Во время интервью радиостанции «Эхо Москвы» главный редактор Алексей Венедиктов поинтересовался у Александра Лукашенко: пойдя на следующий президентский срок, будет ли он отменять смертную казнь или вводить мораторий.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

— Моратория не будет. Потому что не имею права, на референдуме приняли это решение. Поэтому только референдум может отменить. Не я ее вводил, она сохранена с тех пор. Но смертная казнь как предупреждение некоторым подонкам помогает держать стабильность и разобраться с этим бандитизмом, — заявил Лукашенко.

Он в очередной раз вспомнил, как ликвидировал преступность на трассе Москва — Брест. Тогда преступники останавливали дорогие автомобили и убивали их владельцев. По словам президента, в Беларуси «таких красивых Mercedes не было, одолжил у россиян, сажал туда спецназовцев и за месяц все решил».

Президент также привел в пример одно из уголовных дел настоящего времени.

— У нас на контроле президента есть общественно значимые дела. Вчера мне докладывал председатель Верховного суда о разбирательстве этих дел. Вот одно из них. Два подонка, иначе их не назовешь — уже и разбои были, и наказывали их — убили свою учительницу. За то, что она защитила двоих детишек их сестры. Сестра никакая, асоциальный элемент. А [учительница] защитила их и потребовала изъять из семьи. Они ее резали всю ночь. Они убивали ее всю ночь. Она умоляла, просила, и в конце концов они ее к утру добили. Каково? — задался вопросом Лукашенко.

При этом Лукашенко затруднился ответить на вопрос, является ли он сторонником смертной казни.

— Когда подписываешь смертный приговор, это катастрофа. Это страх, это жуткое переживание, ты же понимаешь: подпись поставишь — и человека убьют. Но когда мне приносят проект указа, я требую материалы уголовного дела и фотографии. И когда я вижу расчлененную чью-то дочь, изнасилованную, и в ванной куски — руки, ноги, голова отдельно от туловища, у меня другое мнение. И сегодня я на стороне тех родителей, у которых таким образом отняли дочь.

При этом он отметил, что если у суда есть хоть малейшая зацепка — «обвиняемые не признают свою вину и прочее», то в Беларуси есть такая мера наказания, как пожизненное заключение.

Напомним, убийство учительницы в Черикове произошло в апреле этого года. Двое братьев, 18 и 20 лет, нанесли 47-летней учительнице множественные ножевые раны, украли компьютер и подожгли дом, чтобы скрыть следы преступления.

Смертная казнь в Беларуси

Беларусь остается единственным в Европе и СНГ государством, где применяется смертная казнь. С 1990 года в Беларуси было расстреляно более 400 приговоренных к высшей мере наказания. За все это время был помилован лишь один человек.

В нынешнем году был расстрелян 44-летний Александр Жильников, а с ним, вероятно, и 24-летний Вячеслав Сухарко. Оба были осуждены за убийство трех человек, в том числе молодой пары в Минске. 17 декабря был приведен в исполнение смертный приговор в отношении Александра Осиповича, убившего двух девушек в Бобруйске.

С начала этого года в Беларуси вынесли еще два, помимо уже казненного Осиповича, смертных приговора. 48-летний Виктор Сергель 25 октября был приговорен к исключительной мере наказания за групповое убийство восьмимесячной девочки в Лунинце. Его подельницу, мать девочки, приговорили к 25 годам лишения свободы. Приговор не является окончательным и может быть обжалован в Верховном суде. 50-летний Виктор Павлов 30 июля был приговорен к смертной казни за убийство двух сестер 76 и 78 лет в деревне Присушино Витебской области. Позже Верховный суд рассмотрел апелляцию и оставил в силе смертный приговор убийце двух пенсионерок.

-20%
-20%
-30%
-20%
-15%
-30%
0068627