/

Один из главных трендов Евросоюза — экологичность. Производители отказываются от пластиковой упаковки, «зеленые» партии и движения набирают популярность, шведская экоактивистка Грета Тунберг стала человеком года по версии журнала Time, Еврокомиссия представила стратегический документ — «Европейский зеленый курс». Специалист по климатической политике Анастасия Бекиш объясняет, что изменится в ЕС и почему Беларусь не сможет игнорировать эти изменения.

Что такое «Европейское зеленое соглашение»?

Это документ стратегического уровня, который декларирует, что борьба с климатическим кризисом и охрана окружающей среды для Евросоюза — приоритет и в политике, и в экономике. Это сигнал не только для членов ЕС, но также для инвесторов и других стран, особенно для соседних. Если план будет реализован даже наполовину, Европа через 25 лет будет выглядеть принципиально иначе.

Первое и основное — ЕС к 2050 году придет к климатической нейтральности — выбрасывать парниковых газов будут столько, сколько естественным путем либо с применением специальных технологий можно компенсировать.

Фото: Reuters
Шведская экоактивистка Грета Тунберг. Фото: Reuters

— Это не «хотелки» и не желание активистов экологических организаций и лично Греты Тунберг, — поясняет Анастасия Бекиш. — Европейские власти действуют рационально. Реализация зеленого курса потребует серьезных затрат, но объем потенциального ущерба в этом случае увеличивается по принципу «чем дальше — тем дороже».

Многие сферы занятости, связанные с индустрией ископаемого топлива, неизбежно исчезнут, на их место придут другие, в сфере «зеленой экономики».

И как это коснется Беларуси?

В «зеленом соглашении» отмечено, что во всех торговых отношениях ЕС изменение климата станет важным элементом. Для государств, которые либо не соблюдают обязательства в рамках Парижского климатического соглашения, либо недостаточно это делают, торговля будет затруднена. В ближайшие пять лет будет введен «углеродный налог» на импорт, чтобы стимулировать другие страны тоже перестраивать свою экономику, снижать выбросы.

— Сейчас эксперты чаще всего называют экспорт цемента и стали в качестве первых секторов, на которых будет отработано введение налога, — объясняет Анастасия Бекиш. — Беларусь намерена переориентировать поставки цемента с Украины на рынок Евросоюза, поэтому нашу страну изменения, безусловно, затронут. Игнорировать изменения в ЕС мы не можем: второе место в товарообороте занимает Европейский союз, на долю которого приходится 27,1% белорусского экспорта.

Фото: Денис Васильков, TUT.BY
Беларусь планирует переориентировать поставки цемента с украинского рынка на рынок ЕС. Фото: Денис Васильков, TUT.BY

Дополнительным налогом будут облагать дешевые, но «грязные» товары и продукты с высоким «углеродным следом». Если страна не может показать, что ее предприятия соответствуют новым экологическим нормам ЕС, ее товары сильно потеряют в конкурентоспособности на европейских рынках — просто станут дороже, и покупать их будет невыгодно.

Неужели Евросоюз перестанет работать с Китаем?

На Европу приходится около 9,1% глобальных выбросов углекислого газа, США — 14%, Китай — 30%.

— Не будем идеализировать Китай, но эта страна последовательно проводит политику озеленения экономики, — говорит специалист по климатической политике. — В прошлом году Китай инвестировал около 130 млрд долларов в возобновляемые источники энергии. Сейчас очевиден тренд декарбонизации экономики на глобальном уровне: и либо ты соответствуешь ему, либо отбрасываешь себя в плане конкурентоспособности. Власти Китая понимают, что страна рискует оказаться в дипломатической и торговой изоляции, если не удастся снизить уровень выбросов, но также основываются и на том же здравом смысле, что и Европа: ущерб от загрязнения воздуха крайне негативно сказывается на экономическом развитии, страна крайне уязвима к уже наблюдаемым и прогнозируемым последствиям изменения климата.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Парижское климатическое соглашение будет частью всех новых торговых соглашений. Это коснется и Великобритании, когда она завершит выход из ЕС. И Соединенных Штатов — в 2020-м они, вероятнее всего, завершат свой выход из Парижского соглашения.

Как изменится промышленность в ЕС?

Считается, что цикл перестройки промышленности — 25 лет. Чтобы к 2050 году выполнить показатели «зеленого курса», в ближайшие пять лет нужно подготовить почву для перехода.

К марту 2020-го Европейская комиссия представит новую стратегию индустриального развития ЕС, в рамках которой два основных приоритета — «зеленая» и «цифровая» трансформации будут дополнять и укреплять друг друга.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

В ЕС будет создан т.н. фонд справедливого перехода — на 100 млрд евро, который будет поддерживать трансформацию экономики и переобучение людей.

— Важно, что европейские власти говорят не только о промышленности, но и о людях, — отмечает Анастасия Бекиш. — Опыт «желтых жилетов» во Франции стал уроком для многих. Интересы людей, которые, например, работают в угольной промышленности, будут учтены. Часть людей смогут работать в сфере возобновляемой энергетики, например. Людей не бросают со словами: «Мы все закрываем, идите, куда хотите!» Будут разработаны масштабные программы по переобучению, льготному кредитованию нового «зеленого» бизнеса.

Что изменится в энергетике?

Энергетика в ЕС будет перестраиваться очень сильно, фокус — на возобновляемые источники энергии (ВИЭ).

— Понятно, что сегодня нельзя перейти на 100% к ВИЭ, но к 2050 году Европа планирует практически отказаться от использования ископаемого топлива, — говорит эксперт. — Будут активно устанавливать офшорные морские ветряные электростанции. В Дании уже сегодня бывают дни, когда 100% и больше получают исключительно от возобновляемых источников. Когда у них профицит в системе, они продают энергию либо даже доплачивают потребителям, чтобы они использовали ее. И в Германии такое бывает, а в Швеции в начале этого года впервые в истории ветроэнергетические установки произвели более тераватт-часа электроэнергии всего за одну неделю. Да, офшорные установки сейчас дороже в эксплуатации, потому что установить и обслуживать платформу в море затратно, но технологии дешевеют, в том числе потому, что ЕС в свое время субсидировал установку ветростанций и солнечных панелей. За счет этого бизнес и технологии развивались быстрее, фактически за несколько лет солнечные панели подешевели на 70%.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Сейчас в странах ЕС оплата за коммунальные услуги — существенная статья расходов. Важно, чтобы в ходе реализации «зеленого соглашения» люди не стали беднее. В рамках соглашения предполагается, что будет создана Европейская программа реновации, которая за счет кредитов и субсидий поможет сделать дома энергоэффективными.

Интересен опыт «компаний-энергосервисов», которые сегодня работают уже и в России, и в Украине. В рамках энергосервисных контрактов компания сама обновляет дом, делает его энергоэффективным. Жители рассчитываются за счет разницы в жировке — до и после ремонта. То есть потребитель в итоге платит, как и прежде, но его дом уже энергоэффективный. Компания заинтересована максимально хорошо все сделать, потому что чем больше экономии, тем больше она заработает — в Беларуси введение практики энергосервисных контрактов пока находится на ранней стадии обсуждения в госорганах.

Европейцы будут реже ездить на автомобилях?

Сейчас 75% перевозок внутри Евросоюза — это автомобильный транспорт, который является большим источником выбросов парниковых газов, поэтому в соглашении предусмотрена переориентация значительной части грузоперевозок на железную дорогу.

— Также Евросоюз будет работать с авиа- и морскими перевозками, будут введены дополнительные налоги, повышены выплаты, — говорит Анастасия Бекиш. — Вероятно, придет конец лоукостам в сегодняшнем виде. При сегодняшних технологиях авиатранспорт — большой источник выбросов, выплаты будут повышаться, соответственно, таких цен, которые сегодня предлагают европейские авиаперевозчики, не будет. Понятно, что люди не будут летать меньше: создание нового поколения авиационного топлива (от биотоплива до водорода) — вопрос времени, причем не столь отдаленного.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Значительно увеличится объем электромобилей. В ближайшие годы в ЕС будет установлено около миллиона электрозаправок. Однако стратегия устойчивой мобильности — это не только переход на электромобили, это умная организация мобильности — отследить потоки людей в городе, чтобы рационально организовать общественный транспорт, сделать его использование более выгодным, чем личный автомобиль или такси. Будут приняты новые ограничительные меры — автомобили, которые не будут отвечать новым экологическим показателям, уйдут с рынка ЕС — возможно, и в Беларусь.

Продукты станут дороже?

В ЕС будут продвигать стратегию климатически дружественного ведения сельского хозяйства: сокращение использования пестицидов, антибиотиков, которые делают производство продуктов питания вредными. Любой продукт будет иметь экологический паспорт. Технологии производства продуктов станут дороже, но власти обещают производителям субсидии.

Фото: Александра Квиткевич, TUT.BY
Фото: Александра Квиткевич, TUT.BY

— Европейские власти обещают подушку безопасности для фермеров — на переходный период будут выделять субсидии. 40% бюджета поддержки сельского хозяйства и 30% субсидий в отрасли рыболовства будут направлены на снижение выбросов парниковых газов и деградации природных ресурсов в этих отраслях. И власти не пустят в страну дешевые продукты из соседних стран, которые не соответствуют стандартам, — говорит Анастасия. — Если курица, напичканная антибиотиками, не соответствует, производителю откажут: ешьте сами такую курицу.

«Зеленый курс» затронет и кредиты. Почему?

Европейский инвестиционный банк заявил, что в конце 2021 года прекратит финансировать энергетические проекты, связанные с развитием использования ископаемого топлива. К 2025 году практически половина фонда банка будет поддерживать проекты в сфере «зеленой экономики».

Фото: Reuters
Фото: Reuters

— Изменится система оценки инвестиционных проектов, — объясняет эксперт. —  Уже сейчас многие инвесторы изучают информацию, которую компании предоставляют в рамках добровольного раскрытия климатических финансовых рисков. Оцениваются производство, цепочки поставок, способы ведения бизнеса с точки зрения климатических рисков — не только физических (находится ли предприятие в зоне затопления, например), но еще и транзиционных рисков, которые связаны с глобальным переходом к низкоуглеродной экономике: инвестор должен понимать, сможет ли предприятие в этих условиях выжить.

-90%
-46%
-20%
-50%
-10%
-50%
-20%
-25%
0070970