/ /

Летом промышленные альпинисты в костюмах супергероев мыли окна в детских больницах. Сегодня они оделись как Деды Морозы и принесли подарки пациентам РНПЦ детской хирургии. TUT.BY узнал, кто эти люди и посмотрел, как организуются чудеса.

Как стать супергероем

РНПЦ детской хирургии — здание на проспекте Независимости, 64. В понедельник, 23 декабря, на его крыше альпинисты с самого утра готовили снаряжение и натягивали веревки.

— Туман как в Лондоне, — смеялись парни, надевая шубы Дедов Морозов и прикрепляя бороды.

В полдень они стали спускаться к окнам РНПЦ на разных этажах.

Эта вылазка — праздничная, предновогодняя, летом альпинисты уже не раз мыли окна в костюмах супергероев.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Альпинисты в костюмах Дедов Морозов спускались с восьмого этажа РНПЦ детской хирургии. С учетом еще одного уровня, технического, это примерно девять этажей
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
В акции, помимо Дедов Морозов, участвовало и несколько Снегурочек

Константин Король в промышленном альпинизме работает 12 лет, причем в этом году он еще и супергерой для больных малышей.

— Вообще супергерои — это небольшой плагиат: такое делают наши коллеги в Австралии, Америке, России. Мне периодически попадались их отчеты в ленте в соцсетях — о том, что люди моют окна в больницах в костюмах супергероев. В какой-то момент я стал жалеть, что в Беларуси такого нет. Ну кто, если не мы? — рассказывает Константин и извиняется за пафосные слова.

Коллеги из чата промышленных альпинистов идею поддержали, все завертелось. Постепенно собралась целая команда предпринимателей — высотников, которые параллельно с заказами стали делать добро.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Промышленный альпинист Константин Король

— Это же не сложно — работая, надеть костюм, если кому-то от этого станет радостно, — улыбается Константин.

Наряды сначала супергероев, а потом Дедов Морозов предоставила компания «Джокерс» — она занимается организацией праздников.

— Первая наша акция прошла на ура. Мы тогда мыли окна на здании детской онкологии в Боровлянах. Сколько нас было? Две черепашки-ниндзя, Бэтмен, Пипец, Тор, Капитан Америка и Человек-паук, — Константин перечисляет героев всемирно известных комиксов.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Вторая вылазка была уже на стенах РНПЦ детской хирургии.

— Тогда я уже был в костюме Чубакки, — смеется Константин. — Возникли сложности: этот персонаж лохматый, а «волосы» имеют свойство наматываться на страховочные устройства. Пришлось повозиться.

В костюмах Дедов Морозов по веревкам передвигаться проще: цепляется только борода.

На этот раз у альпинистов выходной, окна они не моют — они спускаются в помещения больницы с подарками.

— Сначала думали, что просто сами сбросимся с коллегами, чтобы не с пустыми руками к детям идти. А потом на призыв откликнулась компания «Мотехсавтозапчасти» — и подарки нашлись! Возможно, в этом году еще куда-нибудь полезем, — рассказывает Константин.

Медики — и в РНПЦ, и в онкоцентре в Боровлянах — на идеи альпинистов отзываются охотно.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Каждому врачу и ребенку — по Деду Морозу

Один из напарников Константина по супергеройству — Дмитрий Конюшевский. Он в высотной профессии около семи лет. Рассказывает, как дети реагируют на появление сказочных персонажей за окном.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Дмитрий Конюшевский

— Бывает, в восторге прилипают к окнам. Можем даже немного пообщаться с ними: пятерню дать через окно или постучать тихонько по стеклу, — говорит альпинист в костюме Деда Мороза. — А некоторые — удивляются, смотрят огромными глазами и пытаются спрятаться. Потом, когда ты уже заходишь в отделение, эти же ребята бегут к тебе, хотят сфотографироваться. Такие простые вещи для детей очень значимы, для них это магия. А вся цепочка такая: где начинается магия — появляется вера в себя, где появляется вера в себя — начинаются позитивные изменения, людям проще выздоравливать.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Дмитрий Конюшевский по образованию психолог. Он объясняет, что альпинисты в смешных костюмах впечатляют не только детей, но и персонал больниц.

— Я знаком с психологией медучреждений. Для работников наше появление в окнах — тоже возможность отдохнуть, разрядиться.

Константин поддерживает:

— Недавно была похожая акция — мы вчетвером в костюмах Дедов Морозов спустились в больницу. Потом прошли через все пять отделений, и такое ощущение осталось… Вот ты смотришь на детей, которые болеют, и понимаешь, что многие твои проблемы ничего не значат. Не отдал деньги заказчик, бензин плохого качества — все это мелкие неудобства, а вот там, в палатах, — настоящие проблемы, вот им нужно сражаться. Мне после предыдущей акции понадобилось несколько дней, чтобы в форму прийти. Не представляю, какие стальные нервы у врачей, которые долгие годы ходят в больницы на работу.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Романтика и контролируемый риск

А как живут сами промышленные альпинисты? Работа у них, признаются, тоже бывает непростой. Помимо умения обращаться с веревками и борьбы со страхом высоты, это большая физическая нагрузка. На весу приходится не только мыть окна, но и выполнять операции потяжелей.

При этом парни несколько раз уточняют, что их работа — контролируемый риск.

— Принципиально выбираю лучшие веревки, лучшее снаряжение, хотя так делают не все альпинисты, — объясняет Константин. — Но всегда остается то, что зависит уже не от тебя: ветер или непредсказуемое поведение других людей.

— Случалось работать на старых зданиях, — приводит пример Дмитрий. — И там ты вроде бы и правильно закрепился, сделал все как положено, а уверенности нет. Вот такие риски в нашей профессии мы должны минимизировать.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Экстремальные развлечения вроде прыжков с веревками собеседникам не близки.

— Роупджампинг я называю нецелевым использованием веревок, — смеется Константин. — Я ж не знаю, что за снаряжение у организаторов, как они его обслуживают. А на работе я сам завязался и понимаю, что все хорошо.

Здания, по которым приходится взбираться во время благотворительных акций, альпинисты не могут назвать сложными. Хотя в целом такие в Минске есть.

— Например, Банк развития — здание с «кристаллом» на проспекте Машерова. Там есть отрицательные углы. Я там пять лет уже работаю, так что все стало привычным, но поначалу были очень необычные ощущения, — говорит Дмитрий.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Напоследок спрашиваем у Дедов Морозов и супергероев, как у них хватает сил годами оставаться в профессии, где, по мнению обывателей, — сплошной экстрим.

— У меня формула такая: потому что знаю, умею, люблю, — говорит Константин. — А в первые годы еще и романтика была. Представьте: клининг фасада, солнце садится, а ты присаживаешься на карниз на 22-м этаже. Люди смотрят из окон офиса, а ты из термоса попиваешь чаек. Такие приятные мелочи.

А мне эта работа помогает чувствовать себя свободным. В том числе в организации собственного графика — мы же работаем на себя. Бывает, так налазишься, устанешь, видеть это уже все не можешь, а проходит неделя — и снова хочется на высоту, — говорит Дмитрий.

-30%
-30%
-5%
-25%
-40%
-30%
-15%
-15%
-20%
0071674