/ / / Фото: Мирон Климович, Сергей Комков /

В начале декабря президент Украины Владимир Зеленский сообщил о запуске госпрограммы по возвращению украинцев в страну (вот здесь у нас есть подробности первого этапа программы) и назвал ее «Возвращайся и оставайся». Тем, кто уехал из страны в поисках лучшей жизни, новый президент обещает помочь, например, дешевыми кредитами на открытие бизнеса. В основном, похоже, его предложение касается уехавших на заработки, но оно прозвучало — и мы захотели узнать, соберутся ли переселенцы, уехавшие в Беларусь от войны или тяжелой жизни, домой. По словам Александра Лукашенко, наша страна приняла 160 тысяч переселенцев из Украины. «Они приобрели здесь свою вторую родину», — уверен президент. А как думают они сами и планируют ли «возвращаться и оставаться»?

Фото: Сергей Комков, TUT.BY
Фото: Сергей Комков, TUT.BY

Семья Тереховых, Бобруйск. Переехали из Донецка в ноябре 2014 года

Супруги Антонина Асессорова и Андрей Терехов переехали из Донецка в Беларусь в ноябре 2014 года вместе с дочерью Анастасией и котом Кициком. С собой взяли все сбережения и по максимуму вещей.

— Основные обстрелы ведь начались в апреле-мае 2014 года. И мы ждали, что все закончится и можно будет жить дальше. Но боевые действия продолжались, надежды на то, что в ближайшее время наладится, уже не было. И мы решили уехать от войны, — объясняет Антонина.

Фото: Мирон Климович, TUT.BY

О Беларуси семья мало что знала. Разве что из школьных учебников по истории — о городах Минске и Бресте. Но переезд в нашу столицу или областные центры исключили сразу: прикинули, что не потянут аренду жилья. Потому искали город районный, но не малонаселенный.

— Бобруйск выбрали, можно сказать, по «Википедии». Посмотрели, что он довольно крупный, там много заводов. Правда, о том, что половина перечисленных заводов уже закрыто, в «Википедии» не сказано. А мы решили, что раз город промышленный, то и с трудоустройством проблем не будет. Плюс о Бобруйске мы знали из литературы — из книг Ильфа и Петрова.

Из Донецка семья уезжала порознь. Машину загрузили по максимуму, за руль сел глава семьи Андрей, дочь и кот — пассажиры. Антонина же поехала на поезде — чтобы в машину влезло как можно больше вещей.

Фото: Мирон Климович, TUT.BY

Вопрос взять с собой Кицика был принципиальным для семьи: он исключительно домашний кот, который не видел улицы. И оставить его в Донецке на произвол судьбы семья просто не смогла. Конечно, Кицику пришлось несладко около полутора суток в пути. Но этот стресс кот пережил.

В Бобруйске семья заселилась сначала в гостиницу, где прожила два дня. Кицик был с ними в огромной коробке. За это время нашли квартиру, в которой прожили полгода до того, как Антонине на работе дали общежитие.

В Донецке она работала главным врачом больницы. В Бобруйске такой вакансии не было, и ей предложили идти терапевтом в поликлинику. Специальность у Антонины как раз терапевтическая, поэтому она просто сдала экзамен, подтвердив свой диплом, и уже в январе вышла на новую работу — через два месяца после переезда.

Сначала Антонина работала терапевтом в поликлинике № 6, а сейчас тут же — врачом ультразвуковой диагностики.

— Цены в Беларуси нас сразу удивили: они были выше, чем в Украине, — объясняет врач.

Фото: Мирон Климович, TUT.BY

У главы семьи Андрея Терехова все было гораздо сложнее. Специальность у него очень специфическая — шахтерская, и в Бобруйске она не востребована. Но инженер, пусть и горный, мог бы устроиться на работу, если бы не статус семьи — иностранных граждан с регистрацией временного проживания. С такими документами его никто не хотел брать, вспоминает Антонина. При этом вариантов было достаточно много, от сферы строительства до промышленных предприятий.

— К тому же тогда вышел этот ваш «закон о тунеядстве», и на вакантные места предпочитали брать белорусов. Это понятно, но для нас было проблемой, — говорит женщина.

Устроился на работу Андрей через год: помогли знакомые. Он прошел обучение и стал оператором котельной на заводе растительных масел. И вот уже чуть больше года Андрей работает на этом же заводе мастером цеха.

— Он же у меня очень умный, ответственный, сообразительный. Его не могли не заметить, — с гордостью говорит супруга.

Дочери Анастасии было тяжеловато после переезда, вспоминает Антонина. Она пришла в 4-й класс, где дети знали друг друга с начала школьной жизни, ей было тяжело найти друзей. Сейчас у Анастасии все хорошо, она учится в 9-м классе гимназии. Причем поступать в нее решила сама. За полгода выучила белорусский язык, сдала экзамены — и прошла. Помогло то, что белорусский язык очень похож на украинский, и по мове у Анастасии отметки выше, чем по русскому языку.

В общежитии семья жила три года. А потом купила на накопленные деньги на окраине Бобруйска дом. Супруги провели газ, канализацию, водопровод, достроили сам дом и сделали пристройку. И в новое жилье переехали в апреле 2018 года, когда у них родился сын Андрей. В декрете Антонина, кстати, была недолго — 10 месяцев. Объясняет: просто нужно было кому-то работать, и она вышла на полставки.

Фото: Мирон Климович, TUT.BY

В Донецке остались многие родственники семьи, и разлуку с ними особенно остро переживает мама Антонины Валентина Юрьевна. Женщину с трудом уговорили переехать вместе с дочерью в Беларусь: в 70 лет жить одной в Донецке без помощи и поддержки дочери ей уже довольно тяжело.

Свой дом в Донецке семья одно время бесплатно сдавала нуждающимся — тем, кому негде жить. Но в итоге дом превратили в помойку, говорит Антонина, и семья решила больше никого туда не пускать: закрыла и уехала. Супруги собираются его продавать, но не сейчас, когда цены на жилье в Донецке очень низкие.

— Да, это значит, что мы в Беларуси остаемся и возвращаться не собираемся, — подтверждает Антонина Асессорова. — Хотя первые полтора года думали об этом. Точкой невозврата стала поездка в Донецк в 2016 году. Тогда мы поняли, что военные действия не прекращаются, ничего не изменилось. А жить все время в подвешенном состоянии нельзя, ведь годы идут, жизнь продолжается. Поэтому мы приняли решение остаться в Беларуси. И пусть в Украине и в Донецке все наладится, но мы не вернемся, потому что нужно двигаться вперед.

Фото: Мирон Климович, TUT.BY

О программе возвращения Зеленского Антонина знает.

— Мне кажется, она направлена на то, чтобы украинцы не ездили на заработки в другие страны, а работали и платили налоги в своей стране. А мы ведь уехали не за большим рублем. Мы уехали от войны.

Судя по планам семьи, они собираются получать белорусское гражданство, тема возвращения в Украину их уже не касается. Говорят, в Беларуси им очень комфортно. Во-первых, нравится то, что соблюдается закон: «Даже водители останавливаются перед зеброй. Во-вторых, Антонина отмечает доступность медицины и образования. А в-третьих — но это самое главное, — здесь люди, которые проявили участие к украинской семье с самого начала.

— Нам несли подушки, ложки, мебель — все старались как-то помочь. Это было так неожиданно, так приятно и трогательно. И это было и остается самым ценным — хорошие, добрые, порядочные люди.

Но если говорить о том, что должно произойти, чтобы другие семьи и граждане Украины вернулись на родину, у Антонины Асессоровой своя точка зрения:

— Во-первых, должны быть прекращены все военные действия. Во-вторых, приведены в соответствие с законом все конфликтные вопросы (имеется в виду принадлежность Крыма, Донецкой и Луганской областей. — TUT.BY). Причем неважно, в какую сторону — будет ли это состав Украины в прежнем виде или нет. Просто этот статус должен быть законным и признанным мировым сообществом, в том числе всеми странами-соседками. В Украине должны быть мир и легитимность, и тогда не понадобится никаких финансовых вложений в государственные программы, чтобы люди вернулись.

Семья Цыплаковых, Брест. Переехали из Новоазовска в 2014 году

Цыплаковы в Беларуси уже пять лет. Раньше жили в небольшом городке Новоазовске, который находится возле границы с Россией, в 120 километрах от Донецка (контролируется самопровозглашенной ДНР). На переезд решились после начала вооруженного конфликта на востоке Украины. Когда город подвергался обстрелам, Татьяна была на пятом месяце беременности — ждали третьего сына. В роддом Донецка ехать было опасно, поэтому роженицы уезжали в Россию. Цыплаковы выбрали Беларусь.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY
Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

— Наше решение не было спонтанным. Не то чтобы начали стрелять — и мы сорвались. Мы собирались. Я взяла с собой тарелки, кастрюли, понимала, что мы едем туда, где нас никто не ждет. Уезжать мы не хотели: только закончили ремонт, только сделали все в доме, думали, будем жить, — рассказывает Татьяна.

В Беларусь семья решила ехать по совету знакомых. У одних здесь живут родственники, другие когда-то служили… И те, и другие хвалили условия жизни и продукты.

— Мы еще с мужем шутили до переезда: «Давай съездим в Беларусь, хоть поедим сгущенки, колбасы». Теперь уже родственникам говорю: «Мама, сгущенки и колбасы я наелась!» — смеется Татьяна.

Фото из семейного архива
Татьяна. Фото из семейного архива

Семья уехала из Украины в августе 2014 года. Переезд дался сложно, признается Татьяна. У детей на глазах были слезы. Сначала Цыплаковы поехали через Одессу в Киев к родственникам. Те предлагали им остаться, но Татьяна с Виктором решили, что если не могут жить в родном городе, то уже будут жить в другой стране.

Добрались до Бреста к концу августа. На первых порах снимали квартиры на сутки.

— Помню, на парковке возле ЦУМа мы встретились с девушкой из агентства недвижимости, с которой общался муж. Когда она увидела, что я с животом и с двумя детьми, то сказала: «Вы ненормальные, как будете здесь устраиваться?» Я очень распереживалась.

Фото из семейного архива
Фото из семейного архива

Подходящую квартиру в городе семье найти было нелегко. Далеко не все хозяева соглашались заключать договор и регистрировать жильцов-иностранцев в отделе по гражданству и миграции. После долгих скитаний и переездов семья осела в просторной квартире в юго-западном микрорайоне города.

— 1 сентября Витя уехал, а я осталась одна с детьми. В городе никого не знаю, город не знаю. Да, у меня есть машина, средства к существованию, но я не понимаю в принципе, что мне дальше делать в этой стране. Даже ездить на машине первое время боялась. Мы приехали из маленького городка. У нас даже светофоров нет, а здесь я пока доеду до какого-то места, то вся взмокну от ужаса уже. В город выезжала маленькими шажками: один маршрут выучила — взялась за другой. Мы в поликлинику даже не ездили на машине: я боялась. Машина стояла, а мы ехали на общественном транспорте, — объясняет Татьяна.

Третьего сына Татьяна благополучно родила в брестском роддоме, а спустя три года на свет появилась и долгожданная девочка. Назвали Вероникой.

— Я от брестского роддома была в приятном удивлении. У нас [в Украине] перед отъездом в роддом у тебя есть огромный список из того, что нужно купить и что нужно кому дать, чтобы нормально положили и внимание уделяли. Даже чтобы анализ крови сдать, то и шприц купи, и вату купи, и спирт купи. Здесь я пришла без ничего, с одним направлением, — до сих пор удивляется Татьяна.

Сейчас Веронике год и два месяца, Артем уже ходит в детский сад, Максим с этого года пошел в новую школу, которую открыли в сентябре через дорогу от дома. Старший сын поступил в колледж бизнеса и права.

За пять лет Цыплаковы успели пустить в Бресте корни. Как переселенцы из Украины, они получили статус «дополнительной защиты», который, в частности, предоставляет бесплатное медобслуживание для детей.

Глава семейства Виктор все еще живет на две страны. На родине у него своя фирма, которую он не готов оставить.

— Он не планировал бросать работу. У него свой бизнес, который он начинал с нуля и добрался наверх с самого низа. Это его карьера, его детище. Я его понимаю. Здесь ему работу найти сложно, — объяснила Татьяна.

Фото из семейного архива
Семья Цыплаковых. Фото из семейного архива

В Брест Виктор старается приезжать как можно чаще. С семьей он проводит около двух недель, а потом опять уезжает:

— Он и здесь дистанционно работает. Все время на телефоне, с документами. Весь в работе. Он без нее не может, и там без него не могут.

Виктор во время своих приездов рассказывает, что в их Новоазовске сейчас все спокойно. Однако Татьяна знает, что муж просто старается оградить ее от переживаний. Родственники и друзья, которые остались на Донбассе, говорят, что обстановка все еще неспокойная.

О программе Зеленского «Возвращайся и оставайся» Татьяна слышала. Однако пока семья не решила, готова ли вернуться на родину:

— Мы уже тут устроились. Школа рядом, садик рядом. Все идет своим чередом. Все хорошо. Уезжать отсюда? А куда? Опять в другую страну? И все начинать сначала? Честно, не знаю. Ничего же не изменилось в наших краях. Может, где-то там в Киеве что-то поменялось. А у нас на Донбассе все как было, так и есть, — ответила Татьяна.

Семья Костенко-Страховых, Житковичский район. Переехали из Харькова в 2014 году

Пять лет назад семья Костенко-Страховых приехала в деревню Гребень Житковичского района Гомельской области из украинского Харькова. Ехали, говорят, на время — переждать, пока поутихнет война. Но теперь у Ларисы и Сергея уже трое детей: четырехлетняя Даша, двухлетний Денис и трехмесячная Арина, — и никуда возвращаться они уже не собираются. Для всех малышей этот дом в полесской глуши — самая настоящая родина: здесь они родились, и другого дома они не знают.

Фото: Сергей Комков, TUT.BY

Летом 2014 года Лариса и Сергей планировали пожениться, сыграть красивую свадьбу. Но обстановка в стране накалялась с каждым днем, жениха в любой момент могли призвать в украинскую армию: всеобщая мобилизация.

— Все это геройство — это только красивые слова. Никто на самом деле не хочет воевать. У подруги только ребенок родился, а мужа в гробу с войны привезли, парни соседские вернулись калеками — и теперь они никому не нужны, кроме своих родителей, — рассказывает истории из жизни Лариса. —  Ради чего все это было? Ради чьих-то глупых амбиций?

Молодые люди решили уезжать: быстро расписались, распродали небольшое хозяйство и отправились в Беларусь — туда позвали родственники Сергея.

Фото: Сергей Комков, TUT.BY

Медовый месяц молодожены проводили уже под крики соседского петуха в белорусской деревне Гребень. Здесь приезжим дали временное жилье, Сергей устроился в местное хозяйство водителем, а Лариса — дояркой.

— Я деревенская, поэтому спокойно к такой работе отнеслась, а вот мужу было вначале непривычно, — улыбается, глядя на супруга, Лариса.

Фото: Сергей Комков, TUT.BY

Вскоре молодые купили дом — маленький, но свой. В рассрочку. Но не успели рассчитаться, как жилище сгорело: топили печь, искра попала под крышу.

— На дворе был февраль, мы с маленькой Дашей на руках, Лариса беременна Денисом… Спасибо родным и соседям, что не бросили в беде, — говорит Сергей.

Фото: Сергей Комков, TUT.BY

Для Костенко-Страховых наступили непростые времена: жили на одну зарплату и детские, при этом нужно было искать жилье. Взяли небольшой кредит — и снова купили домик.

— Мы работы никакой никогда не боялись. Пособия нам помогли, конечно, но здорово, что в Беларуси нам решили дать не рыбу, а удочку — чтобы мы рыбу ловили сами.

Это Сергей о программе помощи от Красного Креста для развития мини-бизнеса на селе «Микроэкономические инициативы для украинских переселенцев». Согласно условиям программы, семьи, предоставившие актуальную бизнес-инициативу, могли получить грант на реализацию проекта в размере 800 евро.

Фото: Сергей Комков, TUT.BY

— Мы решили, что займемся сельским хозяйством, заведем корову — но оказалось, что 800 евро хватит на целых две коровы!

Так у Ларисы и Сергея появились сначала Зорька и Белка. А через два года уже за собственные деньги они купили еще трех буренок. Теперь украинцы — почти фермеры: сдают молоко, делают творог, сыр и даже домашнюю сгущенку. Работать приходится много, но супруги говорят, что такой жизненный ритм им нравится.

Фото: Сергей Комков, TUT.BY

Про обещания Зеленского Костенко-Страховы пока не слыхали — говорят, в последние дни барахлит интернет. Включаем им ролик на смартфоне, украинцы делают тише звук в телевизоре — и с интересом слушают своего президента.

Фото: Сергей Комков, TUT.BY

— Нет. Никуда мы не поедем, — после небольшой паузы отрезает Лариса. — Это всего лишь обещания, не более. Зеленский мне, конечно, очень симпатичен, он старается, и программа эта хорошая. Но она не будет работать из-за коррупции в стране. В итоге в обещаниях одно, а на деле будет другое, мы там жили — знаем. И Зеленский пока с этим ничего не сможет сделать.

С супругой солидарен и Сергей:

— Нас спрашивают, не тоскуем ли по родине. Тоскуем, но родина — это там, где хорошо. Нам и нашим детям хорошо здесь.

В планах семьи — получить белорусское гражданство. Уже бы, говорят, и получили, но у Ларисы просрочен паспорт. Чтобы его обновить, надо специально ехать в Украину — а там за неделю не управишься. Придется подождать, пока немного подрастет Арина.

Фото: Сергей Комков, TUT.BY

Использование материала в полном объеме разрешено только медиаресурсам, заключившим с TUT.BY партнерское соглашение. За информацией обращайтесь на nn@tutby.com

-20%
-10%
-39%
-21%
-20%
-21%
-50%
0069984