/ Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY /

Мише Якимчику в декабре исполнилось шесть лет. Но праздника не было ни на день рождения, ни на Новый год. Больше двух месяцев назад папа забрал ребенка из детского сада и уехал с ним на машине в Анапу. Мама каждый день ждала Мишу, вместе с неравнодушными людьми из Беларуси и России искала хоть какую-то зацепку. И вот на днях мальчик вместе с мамой вернулся в Гродно. Дома его ждали праздничные шарики, друзья и родные, которые очень за него переживали.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Муж беспричинно ревновал, дошло до рукоприкладства

Мы встречаемся с Людмилой Якимчик утром в воскресенье. Миша пока еще спит, мама говорит, что из-за смены обстановки и перелетов у него сместился график. В квартиру, по словам Людмилы, наконец-то вернулась жизнь — повсюду лежат детские книги и игрушки.

— Мы были в браке с Витей пять лет, до этого встречались два года, — рассказывает наша героиня. — Проблемы начались после того, как у него случился инфаркт. Он перенес его на ногах — на медкомиссии кардиограмма показала это и мужа положили в кардиоцентр. Первый звоночек был тогда: я ему отдала свой телефон, он вошел на мою страницу в соцсетях и позвонил в пять утра с претензией, мол, я в больнице лежу, а ты переписываешься в такое время. Хотя я с ребенком спала, проверила на компьютере свою страничку — ничего. Он был онлайн из моего аккаунта, но решил, что это я из дома вошла в соцсеть.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Дальше — больше. Людмила говорит, что муж беспричинно ревновал ее и настаивал, что она должна уволиться.

— Я окончила строительный факультет, — отмечает Людмила. — В нашей сфере на одну девушку — десять парней. Но Витя прекрасно об этом знал, когда я еще училась в университете. У нас разница в возрасте — 14 лет. Но первое время он не предъявлял мне претензий. А когда я начала преподавать в колледже, уже после его инфаркта, он все время повторял, мол, уходи с работы, это негоже — мужской коллектив, преподаешь молодым парням. Он начал воспринимать моих учащихся совсем иначе, хотя для меня они — дети, им по 18−19 лет! Я объясняла: если так придираться, можно далеко зайти. На рынке женщины-продавцы дают мужчинам джинсы померить, смотрят, хорошо ли они сидят. В больнице женщины-медсестры и врачи осматривают мужчин-пациентов, делают им уколы, другие процедуры — это же просто работа! Но он меня не слышал. Я не спала две ночи, решила, что уволюсь, потому что жизни он мне не даст. Спустя некоторое время все-таки восстановилась на работе, и все упреки вернулись: не на того посмотрела, не туда села, не так выглядишь, почему юбка выше колена, почему облегающие джинсы, почему куртка до пояса, почему обещала позвонить через пять минут, а прошло уже семь. Я никому не рассказывала — это моя ошибка! Не знали ни родители, ни подружки. Может, мне было где-то стыдно — скажут, сама такого выбрала. И потом, я все время думала о ребенке — другого отца у Миши не будет.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Людмила говорит еще про один «звоночек» в поведении мужа, который в первые годы она проигнорировала. Для Витольда это был второй брак. С первой супругой он довольно скоро расстался.

— У него были проблемы в общении с ребенком от первого брака. Мне он говорил о бывшей жене, что она плохая мать. А я, к сожалению, просто поверила ему, не стала проверять. Знаю, что он долго судился, чтобы встречаться с сыном. Говорил мне даже, что планирует увезти его в ЕС. Но суд принял благоприятное для него решение, поэтому от своей затеи он отказался. Я не отреагировала на это должным образом.

Конфликты по поводу работы Людмилы, по ее словам, заходили все дальше. Никакие аргументы не могли убедить мужа, что в колледже она только преподает. Сам Витольд занимался тем, что перевозил товары через польскую границу.

— У меня был коллега, мужчина моего возраста. Нас на работе отправляют на профориентацию — приехать в школы, сагитировать детей поступать к нам. Мы едем на двух разных машинах. Нас отправляют на курсы повышения квалификации — мы сидим за разными партами, потому что я знаю: в любой момент может открыться дверь и муж будет смотреть, что происходит. С лета 2018 года я начала просить у него развод. Он то соглашался, просил дать только месяц, чтобы съехать на съемную квартиру. То говорил, что никуда он не уедет, чтобы я не радовалась.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Дошло до рукоприкладства. Первый раз — в сентябре 2018-го.

— Он очень любит себя, его нужно слушать, все его истории я знаю наизусть, но это неважно, каждый раз, когда он их рассказывает, нужно снова слушать и ему отвечать. Я вышла в комнату к ребенку, чтобы с ним поиграть. Когда он вошел, я сказала: «Оставь нас в покое». Завязался конфликт, он вытащил меня в другую комнату и ударил. Я сказала, чтобы он уходил. И он ушел, но вскоре вернулся. Стоял под иконкой на коленях, просил прощения. Был еще один инцидент. А на третий раз, в ноябре 2018-го, я уже попала больницу — он избил меня сначала в машине, потом в квартире. У меня было сотрясение мозга, ушибы и ссадины. Врач вызвал милицию. Я боялась, меня ужасно трясло. Сказала, что ничего не буду рассказывать, но сотрудник ответил, что они возьмут запись моего разговора из приемного покоя, поэтому я все рассказала, но тогда заявление на мужа писать отказалась. В итоге по факту избиения в машине ему дали административный штраф, а избиение в квартире — дело частного обвинения, то есть мне самой нужно идти в суд. Я не собиралась судиться, не хотела, чтобы у ребенка было такое клеймо, ему в будущем поступать, мало ли как это скажется. Но поскольку муж продолжил шантажировать и изводить, у меня не осталось выбора.

После того как Людмила обратилась с заявлением в суд, супругам было назначено несколько бесед.

— На одной из них узнала, что он нуждается в пересадке сердца. До этого ему дали вторую группу инвалидности. Узнав об этом, я стала просить, чтобы он не возил ребенка на машине, чтобы вызывал такси.

Людмила уверяет, что разрешала отцу встречаться с ребенком — были определенные дни, когда он забирал его пораньше из детского сада, когда забирал с ночевкой к себе. Супругов развели в апреле 2019 года, однако соглашение о воспитании ребенка Людмила и Витольд не заключали, решили, что устно обо всем договорятся.

«Когда со мной это случилось, я узнала, как много женщин терпят то же самое»

В конце октября 2019 года отец забрал Мишу из детского сада, и они исчезли. Людмила говорит, что пыталась через родственников бывшего мужа выяснить, где он, но безрезультатно. Два месяца она и неравнодушные люди из России и Беларуси пытались найти ребенка. В милиции было зарегистрировано заявление о розыске ребенка. Помогли соцсети. Людмила предположила, что бывший супруг увез ребенка в Россию, поскольку паспорта на сына у него не было, а в разговорах он упоминал, что хотел бы пожить на юге. Жители Анапы узнали по фото отца и сына, но сообщили маме не сразу — не были уверены. Когда удалось проверить информацию, на связь с Витольдом вышел еще один неравнодушный человек, его Людмила называет «переговорщиком».

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

— Он смог убедить Витю в том, что он делает хуже и себе, и ребенку. Он объяснил, что если ему известен его номер телефона, полиции ничего не стоит задержать его через пять минут. И после этого бывший муж позвонил мне, но это не был акт его доброй воли. Он сказал, что с ребенком все в порядке, что он уже и сам хотел бы вернуться в Беларусь, но боится за свою безопасность. Сказал, чтобы я поклялась здоровьем родителей, что отзову заявление против него. Я со всем соглашалась. Главное было — вернуть сына. Когда удалось выяснить, где в Анапе он находится, на него вышли сотрудники российской полиции. Он был задержан, а ребенка временно поместили в больницу для осмотра. Я была уже в пути, помогали мне неравнодушные люди, которые включились в решение моей беды, будто это и их беда тоже. Вы не представляете, сколько мне писали слов поддержки, предлагали переночевать, оплатить билеты. Незнакомые люди, в том числе и сотрудники российских и белорусских правоохранительных органов, помогли вернуть Мишу, и я им всем очень благодарна.

Людмила приехала в Анапу и встретила Мишу в медицинской палате.

— Я понимала, что нужно вести себя очень осторожно, чтобы не испугать Мишку, — говорит она. — Поэтому старалась держать себя в руках, все слезы уже были выплаканы, нужно было вернуть ребенка. Я очень спокойно говорила с ним, старалась отвлечь. Не было такого, как в фильмах, что он сразу же бросился мне на шею. Но через пару минут он меня обнял. Это очень счастливый момент! То, как был одет ребенок, как он выглядел, меня расстроило, он ведь все это время не ходил в детский сад, на развивающие занятия, но я старалась отгонять от себя эти мысли, мы все нагоним, говорила себе: «Я самый счастливый человек, потому что нашла своего ребенка». Очень хочу, чтобы мы забыли то, что случилось, будто бы сын просто съездил на отдых на море. Но понимаю, что все-таки нужно проработать этот момент. Первое время он говорил мне папа по привычке, но сейчас все вернулось.

— Мама! Мама! Мама! — зовет Миша Людмилу. — Давай посмотрим, какие интересные у меня игрушки есть.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

— Когда со мной это случилось, я узнала, как много женщин в нашей стране терпят то же самое. Люди рассказывали мне, что годами терпят унижения, избиения, а уйти некуда — живут в одной квартире, двое или трое детей, куда пойдешь? У меня хотя бы есть квартира, машина, работа, родители помогают, но даже я не сразу решилась бороться — очень большой страх за ребенка. Мне хотелось бы, чтобы в Беларуси что-то изменилось, чтобы мама или папа без согласия другого родителя не могли вот так просто, безнаказанно увезти ребенка. Мне говорили в милиции, что по уголовному закону это не похищение. Но что делать мне, когда я не знаю, что с моим ребенком? Когда отец, у которого вторая группа инвалидности, везет ребенка четыре дня на машине неизвестно куда?!

Если вы или ваши знакомые столкнулись с насилием, не терпите и не молчите. Позвоните на телефон экстренной помощи +375 29 610−83−55, вас в любое время выслушают, поддержат и помогут — юридическая, психологическая помощь, а также временное размещение в безопасном месте предоставляются бесплатно, анонимность гарантируется.

Несмотря на то, что Миша дома, Людмила говорит, что страх потерять ребенка все еще сильный. В ближайшее время женщина планирует обратиться к адвокату, чтобы узнать, как действовать, чтобы обезопасить себя и сына. Сообщалось, что Витольд Якимчик был задержан в России, но поскольку последние дни он звонит бывшей супруге, вероятнее всего, он уже находится на свободе.

После публикации материала стало известно, что полиция повторно задержала Витольда. Мужчина был объявлен Беларусью в розыск, в отношении него была заочно избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. На основании судебного решения Витольд Якимчик был задержан и помещен в изолятор временного содержания для последующей экстрадиции.

-10%
-30%
-20%
-15%
-20%
-30%
-30%
-10%
-30%
-20%
-10%
-10%