая система деревьев способствует увеличению пористости и водопроницаемости почвы. Поэтому лесные почвы хорошо впитывают атмосферные осадки и талые воды. Для сравнения, на лугу или в поле по поверхности стекает 60% воды. В лесу это 7−8%. В итоге, в первом случае, вода, например, может попадать в реки и уноситься с территории страны. А во втором — идет интенсивное пополнение грунтовых вод.

Ученые посчитали, чтобы поддерживать водный баланс территорий, оптимальная лесистость должна быть 50−60%.

— По данным спутниковых наблюдений, которые учитывают участки, где растут деревья выше пяти метров, в Гомельской области лесистость за последние 20 лет сократилась почти на 10%. Это снижение необходимо компенсировать. Однако пополнять лес нужно не привычными для Беларуси хвойными деревьями, а лиственными. Они более адаптированы для современного климата.

Зачем нужно агролесоводство?

В «лесном пункте» есть еще один нюанс — это переход к агролесоводству.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Это значит, хозяйствам нужно совмещать сельхозкультуры с деревьями, — отмечает собеседник. — Например, выращивать рожь в аллеях между деревьями и использовать защитные лесополосы. Лесополосы, во-первых, защищают растения от ветра и солнца, а значит, испарение здесь будет меньше. Во-вторых, зимой снег из этих участков не будет так выдуваться. Соответственно, снежный покров будет больше. А это благоприятно влияет на озимые. Одновременно со снижением скорости ветра замедляется и снос органических и минеральных частиц почвы, что предотвращает процесс их деградации.

Как должны измениться сроки посева?

Высаживать культуры, говорит Сергей Лысенко, нужно так, чтобы основные периоды развития растений совпадали с декадами, в которые выпадает максимальное количество осадков.

— Административное управление сроками посева нужно заменить на научно обоснованное планирование, — продолжает Сергей Лысенко. — В последние десятилетия количество осадков в мае и июле увеличивается, а в июне и августе, напротив, снижается. Поэтому посевы нужно организовать так, чтобы основная фаза развития растений приходилась на май.

— Почему именно на май?

— В июле рост осадков, особенно в южных регионах Беларуси, происходит в основном за счет ливней, которые, как правило, не способствуют обеспечению растений продуктивной влагой.

По словам Сергея Лысенко, эти же «водные» предложения можно использовать не только для Гомельской области, но и для других регионов страны. Однако необходимости в этом пока нет: там водная ситуация обстоит гораздо лучше.

— Доклад находится на изучении в правительстве, на практике никакие из этих предложений пока не использовались, — говорит собеседник и чуть меняет тему: — В целом, если смотреть на годовое количество осадков, то в Беларуси оно меньше не становится. А зимой их суммарный объем даже увеличивается. Но из-за повышения температур атмосфера больше впитывает влагу, а значит дефицит влажности будет возрастать. И наша задача эту влагу сохранять.

-40%
-10%
-50%
-20%
-10%
-30%
-50%
-10%
0068627